Опыт и мнения

Доступная аналогия. Почему люди со всего мира путают войну в Украине с сериалом

11 апреля 2022, 10:00
7 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
Добавить в закладки

Любую статью можно сохранить в закладки на сайте, чтобы прочесть ее позже.

dmitriy-koshelnik
Дмитрий Кошельник Придумываю темы, редактирую тексты, пишу о компаниях и предпринимателях, придираюсь к фактам.
Чому іноземці сприймають війну в Україні як серіал чи фільм жахів і що нам із цим робити
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточиться на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.
Режим чтения

Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточиться на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

24 февраля россия начала полномасштабное вторжение в нашу страну. Украинцам вполне понятно, что происходит, кто враг и за что сражаемся. С иностранцами сложнее — они не знают нашей истории и не понимают всех предпосылок. Для многих из них война в Украине похожа на очередной остросюжетный сериал типа «Игры престолов». В своей колонке шеф-редактор Vector Дмитрий Кошельник размышляет, почему так произошло и что можно сделать.

В поисках спойлеров к войне

В апреле 2012 года каждый понедельник начинался с того, что я заходил в фанатские паблики «Игры престолов». Там ловил спойлеры из новой серии и обсуждал возможные дальнейшие сюжетные ходы.

Анализируя сейчас, почему мне понравился этот сериал, могу ответить — он предлагал довольно реалистичный мир и продуманных неоднозначных персонажей. А еще вокруг него возникло большое комьюнити, с которым интересно было спорить, пытаться провести параллели между событиями сериала и определенным историческим событием или объяснить определенное политическое явление.

10 лет спустя пользователи так же каждое утро проверяют новости, а затем выстраивают теории, спорят и выискивают «пасхалки». Только теперь о реальном мире за тысячи километров — о войне в Украине.

В этом нет ничего необычного. Часть соцсетей и задумывалась как платформа для дискуссий. Но есть нюанс — значительное количество пользователей не понимает контекст всего происходящего в Украине. А что они знают? Например, факты из биографии владимира путина и Владимира Зеленского, пропагандистские материалы о второй армии мира и «многолетнюю общую историю» украинцев и россиян.

Этого недостаточно, чтобы сформировать взвешенную позицию по поводу войны в Украине. Зато на базе разрозненных фактов просто собрать свою версию действительности. Так что в попытках понять происходящее люди опираются на какие-то аналогии подобных ситуаций. К примеру, в фильмах, сериалах, книгах и играх. Как вариант, сравнивая фосфорные бомбы с взрывом «дикого огня» в «Игре престолов».

В результате подобного упрощения вся война против Украины может сжаться до нескольких ключевых действующих лиц и якобы являющихся статистов, но никому не интересных. Очень удобно сравнить битву за Минас-Тирит с обороной Киева. Однако вряд ли во время просмотра «Властелина колец» кто-нибудь задумался, что произошло с жителями города, когда туда ворвались орки.

Поздравляю, мы в сериале

На самом деле есть несколько причин, почему война в Украине для части людей со всего мира превратилась из трагедии в очередной сериал. Историк Юваль Ной Харрари в книге «21 история для 21 века» объясняет, что люди добились такого успеха в построении цивилизации, потому что лучше других животных умеют сотрудничать. Эта способность основывается на нашей вере в выдумки.

Поэтому для человечества очень важны писатели и драматурги, которые выстраивают линию поведения и ожиданий относительно определенных событий. К примеру, наше понимание современного успешного капитализма формируется голливудскими фильмами и поп-культурой. Они помогают человеку поверить, что он будет чувствовать себя лучше с гигантским поместьем и яхтой.

Или когда мы смотрим «Матрицу», то вырабатываем специфическое представление о возможном далеком будущем — начинаем остерегаться искусственного интеллекта, роботов и метавселенной. Фильмы-катастрофы о падении метеорита заставляют со страхом поглядывать в небо.

А военные драмы и псевдоисторические фильмы создают представление о том, как выглядят подобные события. Например, о героизме солдат в Нормандии в «Спасти рядового Райана» или мятеж офицеров против Гитлера в «Операции “Валькирия”». То же самое с сериалами и картинами с серой моралью типа «Игры престолов», где ни одну из сторон нельзя назвать абсолютным добром или злом.

Конечно, нельзя во всем винить фильмы и сериалы, но такой контент подпитывает позицию «не все так однозначно».

Так у людей появляются довольно специфические взгляды на политику, войны, развитие общества, будущее и т.д. Дальше в игру вступают соцсети, где легко найти единомышленников и соперников. Люди обсуждают любимые сериалы, фильмы или книги, спорят о героях. Такая же схема действует и с началом настоящей войны.

Эти люди не живут в прифронтовых городах, не прячутся от воздушных угроз и не переживают за близких и родных. Зато оперируют той же привычной реальностью — знакомятся с контентом, выбирают стороны, ищут привычные развлекательные аналогии и спорят.

Усугубляют ситуацию современные технологии, позволяющие глубже погрузиться в происходящее на экране. К примеру, зрители неоднократно видели в фильмах мегаполисы в огне, страшные катастрофы и жестокость. Поэтому иностранцам кадры с войны в Украине могут напоминать свежий голливудский контент.

Плюс активно действует пророссийская пропаганда, обвиняющая Украину в фейках и обстреле собственных граждан. Первая реакция человека на трагический опыт, жизненные изменения или горе — отрицание. Иностранцу легче верить пропаганде о фейках и считать видео срежиссированным контентом, чем признать захватническую войну в Европе и убийство гражданского населения.

Что с этим делать

Из этой ситуации нет выхода, и непонятно, нужен ли он. Фактически мы можем действовать так:

  • Смириться с «сериальным» восприятием войны. Это не значит, что нужно воспринимать как должное. Только учесть, что такой феномен есть, и начать с ним работать. Недовольство тем, что кто-то не понимает трагедии украинского народа, никак нам не поможет. Зато мы можем транслировать все происходящее в удобном и понятном для аудитории формате. Например, как в ролике о том, как выглядела бы бомбардировка Парижа. Рассказывать истории пострадавших, украинских военных и волонтеров, чтобы показать — эта война настоящая, и в ней нет второстепенных героев.
  • Бороться с фейками и преувеличениями. Это касается не только российской пропаганды, но и желания некоторых украинцев добавить ужасающие детали определенным ситуациям. Последнее, опять же, делает войну гипертрофированной и сериальной. Реальность уже достаточно ужасна, поэтому лучше доносить ее без прикрас. Кроме того, каждое преувеличение употребляет в свою пользу российская пропаганда.
  • Не попадать в ловушку самим. Украинцам не следует проводить параллели между сериалами и реальностью. К примеру, не ждать «бога из машины». Под этим термином понимают драматургический приём, когда героев спасают посторонние могущественные силы или обстоятельства. Его любят использовать в голливудских фильмах. К сожалению, этому клише склонны и украинцы. Мы ждем, что нам кто-то неожиданно поможет — НАТО, США, революция в России и т.д. На самом деле «неожиданное, чудесное спасение» маловероятно. Лучше верить в ВСУ и помогать им.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...