Профиль Сергея и Анны Вовк

Профиль Сергея и Анны Вовк

  • Основатели Kyiv Academy of Media Arts вместе с Павлом Вржещом, рекрутингового агентства «Руки» и промо-группы V Events
  • Совладельцы Kafe Selekta
  • Украинская power-couple, счастливые родители девочки по имени Украина

О КАМА

Сергей: У меня папа предприниматель, я с детства наблюдал как он ведет дела. Он «предприниматель» в прямом смысле этого слова. Первое его дело — прокат фильмов на видике в «Доме пионеров». Люди собирались и платили по рублю. Потом у него был магазин, ресторан, он занимался оптом и дистрибуцией пива. Глядя на него, я всегда хотел что-то свое, как я теперь понимаю.

Анна: У нас не было конкретного решения основать КАМА. Сережа говорил о своей мечте, а я ответила: «Давай сделаем, в этом нет ничего сложного». Тогда в наших мечтах и разговорах решение было куда менее масштабным, чем оно по факту стало.

Сергей: Мы просто взяли и сделали. Я читал разные книги о бизнесе и стартапах, в основе каждой из них был совет: «Бери и делай». Так все и сработало — просто берешь и делаешь.

Отец дал деньги (стартовый капитал, — ред.) под слово Ани. В меня он не верил, а в нее поверил. А сложного, да не было ничего сложного. Мы работали без остановки.

Анна: Были какие-то стрессы. Первая стройка была сложной. Но когда делаешь вторую, третью, четвертую — все дается гораздо проще. Сложно бывает только когда делаешь что-то впервые.

Сергей: И потому что украинские строители — пидарасы.

Анна: В первое время у нас не было команды — на нее не было денег. Из $45 000-50 000 стартового капитала в $20 000 нам обошлись стулья. Месяцев 8-9 я еще работала на основной работе (маркетологом в Sanoma Media Group, — ред.). Как заканчивала, сразу приходила вечером в КАМА.

На работе было сложно делать вид , что ничего не происходит, когда ты ежедневно уходишь минут за 20 до того, как заканчивается рабочий день. Особенно учитывая, что раньше ты уходил часа через 3 после его окончания. Вечером были занятия, а ночью мы занимались операционной деятельностью. Потом три часа сна и снова работа. Это было сложно физически.

Сергей: Тогда у КАМА еще не было репутации, поддержки и веры в нас. Мы организовывали занятия с недели на неделю. А еще сложно было каждый раз расставлять стулья. Физически. Их же 100 штук было. Слава Балбек нам сделал классную фотосессию по итогу работы — и хотелось всегда показывать ту картинку, которая была у него. Он дал нам визуализацию, в какой цветовой гамме должны стоять стулья. Кажется, будто это было не 5 лет назад, а 30.

Фото: Алексей Гоц

О других проектах

Анна: Есть сама КАМА. В ней мы сейчас разрабатываем двухлетние программы для школьников. Это будет двухлетнее стационарное обучение, вместо ВУЗа — альтернатива. У этого проекта пока нет названия, но он занимает большую часть времени. Есть рекрутинговое агентство «Руки». Есть Kafe Selekta.

Cергей: И V Events — промо-группа. Мы все еще делаем концерты не только в Selekta. Но после того, как я полгода активно занимался Kafe Selekta, понял, что больше всего удовольствия приносит КАМА. Особенно после выпускного студентов — когда ты понимаешь, что ты для людей делаешь. Это заряжает, как торпеда.

«Руки»

Анна: К нам очень часто обращаются с просьбами: «помогите, посоветуйте, ищем, нужен». Это занимает очень много времени. У нас 3000 выпускников, и ты не можешь посоветовать кого угодно. Для этого нужно провести большую работу, на которую у команды КАМА просто нет времени. Поэтому появилось отдельное агентство, которое занимается рекрутингом — «Руки». Оно работает с марта этого года. Достаточно эффективно, хотя все оказалось не так просто, как казалось.

Сергей: Пришлось и в этом разобраться.

Анна: Мы решили, что не хотим рекрутеров, у которых большой опыт работы в креативной индустрии, потому что наш личный опыт с ними был отрицательным. Сейчас продолжаем формировать команду, и к весне планируем усилить работу агентства.

Kafe Selekta

Cергей: Мы год были там постояльцами, подружились с Димой, владельцем кафе, провели несколько вечеринок, нам нравилось это место.

Анна: Дальше все случилось органично. Кому-то из нас пришла идея попробовать сменить формат и сделать с местом что-то новое, что-то более похожее на нас самих. Мы ведь с Сережей давно мечтали о своем заведении.

Сергей: Да, до КАМА мы думали о баре. Это две сильные мечты были. И тут случился довольно легкий вход, когда все построено и уже работает. А про ребрендинг и все остальное — мы же сами рекламщики и знаем, как это работает. С помощью нашей айдентики (ее разработал бывший сотрудник Banda Антон Иванов) мы хотели сказать, что у нас есть опыт и мы умеем хулиганить.

Так и возникла идея того, что Selekta — это не что-то правильное, Selekta — это gangsta.

О конкуренции и критике

Анна: Мы с Сережей — не самые любимые персонажи публики. Есть люди, которым лично мы не очень нравимся, но даже это не мешает им приходить и читать лекции студентам, потому что Аня и Сережа — не равно КАМА. Куда важнее вклад других людей, особенно, кураторов.

Анна: Нам нравятся проекты, которые существуют долго. Наверное, если проект не закрылся за несколько лет, то там не может быть все плохо.

Сергей: Мы не можем судить о других проектах, потому что ничего о них не знаем. Единственное, что я слышал от студентов, которые до нас учились где-то еще — что это два разных мира. Есть некоторые лекторы, которые читают в разных местах. Вроде, они тоже говорят, что мы — лучшие. Надеюсь, так и есть.

Анна: Когда про другие проекты нам рассказывают какие-то неприятные истории, мы не спешим делать выводы и говорить «видите, как плохо там и как хорошо тут». Недовольные есть всегда и везде. Я называю это «статистикой». На 3000 выпускников есть 50 человек, которым все вообще не понравилось. Но таких людей 50, остальных 2950. Им не подошел формат, атмосфера, не вписались в коллектив, переоценили собственные возможности, а может даже и недооценили их. Так бывает, это нормально. Поэтому когда слышишь плохой фидбек о другом проекте, можешь предположить, что мнение это очень субъективно.

Об отношениях

Анна: Мы не обманываем друг друга.

Сергей: Первые три года мы кайфовали от того, какие мы молодцы, как со всем справляемся вместе. Но с появлением большего количества проектов стали возникать конфликты.

Анна: Думаю, что нам стало сложно, когда родилась наша малышка. До этого не было проблемой тусить по ночам, мало спать и много работать. Для нас, например, стандартной историей был поход в кино на сеанс в час ночи. С ребенком же все становится по-другому. Появляется человек, который сам о себе еще позаботиться не может, с ним нужно поиграть, его нужно покормить, искупать, уложить спать.

В какой-то момент наши с Сережей графики разошлись: когда он просыпался, я уже была в офисе, а когда он приходил домой, то нужно было срочно ложиться спать, чтобы хоть 4-5 часов поспать. В итоге времени на нас двоих было всего часа полтора в день, которые ты не понимаешь, как лучше провести — то ли неотложные вопросы по работе решить, то ли просто полежать, обнявшись.

Сергей: Я, наверное, все-таки жалею, что мы работаем вместе. У нас была стадия, когда все было очень хорошо и легко. Теперь понятно, что так может быть не всегда. Мы не разводимся и не делим бизнес, но мы честно друг другу признаемся, что все не так гладко, и сейчас нам действительно нужно найти какую-то свою формулу, чтобы все работало.

Анна: Есть несколько жизней, которые ты хочешь прожить. Одна — где вы вдвоем-втроем-впятером приезжаете в дом к бабушке и дедушке. Там камин, собаки, вы бегаете по двору и веселитесь, обливая друг друга водой из шланга для полива цветов. Но на это нужно время! И часто, даже когда у людей появляется дом, собаки и пятеро детей, у них не хватает времени, что побыть в том моменте, о котором они мечтали. Вот у нас сейчас примерно так — много всего сделали, а времени наслаждаться этим нет.

Об Украине

Анна: Когда началась война и условия для развития бизнеса стали неблагоприятными, мы наоборот почувствовали свою принадлежность к своей стране, любовь к ней. Это же как семья — ты не можешь уходить от того, кто тебя любит и кого любишь ты, когда у него все плохо. Ты не можешь так поступать, если ты хороший человек.

Сергей: Мы же даже ребенка назвали в честь страны. Ее полное имя — Вовк Украина Сергеевна.

Сергей: В последний раз, когда мы ездили в Нью-Йорк, оба подумали, что КАМА могла бы существовать и там. Мы бы справились с этим даже в таком большом и страшном городе. Но пока комфортно тут, в Украине, городе Киеве.

Анна: Место, в котором ты живешь и работаешь — это твой личный выбор. Место, где ты родился, не определяет твою судьбу. Тот, кто хочет заниматься электронной музыкой — едет в Берлин. Те, кому интересен дизайн — учатся в Штатах, Британии или едут в Японию. Амбициозные режиссеры мечтают о Голливуде. Мне кажется, что еще лет 10 — и мы будем говорить про себя «я землянин», а не «я украинец».

Сергей: Можно резюмировать, что место жизни — это не навсегда. Дело не в том, что ты ветреный и меняешь позицию. Наоборот, ты можешь быть уверенным в чем-то и ком-то, а дальше ты волен двигаться куда хочешь.

О выгорании

Сергей: У вас будет breaking news в интервью. Раньше у нас двоих выгорания не случалось, потому что мы делали перерывы — короткие поездки на 2-3 дня на какие-то концерты или на месяц уезжали на Бали. Это помогало.

С появлением дочери и тем, что КАМА исполнилось 5 лет, накопилась некая усталость. Мы поговорили с Аней и она меня отпустила в творческий отпуск, я взял на полгода саббатикал (длительный отпуск с гарантированным сохранением места за сотрудником, — ред.). Я узнал эту историю от Стефана Загмайстера, который к нам приезжал. Для чего это делается? Чтобы ты вернулся с новыми силами и идеями для проекта. КАМА нужен новый сильный виток и мы это понимаем.

О музыке и книгах

Анна: Я не скрываю, что не читаю книги.

Сергей: Когда она берет в руки книгу, где-то из океана выбрасывается дельфинчик.

Анна: Этой шутке уже шесть лет. Я очень мало читаю. Иногда доходят руки до каких-то бестселлеров, которые все сильно советуют, но на 40-й странице мне становится неинтересно. А музыка мне нравится очень разная. Есть музыка для машины, музыка для дома. Для офиса у меня музыки не бывает, потому что я не могу ее слушать как фон. Настолько люблю музыку, что должна либо петь, либо танцевать.

Сергей: А я работаю под музыку все время. Эффективно! Каждый день слушаю много разной и новой, и на некоторых вечеринках сам ставлю музыку. Но диджеем себя не называю. До встречи с Аней я много читал по работе, потом перестал, потому что когда у тебя есть какой-то внутренний дзен, тебе не нужна еще подпитка. Сейчас я начал снова много читать, но это все о музыке.

Анна: Наверное, когда я вот так вот вслух говорю, что не читаю, это звучит как «я дурак».

Сергей: Нет. Это звучит как фраза моего папы. Он всегда говорил: «Зачем ты читаешь чужие мысли? У тебя что, нет своих?».

О счастье

Сергей: Мы делаем то, что любим. У нас есть ребенок. У нас есть много разнообразных проектов, хобби и увлечений. Я счастлив с тех пор, как встретил Аню.

Анна: А я сейчас поняла, что я достаточно амбициозный человек, потому что меня счастливой делают успехи — свершившиеся и законченные дела.

Сергей: Делайте выноску: «Жена амбициознее мужа!».

Анна: Но есть второе очень простое счастье — когда в воскресенье вы идете втроем по улице за руку со своим ребенком. И это два разных счастья. В первом ты доволен собой, а второе греет душу.

Сергей: Ты должна была сказать, что счастлива, потому что есть я у тебя (Смеются.).

Поделиться