Как они работают

Лимбо. Как Vertigo работает во время войны

28 апреля 2022, 18:00
8 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
Добавить в закладки

Любую статью можно сохранить в закладки на сайте, чтобы прочесть ее позже.

Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточиться на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.
Режим чтения

Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточиться на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

У рубрики мирного времени «Как они работают» появилась печальная приставка — «во время войны». Теперь компании рассказывают нам об организации работы в новой реальности, выплате зарплат и плане действий. Их работа сейчас — важный фронт — экономический. Верим, что обмен опытом поможет принимать более качественные решения, а хроника событий запомнит важный период в истории украинского бизнеса.

Vertigo — креативное агентство, разрабатывавшее айдентику для фестиваля электронной музыки Brave!Factory 2021, делало антикризисные коммуникации для «Планеты кино» во время карантина и открыло первый в мире интернет-магазин попкорна.

Был ли план на случай полномасштабной войны?

Информационный фон накануне был очень отрицательным, но, честно скажу, я был величайшим скептиком полномасштабного вторжения. Полагал, что эскалация может произойти только на востоке страны.

Мы обсуждали, что что-то может произойти, но какого-либо конкретного плана, например, по релокейту сотрудников, у нас не было. Эпидемия ковида нас научила, что в кризисные моменты долгосрочное планирование не работает, нужно планировать здесь и сейчас. Мы договорились со всеми сотрудниками, что мы будем исходить из ситуации, которая будет. Единственное, что мы сделали, — приготовили определенную сумму денег, которые были в быстром доступе.

Чтобы вы поняли, насколько мы не верили, что война начнется: на 24 февраля мы запланировали агентский корпоратив. Вся команда из 20 человек должна была ехать в Буковель на 4 дня кататься на лыжах. Поезд отправлялся 24 февраля в 19:30 из Киева.

Как встретили войну?

Встретили мы ее в Киеве с рюкзаками, упакованными в Буковель, и тревожными чемоданами, которые мы попросили всех собрать накануне. В первую очередь решали вопросы эвакуации сотрудников и финансов, потому что понимали, что банковская система может не выдержать. Кто имел возможность, тот уезжал, кто не имел — группировались у кого-то дома.

Где сейчас сосредоточена команда?

Централизованного релокейта мы не делали, так что работаем удаленно из тех мест, где находимся. Сейчас 25 сотрудников рассредоточены по Украине и за рубежом: восемь девушек уехали за границу, часть переехала на запад страны, часть оставалась в Киеве и была там в течение всего времени. Некоторые члены команды воспользовались билетами на поезд, которым мы должны были ехать на корпоратив, и доехали до Ивано-Франковска.

Аня Николайчук, аккаунт-менеджер

Как поддерживали команду финансово?

Выплата зарплаты за февраль была нашей целью номер один, и мы ее выполнили в первые 24 часа после начала вторжения.

Дальше все проекты в агентстве встали на паузу, а вместе с ними и наш доход. Понимаем, что сейчас не стоит вопрос прибыльности, нужно помочь людям в этой ситуации. Мы решили, что попытаемся выплатить всем по 10 000 грн вне зависимости от того, кто где находится и насколько вовлечен. Но, честно скажу, что до сих пор этого не сделали полностью, потому что оплаты от клиентов еще не поступили.

Как перестроили работу компании?

Первые две-три недели мы все работали на волонтерских началах в рядах информационного фронта. Мы объединились с несколькими медиаагентствами, чтобы делать информационные кампании на Европу, россию и беларусь. В итоге мы собрали более 9 млн просмотров, но все остановилось через две недели, когда перекрыли все каналы коммуникации на россию. Мы поняли, что это уже не очень релевантно, и потому сейчас:

  1. Частично помогаем на волонтерских началах. Мы сотрудничаем с одним фондом, и если приходят задания, то их выполняем в поддержку ВСУ и ТрО. Я, например, подписал контракт с ТрО, и у меня есть прямые обязательства перед ними.
  2. Другой фокус это те проекты, которые нас спасали в карантин: SMM, контентная и аудиовизуальная история, графический дизайн, моушн-графика, 3D.
Head of Art Макс Балашов с дочерью

Наши бизнес-модель и продукт не изменились. Мы не можем говорить сейчас о доходности, потому что сейчас в каком-то подвешенном состоянии — в лимбо. Одна часть команды пытается переформатировать бизнес и получить заказы из других источников и других территорий. Другая команда в стенд-бай режиме, но мы стараемся поддерживать всех.

Были ли изменения в функциях членов команд?

Когда шли активные боевые действия, люди были в разных местах: кто в бомбоубежищах, кто ехал далеко через границы и обустраивался. Поэтому работать в обычном режиме было невозможно.

Алина Ковальская, дизайнер

Прежде всего нужно было решить некоторые операционные задачи: перевод презентации и сайта на английский, редизайны, поиск тендерных проектов. Мы с партнерами формировали пул заданий на неделю и предлагали команде в чате выбрать кто с чем может помочь.

Впоследствии мы переориентировались на работу малыми группами, собираемыми аккаунт-директором и менеджером. В них мы распределяем задачи между людьми, которые находятся в безопасности и в удовлетворительном психологическом состоянии, поэтому могут что-то делать. Далее аккаунт-директор вместе с небольшой группой напрямую общается с клиентом.

Как поддерживаете эмоциональное состояние и настроение в команде?

Сложный вопрос, потому что все мы пережили одинаковые волны изменений настроения: от абсолютной веры в победу до какого-то совершенно депрессивного состояния. Один из совладельцев, Кирилл Тишкевич, взял на себя основную функцию поддержки. Мы это делаем еженедельными дайджестами, в которых пишем, что сделали и у нас есть планы.

Мы постоянно общаемся, потому что договорились, что будем держаться вместе, насколько это будет возможно. Есть понимание, что мы все-таки одна команда, мы не сложили руки и двигаемся в одном направлении. Конечно, мы, как совладельцы, общаемся с отдельными людьми в личных сообщениях, чтобы поддержать их.

Как война повлияла на количество клиентов и финансовые показатели?

Весь креативный бизнес просто остановился на 99% за день. У большинства наших клиентов произошло то же самое, и все они воспользовались условием в договоре о форс-мажоре, которое позволяет отсрочить оплаты и заморозить проект. К сожалению, агентство за два места войны получило 5% денег, которые мы обычно получали за месяц. Поэтому финансовые показатели ужасающие.

Марк Кушнеренко, арт-директор

От нас никто не ушел, и мы не расторгаем контракты с клиентами, потому что у нас есть обязательства по незавершенным проектам, а у них по оплате. Но на самом деле все в стенд-бай-режиме, кроме нескольких клиентов. Мы договорились с ними, что они будут платить за нашу работу, чтобы мы смогли поддерживать команду. В их числе «Планета кино» и oll.tv. Первая возобновила работу, но это два-три кинотеатра в нескольких местах, без релизов, с заниженной ценой билета, из которого 30% отдают ВСУ. Все остальные оплаты и проекты просто заморожены.

Что вы планируете делать, если война затянется?

Мы, как и большинство агентств, пытаемся найти бизнес за рубежом, но мне кажется, что для креативной экономики это нелегко, потому что есть локальный культурный код и языковой барьер. Мы пробуем разные инструменты — от прямых контактов за рубежом и работы с иностранными тендерными площадками до попыток найти клиентов на Upwork и Linkedin. Некоторые инструменты мы уже отвергли, потому что попытки не сработали. В некоторые из них мы еще верим и стараемся их испытать.

Несколько сценариев наших действий:

Сценарий 1: Война будет идти дольше. Мы будем сокращаться еще дальше.

Сценарий 2: Мы не сможем переформатироваться и не найти клиентов. Тогда мы замораживаем или закрываем бизнес. Мне не хочется рассматривать такой вариант, но мы реалисты и смотрим на это трезво. Однако мы делаем всей командой все возможное, чтобы этого не произошло.

Я верю в то, что после окончания войны будет восстановление, о котором все говорят. Возможно, секторы экономики перераспределятся, и заказы будут идти больше из государственного сектора, чем из частного. Но я верю, что этот момент должен наступить, и тогда креативному бизнесу тоже станет легче.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Опыт и мнения
Инвестиции военного времени: что есть, в кого вкладывать и что дальше. Виталий Лаптенок, Flyer One Ventures
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
06 мая 2022, 10:00 15 мин чтения
БИЗНЕС
Что означает «быть в ресурсе» для рекрутера? Как тренировать коммуникативную гибкость и заботиться о себе в условиях войны
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
01 мая 2022, 18:00 7 мин чтения
КРЕАТИВ Український фриланс під час війни. Як працюють дизайнери, райтери та фотографи
Украинский фриланс во время войны. Как работают дизайнеры, райтеры и фотографы
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
27 апреля 2022, 17:00 15 мин чтения
Опыт и мнения
Как объединить волонтерство, фонд и фултайм в IT. История Senior QA и основателя БФ «Софт Скілл» Андрея Кондратьева
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
23 апреля 2022, 10:00 9 мин чтения
Загрузка...