Сохраненные закладки

Просмотреть добавленные закладки можно здесь.

Истории

«А чё тут делать-то?» Как я променял душные корпоративы на работу копирайтером в рекламном агентстве

02 марта 2021, 08:00
9 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
Добавить в закладки

Любую статью можно сохранить в закладки на сайте, чтобы прочесть ее позже.

«А чё тут делать-то?» Как я променял душные корпоративы на работу копирайтером в рекламном агентстве
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточится на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.
Режим чтения

Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточится на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

Покидать уютную зону комфорта, менять город, профессию или жизнь в целом всегда страшно и рискованно — вдруг не получится? Дима Горбенко организовывал ивенты и зарабатывал до $2000 в месяц. А потом его утомили одинаковые корпоративы в стиле супергероев или 90-х. Ему хотелось постоянно креативить, а не жить в «дне сурка». Поэтому он решил попробовать свои силы в рекламной индустрии.

Рассказываем, как в свои 25 Дима уже поработал кальянщиком, выгорел в ивент-агентстве, почти попал в Banda и успешно работает копирайтером в агентстве I am IDEA.

Сначала были кальяны

После школы я поступил на исторический факультет, потому что это было интересно. Даже решил, что закончу магистратуру, хотя учителем истории я себя точно не видел. Семья к выбору специальности отнеслась спокойно. Меня не коснулась история, когда родители отправляют учиться на юриста или экономиста, потому что это реальная профессия.

Я сам из Горловки. Когда началась война, мой университет переехал в Винницу, и я за ним. Но после четвертого курса в 2016 году я понял, что в Виннице делать нечего, и переехал в Киев. Мне повезло, что мои родители тоже переехали в столицу и арендовали квартиру.

Некоторое время я жил с ними, но нужно было зарабатывать. На тусовках в универе именно я отвечал за кальян, так что попробовал заработать на этом.

Полтора месяца я проработал кальянщиком и понял, что дальше не хочу. Мне это быстро надоело. Моя университетская подруга тоже приехала в Киев, устроилась в ивент-агентство и позвала меня «делать мероприятия».

Она сказала, что им нужен сценарист, и я загорелся. Думал, что писать сценарии — это вау-круто, но на деле оказалось немного не так.

Поначалу мне все нравилось, ведь это были не кальяны. Ивент-агентство, в котором я проработал два с половиной года, специализировалось на организации корпоративов для бизнесов.

Работа в агентстве давала мне ощущение солидности. Но фактически ивент-менеджер занимался всем: заполнял бриф тендера на проведение корпоратива, делал расчеты, общался с подрядчиками и клиентами, придумывал идеи, привозил и даже иногда разгружал декорации.

Больше всего я любил креативную часть: придумать новую и необычную идею для корпоратива. Но со временем я понял, что заказчики хотят одно и тоже: Новый год в стиле рок или 90-х.

Все повторялось, и клиенты говорили: «У нас простые люди. Мы хотим погулять, выпить. Не надо нам всяких наворотов».

Единственное, за что я любил ивенты, угасло, ведь запроса на креатив не было.

Энтузиазм закончился — надо уходить

На втором году работы в компании я понял, что не вырос и не стал делать что-то новое. Я точно так же считал сметы и носил коробки.

Мы с начальством обсуждали возможность сделать из меня моноотдел, который бы отвечал только за креативные концепции. Но в ивент-сфере ты получаешь зарплату за всю подготовку к мероприятию, поэтому снять с меня другие обязанности было нереально.

Дима Горбенко креативное мышление

Все же компания пошла мне навстречу и отправила учиться в Bazilik. Это был четырехмесячный интенсив о креативном мышлении с Сергеем Малыком, креативным директором Angry Agency. Все четыре месяца я сидел с открытым ртом и молился на сферу, в которой нужны такие навыки.

На курсе я узнал фундаментальные вещи: как работает агентство, кто такой арт-директор, копирайтер, дизайнер, креативный директор. В идеях для ивентов меня чаще всего просили сбавить градус креатива, а в Bazilik мы наоборот делали их смелыми и безбашенными.

В ивент-сфере ненормированный и напряженный график. Я мог не спать по две ночи и часто работал в выходные. Когда друзья спрашивали меня о выгорании, я говорил, что это приколы для модных людей. Нужно взять себя в руки и работать. Но позже я ощутил это на себе.

Изначально я планировал уходить спокойно: предупредил начальство, что я ищу другую работу и процесс перехода займет два месяца. Но в какой-то момент после очередного корпоратива в стиле супергероев я настолько выгорел, что не вышел на работу. Я написал коллегам: «Уже всё. Я не могу. Извините, что так резко, но… Я вас предупреждал». Это был февраль 2019 года.

Начальство к увольнению отнеслось с пониманием, все-таки я предупредил их заранее. Дальше я начал искать новую работу, потому что больше всего боялся стать заложником ухода в никуда.

Мне повезло, что я уволился в феврале, потому что в ивентах самый жирный месяц — декабрь. Я получил зарплату, на которую можно жить несколько месяцев. Но неизвестность всё равно не дает тебе успокоиться. Это как в меме, где человек сидит на диване и говорит: «Всё окей», а сзади стоит монстр: «Какое окей? Тебе нужно платить за аренду и за коммуналку».

Мама, я хочу в рекламу

Еще на курсе креативного мышления в Bazilik я понял, что реклама — это как раз то, чего мне хотелось всё это время. Но я не знал о подводных камнях сферы.

Я подавался на вакансии креативного копирайтера. Другие профессии не рассматривал, потому что после ивент-агентства не хотел быть ни аккаунтом, ни продюсером. С момента увольнения до выхода на новую работу прошло чуть больше двух недель.

Первое резюме отправил в Banda — мне кажется, это хороший тон для любого креативщика податься туда. Портфолио у меня не было, я просто собрал туда идеи своих любимых ивентов и домашние работы с курса Bazilik. Я не пытался понравиться — такая у меня была политика поиска работы.

Дима Горбенко на работу в Banda

Из Banda мне ответили и дали тестовое. Я обрадовался, выполнил задание и уже строил удобный маршрут с Борщаговки на Воздвиженку, но ответа не получил. Окей, Google, какие еще агентства существуют? Я буду отправлять резюме везде.

Через Facebook вышел на I am IDEA. Еще в 2018 году на ивент-форуме я познакомился с Игорем Финашкиным (основатель и креативный директор агентства, — прим. ред.), но не знал, чем они занимаются. В группе «Работа для креативщиков» они искали арт-директора, а чуть раньше — и копирайтера.

Я сразу отправил им портфолио, куда вставил тестовое для Banda. Записал сопроводительное ASMR-аудио и добавил инструкцию, что за чем смотреть. Им всё понравилось: мне дали тестовое, а после него позвали на собеседование. На личной встрече было ощущение, что я зубами выгрызал эту работу.

Зима, февраль. Я приехал, а они мне написали: «Сорри, у нас была встреча, мы не успеваем». Целый час я ходил по улице под офисом. За это время я рассмотрел всё вокруг, потом это сыграло мне на руку.

На собеседовании у меня спросили, что для меня креативность. Я выставляю свою ногу в Air Force и говорю: «Вот это креатив! Вот вы знали, что нос сделан из носа самолета, на котором летает президент, и поэтому они называются Air Force 1?».

Я выскакиваю у них в кабинете на балкон и говорю: «То здание отблескивает, будто на нем заблюрили пикселями непристойные места». Я рассказал им обо всем, что заметил, пока ждал. Ребятам это понравилось, и на следующий день меня позвали в команду.

Что делать на новом рабочем месте?

Первую неделю я сидел в офисе и писал девушке: «Тут, по-моему, вообще ничего не делается, люди не работают». В 19:00 все уходят домой, в ивентах это не было нормой.

Мне повезло, что в 2019 году I am IDEA было молодым агентством, а не акулой рекламы, которое за много лет на рынке выиграло все награды. Оно не делало наверняка, а пробовало — мы налаживали коммуникацию, искали формат, строили процессы.

Мой любимый кейс — осенняя региональная кампания для Uklon. Мы показали людей, которые скачивают приложение, используют все промокоды и удаляют его. «Хочешь скачать, проехать три поездки и удалить? Да и удаляй, пожалуйста», — буквально за пару дней мы придумали эту честную кампанию.

Я уже два года работаю в рекламе и чувствую, что нашел дело на всю жизнь. Когда меня спрашивают, как мне реклама, я отвечаю, что тут можно поприкалываться за деньги клиента.

Мой первый масштабный кейс — Comfy Голос Діти. Мы придумали распевку для участников от Comfy, чтобы помочь им разогреться перед выступлением.

Потом было каваоке для Окко про людей, которые не стесняются петь, даже если не умеют. Я озвучил один из роликов для радио. Есть у меня и красивый киношный кейс для фестиваля «Молодость».

С финансовой точки зрения переход в рекламу в первое время был невыгодным. Зарплата стала меньше, но она была регулярная и стабильная. Тогда как в ивентах я не понимал, что получу: то ли минимальную ставку, то ли процент от мероприятий. Спустя два года годовой доход от работы в рекламе стал больше, чем в ивентах.

Дима Горбенко копирайтер IAMIDEA

Я всё еще живу на съемной квартире, но дороже и лучше. У меня появился котенок Контик, которому я ни в чем не отказываю. И я уже иду к приобретению собственного жилья.

Друзья и родные обрадовались моему переходу, потому что работа стала спокойнее. Я не пропадаю на выходные, почти всегда ночую дома. А еще я набрал немного веса, который потерял из-за стрессовой работы с ивентами.

Всем, кто хочет уйти, но боится

Когда менял сферу, у меня был страх, что я ничего не умею и не знаю, что не приживусь. Я думаю, это чувствуют все, кто хочет сменить работу. Не волнуйтесь, через полгода будете в новой сфере как рыба в воде.

Спустя два года работы я — один из сотрудников-старожилов, с расширением агентства начинаю курировать работу креативного отдела. Впереди много конкурсов и тендеров, которые нужно выиграть. Ну и «плох тот креативщик, который не мечтает стать КД» (креативным директором, — прим. ред).

Если это ваше — пробуйте! Но не оттягивайте. Через год будете профи и подумаете: «А почему я не мог этого сделать раньше?».

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Истории Придать объем. Как устроены голограммы и почему они станут популярными

Придать объем. Как устроены голограммы и почему они станут популярными

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
01 марта 2021, 08:00 4 мин чтения
БИЗНЕС «Сотрудники — собственники, а клиент — король». Владислав Чечеткин про честность и разницу между «продать» и «впарить»

«Сотрудники — собственники, а клиент — король». Владислав Чечеткин про честность и разницу между «продать» и «впарить»

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
20 февраля 2021, 12:00 6 мин чтения
БИЗНЕС «Зачем работать на кого-то, если можно взять инвестиции на бизнес?». Василий Гроголь про новую роскошь и украинский креативный класс
05 февраля 2021, 09:20 6 мин чтения
Истории От 12 млн пользователей до суда с Amazon. История соцсети Parler, которую заблокировали после штурма Капитолия

От 12 млн пользователей до суда с Amazon. История соцсети Parler, которую заблокировали после штурма Капитолия

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
22 января 2021, 10:00 19 мин чтения
БИЗНЕС

Менять мир или тушить пожары? Топы Uklon, Intellias и FlashBeats о том, как управлять компанией

22 октября 2021, 10:00
11 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
Аня
Анна Соха Создаю спецпроекты с брендами и компаниями. Редактирую коммерческие материалы
Топи Uklon, Intellias та FlashBeats про те, як керувати компанією
Партнерский материал Партнерский материал Материал на правах рекламы
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточится на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

C-level позиция — это не только карьерное признание и огромная ответственность. Это еще и десятки совещаний, звонков и коллег, которые вырывают вопросами с рабочего фокуса. Как тут еще и о глобальном развитии думать?

Vector вместе с Smart Solutions поговорил с тремя топ-менеджерами и узнал, важнее стратегические задачи за операционные, нужно ли отвечать сразу на каждое сообщение и страшно ли отдавать кому-то свою задачу.

Сергей Смусь: «Чтобы не получать лишние задачи и факапы, нужны сильные руководители отделов»

В моей зоне ответственности — пять отделов:

У каждого из них есть руководитель, поэтому я не управляю всеми отделами. Но обязательно посещаю общие встречи отделов, а также провожу one-to-one с руководителями. Еще участвую в разработке стратегий каждого из отделов.

Мои главные задачи как операционного директора

  1. Реализовать стратегию компании;
  2. Наладить правильные и прозрачные процессы во всех отделах;
  3. Обеспечить их бесперебойную работу.

Процессы динамические и должны развиваться. Поэтому мы их автоматизируем, чтобы направлять человеческий ресурс на более важные дела. Например, на одного и того же драйвера Драйвер Водитель третий раз приходит отзыв о грязном салоне. Чтобы освободить ресурс менеджера, у драйвера просто будет закрываться доступ к программе и будет высвечиваться сообщение.

Также я занимаюсь и более творческими задачами. Например, недавно мы улучшали качество нашего бизнес-класса. Вместе с коллегами я перезагружал это направление. Это мотивирует, поскольку от одной рутины становится скучно.


Smart Solutions также согласны, что топ-менеджмент должен заниматься творческими делами, а не рутиной. И поэтому забирают на себя оформление и сопровождение ФЛП, рекрутинг, закупки и обслуживание техники и ПО, а также клининг.


Вот что меня сосредоточивает на стратегических целях

  1. OKR

Два года назад наш CEO Дмитрий Дубровский внедрил методологию OKR OKR Objectives and Key Results, система постановки целей для управления проектами . Раз в квартал все топ-команда озвучивает OKR, которые каждый сам себе выбрал. А в конце квартала обсуждаем, что получилось, а что нет.

Методология концентрирует на амбициозных задачах. OKR — это всегда вне ежедневных обязанностей. Здесь есть ответственность, и все вместе быстрее развивает компанию.

  1. Сильные руководители направлений

Чем сильнее люди на руководящих позициях, тем проще работать и коммуницировать. Я получаю гораздо меньше «залетных» задач и факапов благодаря профессиональным руководителям отделов. Они умнее и сильнее меня в своих направлениях, делятся опытом и знаниями. И вся компания от этого выиграет. Если бы не крутая команда и профессиональные руководители, я бы не доходил до OKR вообще.

Сергей Смусь с командой
Сергей Смусь с командой

Как действовать, когда вас вырывают из рабочего потока

Ситуация: я занимаюсь творческой работой, например, делаю презентацию. И тут какой-то пользователь пишет мне в Facebook с жалобой на водителя. Конечно, это отвлекает и сбивает с толку.

В таком случае я просматриваю оповещения и, если вижу, что можно ответить позже, так и делаю. Я считаю, что абсолютно нормально отвечать в течение дня, а не сразу.

В критических ситуациях я откладываю все и отвечаю человеку. Иногда обидно, когда определенная мысль исчезла из-за такой ситуации. Но я отношусь к этому философски.

Роман Киригетов: «Это такая стартап-романтика — все горит, и вы в огне»

Важно понимать, что я СЕО стартапа. Моя деятельность сильно отличается от СЕО корпорации. В стартапе СЕО — соучредитель проекта, который запускается.

Роман Киригетов Kabanchik, Flashbeats

Роль СЕО отличается в зависимости от стадии стартапа. На стадии запуска Kabanchik.ua мы с партнером Александром Юрьевым справились вдвоем. В это время вы становитесь человеком-оркестром и человеком-осьминогом. Делаете все — разработка, инвестиции, валидация, сбор обратной связи, маркетинг.

Насколько нормальный такой темп работы

На раннем этапе даже желательно, чтобы СЕО мог выполнять несколько ролей. В стартапе важно время, и быстрая работа заряженного CEO сокращает путь к развитию. Когда запускали Kabanchik и FlashBeats FlashBeats Стартап, который начинался с идеи создания перформансов с помощью фонариков на смартфонах на концертах и спортивных событиях. Сейчас технология приложения анализирует фрагменты песни, выделяет в ней ритм и создает под каждую песню свето-сценарий. Используется для создания атмосферы на домашних вечеринках. , мы с партнером имели по 4–5 ролей. И здесь нет другого выхода — это стартап, надо все успевать.

Но есть и положительный момент. Высокая вовлеченность позволяет почувствовать бизнес. Затем, нанимая людей на узкие роли, CEO будет лучше понимать специфику задач. Обратная связь также должна быть зоной ответственности CEO первые 2–3 года, это позволяет не потерять ценную информацию для улучшения продукта.

А в течение роста проекта основатели отдают эти роли и берут более специализированных людей. Но и здесь есть особенность — первое время стоит брать в команду универсалов. Если это маркетолог, то такой, что и тексты для сайта напишет, и таргетированную рекламу в Facebook запустит.

Как в таком темпе находить время на стратегические цели

Мозг, загруженный операционкой, вообще не способен творчески мыслить. Мне помогают следующие приемы:

  1. Обдумываю стратегические планы во время пробежки или в тренажерке, или управляя машиной. В такие моменты возникают неожиданные идеи.
  2. Каждый понедельник утром мы с партнером бежим вместе 10–15 км в лесу. В это время проговариваем планы и стратегию FlashBeats без гаджетов и внешних помех.

Как устроена работа в стартапе сейчас

FlashBeat работает уже два года, имеет более 1 млн пользователей и приносит прибыль. Главными рынками являются США, Бразилия, Австралия, Великобритания, Китай. Но в команде до сих пор два человека — я и Саша. Мы не берем людей в штат, потому что нет постоянной загрузки. Кроме этого, отсутствие штата дает нам плюсы в расходах и возможность реинвестирования.

Но сотрудничаем с фрилансерами — дизайнерами, Android-разработчиками и контент-менеджерами. Без делегирования невозможно масштабирование проекта. Мы это понимаем и отдаем часть работы.

Как действовать, если постоянно кто-то / что-то отвлекает

Две минуты моего времени, короткий совет поможет решить вопрос и идти дальше. Не вижу ничего плохого, это такая стартап-романтика — все горит, и вы в огне.

Роман Киригетов

Если у меня есть какая-то творческая работа, то просто выключаю мессенджеры и слушаю современную классику в наушниках.

Роман Павлюк: Aviate, Navigate, Communicate

Бизнес приходит к Intellias со своей проблемой, а мы ее решаем. Моя роль — обеспечить процессы в компании, чтобы мы предоставили это решение от начала до конца.

Роман Павлюк Intellias

Я начинал карьеру в 2003 году как разработчик, обучаясь в университете. Прежде чем прийти к должности вице-президента, я перепробовал немало направлений и технологий IT, среди которых и проектный, продуктовый и консалтинговый менеджмент. Такой бэкграунд помогает завоевывать авторитет в команде и быть полезным для клиентов.

Я руковожу командой консультантов. Они разбираются в технологиях и бизнесе даже лучше, чем «классические» архитекторы. Мы работаем в проактивном режиме — видим потенциальные зоны роста и разрабатываем решения.

Как балансировать между операционными и стратегическими задачами

Мои операционные задачи — это коммуникация, ежедневная поддержка коллег в их задачах и менеджмент. В моей команде шесть человек, кроме этого, я держу связь с лидерами подразделений, помогаю в принятии решений.

Стратегические задачи — участие в совете директоров компании, где я разрабатываю две стратегические трансформационные программы. Эти программы являются частью амбициозной цели увеличить бизнес в три раза до конца 2023 года.

Как я балансирую между стратегическими и операционными задачами:

  1. Приоритизирую. Иногда операционку надо отпустить. Я учу своих подчиненных взвешивать, где есть больший вред. Я не пойду искать пропавшие со счетов $500, если в приоритете разработка программы глобального присутствия компании в регионах. Стратегическая программа важнее, и ее отсутствие принесет большие убытки, чем проваленные операционные задачи.
  2. Налаживаю процессы. Если ко мне придут с вопросом, почему кому-то не подняли зарплату, я не буду решать этот конкретный случай. Я должен сделать так, чтобы с такими вопросами ко мне не приходили, а решали самостоятельно. В этом году мы делали реорганизацию в компании и будем делать ее минимум раз в год, чтобы постоянно корректировать процессы.
  1. Развиваю «скилл Юлия Цезаря». Об этом мало говорят, но все делают. Во время совещания я делаю презентацию или готовлюсь к следующей встрече. При этом все равно принимаю активное участие в самом совещании. Это экстремальный навык, который появляется после десятка лет опыта. Сложно и слушать, и заниматься своим делом, но без этого трудно все успевать.
  1. Делегирую. Люди, которым я делегирую, могут ошибаться, но это риск, который я сознательно принимаю. Я не ограничиваю уровень задач и принятие решений для команды. Все, что я могу сделать, — это разработать практики, чтобы мои коллеги могли быстро восстановиться после неудачных решений.

В моей команде есть senior операционный менеджер. Она закрывает большинство задач, на которые у меня не хватает времени. Поэтому я могу спокойно поехать за границу на несколько недель, чтобы поработать с клиентами. И знать, что команда точно справится.


Владельцы и топменеджеры часто забывают о своей важной миссии — менять мир. Они погружаются в операционку и решают неприсущие их роли задачи.

Рутинные процессы можно делегировать не только внутри команды, но и надежным провайдерам. Smart Solutions запускает цели R&D-отделы под ключ от поиска офиса и сотрудников к организации вознаграждений для ФЛП и обеспечения техникой.


Я большой фанат авиации и даже сам налетал более 1 млн км. В авиации есть принцип Aviate-Navigate-Communicate. Это принцип приоритета — сначала стабильно удержать самолет, потом понять, куда мы летим, а потом поддерживать коммуникацию с диспетчером и пассажирами. И пока один аспект не закрыт, к другому не переходим.

Я руководствуюсь этим принципом в работе. Если я на чем-то сосредоточен, то не отвлекаюсь на менее приоритетные задачи, иногда даже на коммуникацию. Со стороны это может выглядеть несколько неэтично, но важно донести эту позицию команде. Если есть что-то действительно срочное, мне звонят, или напоминают в мессенджерах. В таком случае, я конечно, переключаю свое внимание, поскольку задача становится высокоприоритетной.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

БИЗНЕС

5 принципов, которые помогают руководить большой международной командой — колонка CEO Everad

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
30 июля 2021, 18:03 8 мин чтения
БИЗНЕС Без менеджеров, CEO и совета директоров. Как работают самоуправляемые команды

Без менеджеров, CEO и совета директоров. Как работают самоуправляемые команды

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
28 июля 2021, 08:30 14 мин чтения
БИЗНЕС

Как оцифровать свой бизнес с помощью Notion и его нового API — инструкция

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
18 мая 2021, 14:00 8 мин чтения
БИЗНЕС «Кризис — это тренажерный зал». Максим Бахматов о кризисах в бизнесе, ошибках собственников и их решении

«Кризис — это тренажерный зал». Максим Бахматов о кризисах в бизнесе, ошибках собственников и их решениях

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
11 мая 2021, 08:30 6 мин чтения
Истории

Знакомьтесь, это Илья и Рома. Они ушли из Banda и создали креативное агентство Taktika

18 октября 2021, 11:30
9 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
daria-chernina
Дарья Чернина Открываю у предпринимателей сверхспособности, показываю потустороннюю силу компаний.
Роман Гурбанов и Илья Почкун ушли из Banda и открывают Taktika
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточится на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

Арт-директору Илье Почкуну и копирайтеру Роману Гурбанову не было и 18 лет, когда они начали реализовываться в креативной индустрии. Сегодня их знают благодаря победе в международном конкурсе для креативщиков Young Glory. В последние годы ребята работали над проектами в Banda.

Среди компаний, с которыми они сотрудничали, — «ПриватБанк», Favbet, UNIT.City, Jooble. Узнав о создании Taktika, мы встретились с креативным дуэтом и выяснили, чем будет заниматься агентство и почему Роман и Илья ушли из Banda.

Теперь Taktika — креативные партнеры Vector. Ждите крутых коллабораций очень скоро.

Действующие лица

Илья Почкун

Специализация: арт-директор.

Родился в: роддоме №7 в г. Киев.

Работал в: Banda, Fedoriv, Saatchi&Saatchi, крутил фалафели на Ulichnaya Eda.

Главные проекты: снял за год 42 ролика для «ПриватБанка», пошил коллекцию курток из базарных клетчатых сумок и представил ее в Saatchi Gallery в Лондоне.

Награды: чемпион Young Glory 2020, пятый кю по айкидо (детский разряд).

Роман Гурбанов

Специализация: копирайтер. 

Родился в: г. Луганск в полдесятого утра. 

Работал в: Banda, Leo Burnett, бюро переводов инструкций к пылесосам и соковыжималкам.

Главные проекты: Бренд Украины Ukraine Now, коммуникационный перезапуск «ПриватБанка».

Награды: чемпион Young Glory 2020, Epica Gold x2 2019, Epica Bronze 2018, диплом победителя луганской областной олимпиады по истории.

Знакомство после неудачи

Илья Почкун: Это случилось еще до того, как Рома работал в Banda, а я — в Fedoriv. Мы участвовали в конкурсе от известного бренда в разных командах. По итогу наши команды вышли в шорт-лист. Тогда я впервые увидел Рому. Он показался мне чересчур креативным человеком, и я возненавидел его за это (смеется). Да и выглядел он как типичный европейский креативщик. Оказалось, что моя сотрудница жила с ним в одном общежитии, едва ли не в соседней комнате. Я сильно просил ее сломать ему ноги, чтобы он не выиграл в этом конкурсе! (смеется).

Роман Гурбанов: В итоге наши команды шли вплотную до финала, где мы оба проиграли. Уже после конкурса сидели, пили пиво и думали: не так уж плохи мы были (смеется). После этого, уже как креативный дуэт, мы отправились на конкурс Young Lions. У меня неплохо получалось работать в этой индустрии, да и про Илью я постоянно слышал. Тогда я и решил: почему бы нам не объединиться и не надрать всем задницы?

Потом случилась Banda

Илья Почкун: Рома работал в Banda с 2017-го. Он постоянно зазывал меня к себе. Вскоре мы стали работать вместе и доработались до Senior Art Director и Senior Copywriter.

Уже тогда мы часто говорили о собственном агентстве. Для нас это был один из путей развития. Мы точно знали, что сделаем это. Вопрос — когда. Еще были идеи поехать за границу и поработать в каких-то клевых агентствах.

Роман Гурбанов: И, кстати, даже название Taktika придумали еще в 2018 году, спустя две недели после прихода Ильи в Banda. Он даже стал рисовать логотип. Но это были лишь разговоры. Только спустя полтора года мы задумались об этом серьезно.

Когда решили уходить, мы встретились с тремя фаундерами Banda. Тогда каждый из них дал нам очень ценные советы, как не повторить их ошибок и сделать круто. Например, Ярик Сердюк (сооснователь, директор по стратегии в Banda, — ред.) сказал: «Я вас полностью понимаю и поддерживаю. Зачем еще работать в индустрии, если не попытаться по-своему?».

В каждом агентстве — своя философия, которая определяет все процессы. Ты можешь быть условным революционером и идти против системы, но это будет нарушать общие правила и ставить под угрозу рабочие процессы внутри компании. Мы не были к этому готовы.

Классный совет был и от Егора Петрова (сооснователь, Head of Art в Banda, — ред.). Он подсказал, как правильно отвечать на вопрос «Как дела?». Куда бы мы ни шли, повторять: «Мы открываем агентство» (смеется). Ведь ты не знаешь, что случится дальше. Допустим, ты сказал об этом бармену, а тот оказался братом маркетинг-директора. А он возьмет да спросит: «О, а что за ребята, что умеют?».

Это и вправду важный совет для нас. Тихие креативщики никому не нужны. А так как мы по характеру спокойные ребята, это для нас будет непростой квест. (смеется).

Taktika не отказывается от стратегии

Роман Гурбанов: Taktika появилась 11 июня 2021 года. Тогда нам на почту пришло письмо от первого клиента: «Здравствуйте, ребята, высылаю бриф».

Илья Почкун: Название выбирали месяца четыре и сильно конфликтовали. В итоге вернулись к варианту, который Рома придумал два года назад.

Если говорить об айдентике — остановились на черно-розовых цветах и логотипе в шашечку. Многие пытаются найти в этом глубокий смысл. Почему розовый? Почему в шашечку? Главное в том, что смысла нет. Хотя раньше я играл в эмо-группе (смеется).

Роман Гурбанов: Будем считать, что это все совпадения. Мы называемся Taktika не потому, что верим в тактику, а не в стратегию. Нам просто нравится это слово. Уже после мы пытались додумывать смысл. То же самое у нас с логотипом. Когда Илья показал мне его, я подумал: что это? Странная штуковина, от которой отходят молнии. «А ты догадайся, где я его взял», — ответил мне Илья. Как оказалось, это знак на киевских канализационных люках.

Илья Почкун: Если точнее, это логотип скандинавской государственной компании, которая занималась телефонной коммуникацией. То, что вы видите, — это телефонная трубка. Почему мы взяли именно его? Точного ответа или смысла тут тоже особо нет. Зато он выглядит странным, дерзким, непонятным. Я бы даже сказал «лютым».

У нас есть большое преимущество в виде Ильи

Рома Гурбанов: Пока нас в команде только двое. Я бы назвал это collaborating creative team. Наши проекты делаем своими силами. Плюс у нас есть на фрилансе два юнита. Один отвечает за инфлюенсерскую кампанию, второй — за производство. В дальнейшем будем расширяться.

Фрилансеры — это здорово, но не с точки зрения доверия клиентов. Они должны видеть — есть команда, которая готова вести проект от А до Я.

Илья Почкун: Роли делим так: Рома занимается менеджерской частью, коммуникацией с клиентами. Я взял на себя операционную штуку — слежу, чтобы все работало. В креативной части мы постоянно пересекаемся.

В работе над заказами ничего не поменялось. На мне — больше визуальная часть, на Роме — вербальная. В процессе роли могут меняться. Например, я могу на себя брать все производство, а Рома — выбор инфлюенсеров.

Роман Гурбанов: У нас есть большое преимущество в виде Ильи. Он очень многое умеет сам — монтировать, снимать, делать сайты. Поэтому мы сами разработали сайт. Его сильная сторона — умение сесть и разобраться. Для одного из проектов Banda он за ночь разобрался в программе, в которой караоке делается (смеется).

Taktika — это про выход за рамки

Роман Гурбанов: Сегодня у нас уже два проекта. Первый — с известным брендом, но он пока под NDA. В нем делаем то, с чем раньше не сталкивались в Banda, — инфлюенсерскую кампанию, рассылку пресс-пака, ролики в TikTok, маски для Snapchat. 

Есть ниши, которыми украинские креативные агентства не занимаются либо ситуативно тестируют в разных проектах. Мы уже умеем хорошо делать ролики, рекламные кампании, дизайн, бренд-стратегии. Но хотим, чтобы Taktika постоянно пробовала что-то новое, а не делала только знакомые форматы.

Жизнеспособность агентства пока не зависит от зарабатывания больших сумм. Это позволяет нам экспериментировать, выходить за рамки. Пока наш подход — не иметь одного фиксированного подхода. 

Теперь о втором проекте. У нас есть хорошая подруга Инна Чут, основательница школы креативных инициатив SKVOT. И она давно хотела создать для школы имиджевую рекламу. Так появился наш Skvot Shower Storming — гель для придумывания идей в душе. Еще мы нанесли на упаковку наталкивающие на идеи надписи: «Подумай форматом коллаборации», «Сделай что-то с AR», «Придумай, как использовать NFT».

Наша философия — это здравый смысл

Илья Почкун: В индустрии существует проблема. У различных агентств есть свои методы, «руководство» по тому, как они реализовывают проекты. Из-за этого они продают клиентам похожие вещи, независимо от специфики продукта. Зачастую — то, что у них получается лучше всего. Например, бренд-стратегия. И никого не волнует, нужна ли она компании на этом этапе. 

Наша философия пока что — это здравый смысл. Собираемся работать с клиентами кастомно и предлагать решения не пакетами, а под конкретную задачу.

Роман Гурбанов: Мы ищем клиентов, которые понимают, что мы очень голодны к работе. Речь не о деньгах, а о том, что для нас сейчас каждый проект — это «показательное выступление». Поэтому вовлекаемся в них по максимуму. 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Истории «А чё тут делать-то?» Как я променял душные корпоративы на работу копирайтером в рекламном агентстве

«А чё тут делать-то?» Как я променял душные корпоративы на работу копирайтером в рекламном агентстве

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
02 марта 2021, 08:00 9 мин чтения
БИЗНЕС

Как креативный рынок пережил 2020 год и что будет дальше — итоги

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
17 декабря 2020, 09:01 16 мин чтения
БИЗНЕС

На честном слове. Как Илья Ануфриенко создал креативное агентство Bickerstaff.284

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
02 декабря 2020, 09:37 7 мин чтения
Истории

«Самое важное — сохранить команду». Дмитрий Деркач о судьбе «Планеты Кино», убытках и личном бренде

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
12 ноября 2020, 09:58 9 мин чтения
БИЗНЕС

«Вам не нужны таблицы и отчеты без атмосферы и людей, которые дадут результат». Карина Дубинина о работе с сетью салонов красоты BACKSTAGE BEAUTY&REFRESH

28 сентября 2021, 15:00
13 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
Что вы творите Карина Дубинина Backstage
Партнерский материал Партнерский материал Материал на правах рекламы
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточится на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

Гостьей четырнадцатого выпуска подкаста «Что вы творите?» стала Карина Дубинина — основательница самой большой киевской сети салонов красоты бизнес-сегмента BACKSTAGE BEAUTY&REFRESH.

Мы выбрали лучшее из выпуска. Рассказываем о завышенных ожиданиях и неведении в бизнесе, основных заповедях Карины как предпринимателя и о том, как управлять командой из более чем 300 человек. 

О начале работы в бьюти-сфере

Даша Заривная: Как ты с образованиями юриста и журналиста попала в бьюти-сферу?

Карина Дубинина: На этот вопрос есть короткий ответ — повезло. Но у меня уже есть понимание того, что не все случайно, и детерминизм принятия решений ежедневно ведет тебя к какой-то цели.

У меня был товарищ Олег Рыжов. Он хотел купить франчайзинг французской сети Frederic Moreno. Это был даже не бизнес-сегмент, а «Эконом+». Он предложил мне быть управляющей этой сети. На тот момент я уже попробовала себя в разных сферах и точно понимала, что не хочу быть ни журналистом, ни юристом, и согласилась.

Даша Заривная: Как ты без экономического и бизнес-образования разбиралась во всех процессах? Проходила какие-то экспресс-курсы?

Карина Дубинина: Мой экспресс-курс был внутри первого салона без какой-либо подготовки. Моими личными коучами были муж и Олег, которые понимали, по каким правилам играть. Но я не знаю предпринимателя в Украине десятилетней давности, который бы шел в бизнес с бизнес-образованием. Это скорее исключение из правил. 

Даша Заривная: Есть какие-то подводные камни в управлении франшизным бизнесом, о которых следует знать? Какие-то ошибки, которые ты сделала и хочешь предостеречь.

Карина Дубинина: У большинства людей, которые идут во франшизу без управленческого опыта, есть большие ожидания, что кто-то сделает работу за них. 

Наша франшиза многому научила, но прибыль была несоизмерима с инвестициями и ожиданиями. Два фактора повлияли на ее нежизнеспособность:

  1. Большие ожидания, которые не смогла оправдать компания, привезшая сюда этот бренд. Ребята были управляющими Dessange International Group, а еще дистрибьюторами косметики Dessange. Они решили, что Frederic Moreno тоже будет работать с этой косметикой. Но в эконом-сегменте не получится иметь прибыль с люксовой косметики. 
  1. Frederic Moreno — французский бренд с французским подходом. У них не было понимания украинского рынка. 

Об умении говорить «нет», доверии в бизнесе и ленивых собственниках

Даша Заривная: Мне понравилась твоя мысль, что бизнес — это про умение говорить «нет». Ты говорила, что очень важно закрыть то, что не работает. Но я так понимаю, что это относится и к возможностям, и к людям.

Карина Дубинина: Да, скорее об этом. Закрыть проект мне гораздо легче, если логика цифр и результатов делают это решение очевидным. А вот сказать «нет» возможностям, которые соблазняют, на которые есть ресурс, было самым сложным. И самые большие ошибки я совершала в этом. Поэтому «нет» — и возможностям, и людям не с теми ценностями и подходом.

Даша Заривная: Когда BACKSTAGE BEAUTY&REFRESH появился, он отличался от других салонов минималистичным дизайном, скоростью работы мастеров и возможностью получить несколько услуг одновременно. Как ты поняла, что нужно двигаться в эту сторону? 

Карина Дубинина: Когда ты находишься в этой индустрии, то считываешь боли клиентов, понимаешь, чего они хотят и как работают мастера. Когда мы поняли точно, как неправильно, у нас получилось сделать правильно.

Даша Заривная: В одном интервью ты назвала себя «ленивым собственником». Что это значит?

Карина Дубинина: Все процессы, моя мотивация и рост компании нацелены на поиск путей с минимальными затратами.

Лень для меня — огромный мотиватор. Я хочу как можно быстрее что-то построить, чтобы в этом процессе больше не участвовать.

Не могу долго и рутинно заниматься какими-то процессами. Мне надо настроить что-то настолько быстро и эффективно, чтобы это мог подхватить другой человек.

Даша Заривная: Мой отец работал в сервисном бизнесе (стоматологическом), и там всегда было сложно. Воровали деньги, сотрудники открывали свое дело и уводили клиентов. Я видела этот негатив и решила, что не хочу связываться с сервисным бизнесом. А как ты следила, чтобы не было финансовых махинаций? Возможно, ты нашла себе ментора или человека, который помогал с этим?

Карина Дубинина: Любой бизнес 10 лет назад сводился к тому, что твой сотрудник — вор, и ты должен каким-то образом заставить его работать. А у меня была сильная вера в обратное.

Даша Заривная: Хочешь сказать, что сработали твоя эмпатия и эмоциональный интеллект? Может, ты просто не увидела?

Карина Дубинина: Конечно, какой-то процент я, скорее всего, упустила. Ну и окей. У меня есть друзья в ресторанном бизнесе, которые в бюджет изначально закладывают 10% на воровство. 

Тогда я все еще подбирала людей под мои ценности, под меня. Это позволило мне потом зарабатывать деньги, но изначально я никак их не проверяла. Более того, я долго не знала, сколько мы зарабатываем. Весь фокус у меня был на людях, на команде. 

Сейчас это большая проблема, ведь бизнес стал большим, нет возможности контролировать все. Я напоминаю своим топ-менеджерам: вам не нужны таблицы и отчеты без атмосферы и людей, которые дадут результаты. 

О бизнес-моделях, конкуренции и заповедях руководителя

Даша Заривная: Какая бизнес-модель у салонов красоты?

Карина Дубинина: У BACKSTAGE BEAUTY&REFRESH немного нестандартная модель. Мы зарабатываем 70% с услуг и 30% — с продажи косметики. Обычно салон зарабатывает 85% с услуг.

Даша Заривная: Сколько у тебя сейчас сотрудников?

Карина Дубинина: Уже более 300. Управленцев всего шесть человек. 

Даша Заривная: Какие твои основные заповеди как руководителя? 

Карина Дубинина: Единственная заповедь — это «точно будет не получаться». И если цель все еще интересна, то нельзя разочаровываться, надо пробовать. Это легко звучит и очень сложно сделать. Если ты управляешь бизнесом, то тебе часто хочется сдаться, снять с себя ответственность. Надо просто делать.

Даша Заривная: Ты говорила, что вы конкурируете со всеми салонами. Были ли салоны, которые так скопировали стилистику BACKSTAGE BEAUTY&REFRESH, что рука прям тянется к пистолету? 

Карина Дубинина: Были салоны, которые не просто скопировали, а сделали абсолютно так же. Но я не буду их называть, лучше назову тех, кто мотивирует.

Это G.bar. Они показали нам нашу ахиллесову пяту. Мы совершенно не обращали внимание на бренд: что такое BACKSTAGE BEAUTY&REFRESH, о чем он. Именно этим был продиктован наш ребрендинг два года назад. 

Даша Заривная: Какой следующий уровень для BACKSTAGE BEAUTY&REFRESH? Будет ли франшиза?

Карина Дубинина: Мы выйдем с франшизой тогда, когда я буду на 1000% уверена в возможности сохранить качество продукта. Я понимаю свою большую ответственность перед людьми, которые должны заплатить деньги, чтобы повесить мою вывеску у себя в городах. 

Даша Заривная: Перед интервью мы говорили, что работа с личным брендом и публичные коммуникации с людьми тебя пугали, поэтому ты решила пойти в эту сферу. Что дальше тебя будет пугать уже как собственника бизнеса?

Карина Дубинина: Меня будет пугать академия. Мы будем запускать сразу и онлайн-, и офлайн-академию, и это связано с большими рисками и ожиданиями. Мы перевели все знания о продукте и сервисе в обучающую онлайн-платформу. Наши сотрудники сейчас проходят эти обучения. Будем ее продавать как отдельный продукт для индустрии красоты.

Большая цель — чтобы эту сферу наконец-то стали воспринимать серьезно, и она работала по всем законам бизнеса. И, конечно, расти дальше, открывать большое количество салонов BACKSTAGE BEAUTY&REFRESH.

О выгорании и работе с командой

Даша Заривная: Помнишь ли ты момент своего наибольшего выгорания? Чему он тебя научил?

Карина Дубинина: У меня был такой переломный момент, когда мы открыли четвертый салон под неймингом BACKSTAGE BEAUTY&REFRESH. Другие три салона были под брендом Frederic Moreno.

Это был успешный период, мы выросли спустя год с момента основания BACKSTAGE BEAUTY&REFRESH.

Самое мое сильное выгорание случилось из-за того, что мы начали терять людей, ради которых я строила эту сеть, с которыми начинала.

Даша Заривная: Почему ты начала их терять?

Карина Дубинина: Произошло органическое развитие, как и у любого бизнеса. Когда ты маленький — ты семейный, можешь уделять время каждому сотруднику, быть ему другом. Когда бизнес расширяется, ты теряешь эти связи, появляются другие задачи. А люди напитывались твоей энергией, привыкли к определенному подходу. Они обижались, бизнес-отношения превращались в личные.

Парадоксально, что они стали зарабатывать в два раза больше, это был вообще не вопрос денег. Только внимания.

Даша Заривная: Это перекликается со словами Миши Нестора: чем больше ты поднимаешься как топ-менеджер, тем больше твоя работа — сплошь психотерапия для других людей. Как ты сейчас это оцениваешь: тебе комфортно, принимаешь правила игры?

Карина Дубинина: Теперь я заложник ситуации. Ты можешь чуть-чуть видоизменить правила игры, поставив между собой и другими еще людей. Но, конечно, у тебя существует всегда твой близкий круг, с которым ты занимаешься психотерапией практически бесплатно. Это не вызывает во мне боли и противоречий, я уже понимаю, что это работает так. Если этого не буду делать, люди уйдут.

Даша Заривная: Ты говорила, что у вас одна из самых низких текучек в бьюти-салонах. Я понимаю, как можно замотивировать big idea в стартапе или медийном бизнесе. Но в сервисе иначе, ведь мастер может уйти и создать свой бизнес.

Карина Дубинина: Их надо приобщить к чему-то большему, к тому, что они не могут реализовать сами. Мотивация деньгами работает для очень небольшого процента людей. Но когда деньги —  единственное, что мотивирует, то это плохо.

В какой-то момент я очень гордилась тем, что сотрудники уходили от меня по двум причинам — открывали свой салон или переезжали. Не было случаев, когда мастера уходили к другому бренду. 

Практически все ребята, которые ушли от меня и открыли свой бизнес, стали успешны. Даже если у нас был конфликт на момент расставания, мы все равно продолжаем общаться, ведь в итоге они получают те же боли, из-за которых обижались на меня.

О вдохновении, восполнении ресурса и переквалификации

Даша Заривная: В креативной индустрии важна насмотренность. Как ты восполняешь свой внутренний драйв и вдохновение?

Карина Дубинина: Через людей, которые не связаны со мной в работе. Через друзей. Иногда просто слушаю других людей, а не вещаю. 

Еще через отдых — для меня это йога и ретриты. Когда ты совсем оторван от чувства вины за то, что что-то не успеваешь сделать. 

Даша Заривная: А книги, какое-то образование?

Карина Дубинина: Книги не про восполнение ресурса у меня, а про отвлечение. 

Даша Заривная: На вопрос, повторила ли бы ты путь с BACKSTAGE BEAUTY&REFRESH, ты ответила «нет». Почему?

Карина Дубинина: Если бы мне предложили заново это пройти, уже зная, как это будет, то нет, я бы не прошла это заново. Неведение в определенные моменты очень спасает.

Не знаю, хорошо ли заниматься бизнесом. Для того чтобы узнать себя — это прекрасно, а чтобы полюбить себя — не факт. Это постоянные стрессы и внутреннее желание удержать, увеличить. 

В какой-то момент своей работы в BACKSTAGE BEAUTY&REFRESH я очень хотела переквалифицироваться в наемного сотрудника. Меня останавливало только то, что я вряд ли найду своего руководителя. Если бы я его нашла, то никогда бы не открыла свой бизнес.

Даша Заривная: А сейчас пошла бы работать, например, к Дубилету, если бы он позвал?

Карина Дубинина: Если бы точно понимала, что мой бизнес сохранится и будет развиваться так, как я вижу, то пошла бы. Если бы я понимала, что у меня есть творческий отпуск на два года, то 100%.

О женщинах-руководителях и big idea жизни Карины Дубининой

Даша Заривная: Мы говорим сегодня о бизнесе, который помогает женщинам выглядеть лучше. В чем, как тебе кажется, сила женщины-собственника бизнеса? 

Карина Дубинина: В колоссальном терпении. Мы можем терпеть гораздо дольше, чем мужчины.

Даша Заривная: О женском коллективе ходят легенды. Выявляешь ли случаи токсичности, конкуренции у себя в команде и как ты с этим борешься? 

Карина Дубинина: Я очень не люблю слово «токсичный». Просто иногда появляется тот, кто не соответствует атмосфере команды.

Даша Заривная: А сколько мужчин работает в твоей команде? 

Карина Дубинина: Мы никогда не делали такой гендерный подсчет, но я думаю, что человек 40. Конкуренции между мужчинами и женщинами не замечаю. Единственная сложность — делать корпоративы.

Даша Заривная: А в чем big idea жизни Карины Дубининой? Давай скомбинируем тебя как человека-предпринимателя и тебя как женщину. 

Карина Дубинина: Как предприниматель я хочу сделать что-то, чего не было до меня. С точки зрения меня как человека — хочется не упустить возможность реализовать свои внутренние таланты. И это скорее страх, чем миссия. А из страхов рождаются наши желания.

Слушайте полный выпуск подкаста «Что вы творите?» на любой удобной платформе или смотрите видеоверсию на YouTube.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

БИЗНЕС Что такое франшиза и в чем ее преимущества

Что такое франшиза и в чем ее преимущества — детальный разбор

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
27 августа 2021, 20:00 14 мин чтения
БИЗНЕС Что вы творите Лера Бородина
20 августа 2021, 14:00 12 мин чтения
БИЗНЕС

Время для себя. Насколько правдивы 5 популярных стереотипов о собственном бизнесе

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
06 августа 2021, 18:03 5 мин чтения
БИЗНЕС

Тест: какой вы украинский предприниматель?

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
30 июля 2021, 17:30 5 мин чтения
Истории

Культура вне столицы. Как Надежда Парфан и Takflix меняют украинскую документалистику

23 сентября 2021, 12:00
16 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
daria-chernina
Дарья Чернина Открываю у предпринимателей сверхспособности, показываю потустороннюю силу компаний.
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточится на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

Имя режиссера Надежды Парфан — синоним новой волны украинской документалистики. Вместе со своим мужем, продюсером Ильей Гладштейном, в 2014 году они создали фестиваль документального кино и урбанистики «86», а впоследствии продакшн Phalanstery Film и дистрибьюторскую компанию 86PROKAT. Также среди проектов Надежды — онлайн-платформа украинского кино Takflix.

Журналистка Vector Дарья Чернина встретилась с Надеждой Парфан и узнала, как построить собственное дело в киноотрасли.

Обучение как прокрастинация взрослых решений

После первых холодных дней сентября вышло солнце. Надя опаздывала, и я со съемочной группой Vector наблюдала за ланчем шумной молодежи на террасе BURSA на Подоле. Через несколько минут у дверей кинотеатра KINO42 появилась молодая девушка в бежевом плаще. Вместе мы спустились по крутой лестнице в подвальное помещение.

«Этот кинотеатр создал мой муж Илья Гладштейн вместе с Василием Гроголем. Как правило, арендовать его стоит достаточно дорого, поэтому мы здесь по блату», — рассмеялась режиссер.

Надежда сняла пальто и сразу начала настраивать свет в помещении.

«Вы знали, что здесь 42 кресла? Отсюда и название — КINO42. Их все выкупил Илья, когда в 2018 году закрылся легендарный киевский кинотеатр „Украина“. Жаль было очень. Ведь именно там в 1965 году состоялась премьера „Тени забытых предков“ Параджанова», — Надежда села в центре зала, поправляя волосы.

Она указывает на небольшой бар перед входом в кинозал. «Кстати, здесь не продают попкорн. Ведь этот хруст невероятно отвлекает от фильма. Зато зрителям предлагают крафтовый украинский сидр. Я, например, очень люблю ревеневый».

Закончив съемку, мы поднялись на летнюю террасу кафе «1818».

В марте этого года на платформе MEGOGO состоялась премьера короткометражной ленты Надежды Парфан «Женщины, играющие в игры». Это фильм-игра, который сквозь призму историй семи лауреаток премии Women in Arts 2021, возвращает зрителя в детство. «Девочки — это отдельная субкультура и свой таинственный мир, в котором происходило много магии. Теперь они выросли и „зажгли“», — рассказывает о своем фильме Парфан.

Надежда родилась и выросла в Киеве. Ее родители — инженеры, очень далеки от кино и искусства. «Заканчивая школу, я решила, что хочу поступать в Киево-Могилянскую академию на факультет культурологии. Конечно, мои родители хотели, чтобы я выбрала право или экономику, но это казалось мне слишком скучным. Только сейчас я понимаю, что в их советах был определенный смысл», — улыбается Надежда.

Парфан получила степень бакалавра. «В Могилянке мне нравилось. Это был некий пузырь, где ты абсолютно изолирован от реального мира. Высокая, интеллектуальная, творческая среда. А потом ты оказываешься на рынке труда со своими прочитанными томиками Гегеля. Ты совершенно не знаешь, куда тебе идти и что делать», — вспоминает режиссер.

После чего продолжает:

«Я 1986 года рождения. Мое поколение вообще поздно начало думать об этих вещах. Сейчас люди в 17–20 лет уже „раздупленные“. Они знают, как устроен мир, по какой траектории надо двигаться».

У меня в этом возрасте был ветер в голове. Я ничего не знала о жизни, о том, кем я себя вижу. Мне хотелось что-то менять. Но что? Конкретных идей не было.

После окончания университета Надежда поехала в Будапешт получать диплом антрополога. Там она впервые взяла камеру в руки и попыталась снять небольшое эссе об украинских маршрутках.

«После летнего обучения в Венгрии я вернулась в Украину. Это был 2010 год. В стране безработица. И тут я со всеми этими дипломами бралась за любую работу. Например, переводила сериалы на каком-то телеканале. За неделю насыщенной работы мне платили 300 грн, в месяц — 1200. Этих денег едва хватало на питание», — рассказывает Парфан.

В то время она вообще не видела себя в кино. Все, что происходило с ней в последующие годы, Надежда назовет «случайностью». Одна из них случилась в автобусе «Киев-Одесса», который ехал на первый Одесский международный кинофестиваль. Среди его пассажиров был ее будущий партнер Илья. Он — программный координатор на старейшем кинофестивале страны «Молодость», она — переводчица фильмов.

Другой случай — знакомство с американским оператором и режиссером Джонатаном Нардуччи. «Американские фотографы и режиссеры часто искали в помощь человека, который знает английский и разбирается в культурных особенностях. Язык я знала. Плюс у меня много родственников, проживающих в США. Поэтому я была „инкультурирована“ в американскость», — вспоминает Парфан.

Нардуччи тогда снимал свою ленту «Замуж за иностранца». Надежда фактически стала его линейным продюсером, но на самом деле обязанностей было гораздо больше. «Я проработала с ним где-то три года скорее как ассистентка режиссера. Говорю честно: это была лучшая киношкола в мире».

Впоследствии Парфан получила стипендию по программе Фулбрайта и полетела в США изучать урбанистику. Позже к ней присоединился Илья. Они много путешествовали по стране, посещали кинофестивали и даже успели поработать crowd-менеджерами на South by Southwest (SXSW — фестиваль музыки, кино и технологий в городе Остин, Техас).

«Интересно было наблюдать за местной децентрализацией. Ведь в Украине в начале десятых вся культура была на 99,9% сосредоточена в Киеве. Кроме того, у американцев есть свой дух — you can do it (ты можешь все, — ред.). У европейцев все наоборот. Люди найдут тысячу и одну причину, почему не надо сейчас этого делать. Увлекшись, мы вернулись и решили попробовать „do it“ — создать здесь свой кинофестиваль», — вспоминает Надежда.

Кинофестиваль кино и урбанистики «86» стартовал в Украине через год.

Показать украинское кино в регионахидея сумасшедших

Украина очень изменилась после 2014 года. «Произошел культурный бум, все будто заиграло новыми красками. Появились перспективы». Евромайдан, считает Парфан, способствовал развитию украинской документалистики. «К тому времени мало кто снимал художественное документальное кино. Была в основном публицистика».

Поэтому, по замыслу Надежды и Ильи, их фестиваль должен был быть совсем другого типа. «Мы хотели связать кино с пространством. Еще мы принципиально не хотели делать фестиваль в Киеве. Я помню, когда мы это озвучивали, люди крутили пальцем у виска. Но мы упорно продолжали искать небольшой городок для кинофестиваля», — улыбается Надежда.

Вариантов было несколько — Украинка, Бахчисарай, Славутич, Шаргород.

«На Славутиче остановились случайно. В горсовете банально подняли трубку. Мы представились и сказали, что планируем организовывать у них международный кинофестиваль. Они немного удивились, после чего сказали: ну приезжайте, посмотрим. Так мы и поехали в Славутич», — говорит Парфан.

У фестиваля было трое организаторов:

  • Надежда Парфан — соучредитель и креативный директор;
  • Илья Гладштейн — соучредитель и программный директор;
  • Анна Белинская — исполнительный директор.

«Наша команда состояла из мечтателей. Людей, которые хотели, верили, стремились к качественно другому опыту. Все мы верили в утопию. Так родилась концепция „86“ — выдергивать людей из рутины и погружать в другой мир, который существовал только пять дней».

Больше всего проблем было с финансами, ведь «86» — некоммерческий проект. Денежный бюджет одного года фестиваля составлял примерно $150 000.

«Эта цифра очень занижена. Ведь на фестивале многие работали бесплатно, некоторые вещи мы получали бартером или по сниженным ценам. Реальная стоимость „86“ — $250 000 и больше», — говорит Парфан.

Инвесторов у фестиваля не было. По словам Надежды, бизнес не понимал и до сих пор не понимает, зачем делать фестиваль немейнстримного кино, да еще и в Славутиче. Зачем инвестировать в культурные проекты, когда есть развлекательные. Бизнесу понятен такой формат мероприятий как Atlas Weekend — там есть показатели, охват.

«За все время фестиваля нам удалось найти несколько анонимных меценатов. Они небольшими суммами, но довольно уместно нас поддерживали. Остальную часть средств мы собирали по щепотку в международных фондах. Среди них — Фонд Генриха Белля, Международный Вышеградский фонд, Фонд Фридриха Эберта, различные экологические платформы», — рассказывает Надежда.

Дороже обошлись:

  • Логистика. Всю технику организаторы арендовали и везли из Киева.
  • Зарплаты.
  • Оплата прав на показы.

«У многих были проблемы с тем, как добраться до Славутича. Мест в автобусах всем не хватало, транспорт оставлял желать лучшего. Поэтому мы решили, что „86“ поедет к зрителям сам. Так на второй год проведения фестиваля возникла идея дистрибьюторской компании 86PROKAT», — вспоминает Парфан.

Впоследствии сфера деятельности расширилась — появился продакшн Phalanstery Film.

«Когда мы работали над фестивалем, мы много общались с представителями отрасли, иностранными режиссерами. И тогда мы задумали создать кооператив, где все могли бы друг друга понемногу продвигать, продюсировать, режиссировать. Мы хотели убрать это жесткое разделение на бизнес и искусство, избежать походов к „папикам“ — так мы в шутку называем опытных старших продюсеров», — улыбается Надежда.

Сегодня Парфан не занимается 86PROKAT — это инициатива Ильи. В Phalanstery Film они работают вместе.

«Иногда мы работаем вдвоем как продюсеры. Иногда я режиссирую, он продюсирует. Иногда мы выступаем в роли креативных продюсеров. Кроме нас двоих, есть еще команда фрилансеров. Это звукорежиссеры, колористы, операторы», — говорит Надежда.

Фестиваль кино и урбанистики «86» закрылся в 2018 году, просуществовав пять лет.

«У „86“ есть две конечности. Первая — положительная: мы действительно достигли своих целей. Все, что еще в 2013–2014 годах казалось невероятным, нам удалось реализовать. Поэтому мы достаточно быстро стали модными», — говорит Парфан.

Помню, выхожу во время фестиваля в центр Славутича и удивляюсь: это какой-то Берлин! Все хипстеры с Рейтарской были у нас. Но, как говорится, с вечеринки надо уходить на пике. В какой-то момент мы просто поняли, что уже не сможем превзойти себя.

Отсутствие устойчивого финансирования порождает замкнутый круг: для фестиваля нужны деньги, на поиск которых нужны деньги. Разорвать этот круг могла бы гарантированная ежегодная доля бюджета.

«Здоровой была бы ситуация с гарантированными 30% бюджета ($75 000). Минимально необходимая доля — 15% бюджета ($37 000). В развитых странах фестивали, подобные „86“, получают адресное финансирование из местного, областного, федерального или общенационального бюджета, от международных фондов, частного бизнеса. В Украине это — фантастика. Город Славутич всегда предоставлял „86“ мощную административную и ресурсную поддержку, но мы ни разу не получали денег из городского бюджета. В областной бюджет достучаться не удавалось», — говорится на сайте фестиваля.

Это была отрицательная концовка. В последний год фестиваля организаторы «86» получили грант 500 000 грн от Министерства культуры. Однако чиновник из Минкульта требовал «откат» в размере 30 000 грн. Как вспоминает Парфан, сначала ситуацию пытались решить мирно. Наконец они поняли, что Минкульт не собирается выплачивать грант, а потому подключили СМИ и сделали из этого публичную кампанию.

«Мы были в долгах. Должны были закладывать свои средства, чтобы рассчитаться с людьми. Через полгода деньги выплатили. Впрочем, мы были истощены. После этого инцидента нам стало понятно, что мы уже не сможем нормально сделать еще один „86“. Это будет постоянная борьба», — рассказывает Надежда.

Также в это время соорганизатор Анна Белинская уехала с Украины. Это также стало причиной закрытия.

Реализовать себя в режиссуре

Во время работы над «86» Надежда Парфан начала снимать свой первый полнометражный документальный фильм «Співає Івано-Франківськтеплокомуненерго».

«Он задумывался как короткометражка, на которую я выиграла 50 000 грн при питчинге Львовской кинокомиссии. Это должна была быть история о том, как хор Ивано-Франковсктеплокоммунэнерго едет выступать на Форум издателей во Львове. Некое роуд-муви. Однако часть с поездкой не вошла в финальный монтаж. История разрослась во время съемок», — вспоминает Надежда.

Лента имела оглушительный успех. Ее премьера состоялась в 2019 году время швейцарского фестиваля Visions du Reel. Украинская премьера — в том же году на Одесском международном кинофестивале. Лента получила награду «Кіноколо» и Золотую дзигу, как лучший документальный фильм 2019 года. Также он вошел в рейтинг «Топ-100 лучших фильмов в истории украинского кино».

Бюджет ленты — 1,1 млн грн. Фильм выиграл питчинг Госкино и получил поддержку от американского телеканала Current time. Кассовые сборы — 438 871 грн.

«Большую часть финансового успеха ленты обеспечил азиатский заказчик NHK, который ее приобрел. Многие думают, что успех ленты — кассовые сборы. Есть еще бюджет на промо, о котором мало кто говорит. То есть ты можешь собрать миллион, но если ты вложил пять — история провальная. Еще надо понимать, что половину средств забирает кинотеатр, а половину второй половины — дистрибьютор. То есть правообладатель получает лишь 25% прибыли», — объясняет математику Парфан.

Netflix с украинскими лентами

В конце 2019 дебютная работа Парфан вышла на широкие экраны.

«Кинотеатры — это предприятия. И они не очень охотно идут на какие-то эксперименты. Для них самое важное — деньги. Если у кинотеатра будет выбор: показать голливудский блокбастер или украинское кино, они выберут первое».

На этой волне режиссер задумала создать собственную площадку с украинскими лентами. Прототип онлайн-платформы Takflix увидел свет в декабре 2019 года. Как вспоминает Парфан, в то время у нее не было опыта ни в диджитал, ни в IT. Она взялась разрабатывать концепцию и бренд. Техническую часть взял на себя друг Надежды Евгений Голованевский. Вдохновлялись платформой Mubi.

«Самое смешное, что Takflix — рабочее название. Когда пришло время запускаться, мы поняли, что у нас нет других вариантов. Первый логотип нам разработал наш друг Сергей Клепик. Им стала будто бы винтажная полосатая картинка, которая имитировала эффект старых телевизоров», — улыбается Надежда.

Среди проблем — наполнение онлайн-кинотеатра. «Takflix — это маленькая независимая платформа, мы не можем сразу предложить правообладателям большие суммы за их фильмы. Мы возвращаем все средства с продаж. Но если говорить о дистрибьюторах или агентах по продаже, то они смотрят на весь этот процесс исключительно как на бизнес. Грубо говоря, какая платформа больше предложит, той они и отдадут фильм. И неважно, подходит лента аудитории или нет», — рассказывает Парфан.

Режисерка Надія Парфан про Takflix, фестиваль 86, українську документалістику

На запуск Takflix Надежда и Евгений потратили несколько тысяч долларов из своего кармана. «Я думаю, это было до $5000», — вспоминает Надежда. Сначала Takflix был онлайн-кинотеатром. Релизы происходили раз в месяц. В начале цена билета была 60 грн, сейчас — 75.

Впоследствии решили отойти от этой финансовой модели. «Все изменила эпидемия. Значительно вырос спрос на контент онлайн. И мы подумали: люди не могут смотреть один фильм по кругу», — говорит основательница ресурса.

Сейчас на платформе доступны около полусотни украинских лент. Есть также несколько вариантов подписок — исключительно для патронов. Кроме этого, недавно на платформе появилась функция «кинопати» — интерфейс для передачи фильмов онлайн.

В будущемистория о западном андеграунде

Сейчас у Takflix две цели. «Если глобально — мы хотим иметь самую большую и самую качественную коллекцию украинского кино онлайн. Вторая цель — технологическое совершенствование. Например, у нас нет приложений для мобильных устройств и плазменных телевизоров. Если все будет ок, весной 2022 года у нас появится приложение на Android, позже — на iOS», — говорит Надежда.

Сейчас Парфан снимает социальный документальный проект о бездомных. Его цель — сделать этих людей более видимыми и снять с них стигмы.

Среди запланированных кинопроектов — «То моє море» (первоначальное название — «Міс Рок-Європа») и «Благовіщення».

«„То моє море“ — фильм о конце 80-х — начало 90-х годов. Про андеграундную культуру Львова и Новояворовска. История будет рассказывать о зарождении украинской поп-культуры», — говорит режиссер.

В ближайшее время Парфан начнет работать над сценарием «Благовіщення» — ее первого игрового фильма. Режиссер говорит, что ей стало тесно в документалистике. «Все, что я хотела, я попробовала. Надо двигаться дальше».

Фото: Павел Фишар

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Истории Как я ушел из IT в режиссуру и через год отправил фильм в Канны

Как я ушел из IT в режиссуру и через год отправил фильм в Канны

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
26 марта 2021, 08:00 16 мин чтения
БИЗНЕС «Зачем работать на кого-то, если можно взять инвестиции на бизнес?». Василий Гроголь про новую роскошь и украинский креативный класс
05 февраля 2021, 09:20 6 мин чтения
Истории

«Самое важное — сохранить команду». Дмитрий Деркач о судьбе «Планеты Кино», убытках и личном бренде

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
12 ноября 2020, 09:58 9 мин чтения
Истории

Трава там не зеленее, но трудяг любят. Я переехала в Канаду, основала фотобизнес и зарабатываю на творчестве

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
28 августа 2019, 12:59 13 мин чтения
Истории

Оседлать волну. Зачем Денис Логвиненко и Илья Голицын запустили NFT-агентство

16 сентября 2021, 10:00
13 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
dmitriy-koshelnik
Дмитрий Кошельник Придумываю темы, редактирую тексты, пишу о компаниях и предпринимателях, придираюсь к фактам.
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточится на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

В марте 2021-го набрали популярность невзаимозаменяемые токены или NFT. Они фиксируют право собственности на произведения искусства, цифровые коллекционные предметы и даже реальное имущество. Весной об NFT много писали как украинские и западные медиа, но тема довольно быстро исчерпала себя.

Потому новость о запуске украинского NFT-агентства CTRL / ART / D выглядела неожиданно. К тому же среди его основателей оказался управляющий партнёр Havas Digital Kyiv Денис Логвиненко. Head of Content Vector Дмитрий Кошельник узнал у Дениса и CEO CTRL / ART / D Ильи Голицына, зачем сейчас запускать NFT-агентство, как оно работает и какие услуги предлагает. Чтобы не ограничиваться теорией, мы привлекли к интервью киевского художника Данила Манжоса и разобрались, как можно продать его картины и стрит-арт.

Кто запустил NFT-агентство 

С Ильей и Денисом мы встретились на строительной площадке по адресу переулок Физкультуры, 30. Там Данил Манжос работал над проектом по обустройству берега реки Лыбедь, который открыли 12 сентября. 

Денис и Илья ответили на вопрос, зачем сейчас запускать NFT-агентство, со сдержанной иронией. Хайп вокруг NFT прошел для медиа, которые писали о крупных продажах цифрового искусства. Сам рынок продолжает активно расти и приближать окончательный переход человечества в онлайн. 

Основатели пришли к этому проекту из разных сфер. Логвиненко — управляющий партнер диджитал-агентства Havas Digital Kyiv. Еще Денис активно пишет колонки об инновационных технологиях и трендах — от метавселенных до рекламы в период пандемии. 

«Коммуникационный рынок должен двигаться вперед, следовать за трендами технологий, маркетинга и других отраслей. Я стараюсь нащупать новое направление, куда можно интегрироваться и двигаться дальше. Медиагиганты снимают фильмы о новом мире и виртуальной реальности. Мы движемся к цифровой и более понятной с точки зрения коммуникаций жизни. Офлайн вскоре станет роскошью», — объясняет Логвиненко.

NFT можно использовать для подтверждения и передачи авторского права, а также продажи и перепродажи активов, их привязки к определенному человеку. Это огромный потенциальный рынок не только для креативной, но и других отраслей.

«Вопрос в том, насколько быстро сориентируетесь в процессе, сделаете качественный продукт и соберете команду», — объясняет Денис. 

Илья Голицын около пяти лет работал с криптостартапами, маркетингом и с различными частными проектами. В CTRL / ART / D Илья стал CEO и идеологом. Свое желание работать с NFT он объясняет быстрым ростом и развитием отрасли. 

«Наша задача — освоить эту волну вместе с артистами и медиа, объединить аудиторию и развить продукт. Сейчас разрыв большой, нам нужно быстро наводить мосты», — объясняет Илья.

Почему агентство запускают именно сейчас

Создать NFT-агентство решили, когда поняли, что это не временный хайп. 

«Стало ясно — смарт-контракты, пожизненное роялти, токенизацию активов можно перенести из искусства на другой бизнес. Это история не только об арте, спорте, искусстве, которые получили новый способ финансирования или представления себя. NFT позволяет обходить стандартный процесс продажи своего творчества и продуктов. Дальше они перейдут в другие категории: не только бизнеса, но и управления или политики. Ими начнут пользоваться все», — объясняет Логвиненко.

Он отметил, что тренд интеграции человечества в виртуальную реальность уже развивают крупные игроки. Например, Facebook объявил, что перестает быть просто соцсетью и начинает создавать метавселенную. Это концепция общего виртуального пространства, куда войдут все виртуальные миры и дополненная реальность. В такой метавселенной людям также понадобится искусство, различные сервисы и услуги. NFT поможет это обеспечить.

Текущие показатели подтверждают потенциал NFT-отрасли. По данным Entrepreneur, за первые шесть месяцев общая сумма продажи NFT достигла $2,5 млрд. Для сравнения, в аналогичный период год назад этот показатель составил только $13,7 млн. Это рост на более чем 18 000%. При этом нельзя все списать только на хайп. В июле, например, продажи NFT превысили $1,2 млрд.

По словам Ильи, индустрия сейчас развивается уже не прорывами. Участники выстраивают четкие системы. Плюс в отрасли работают известные представители арт-рынка.

Например, в марте художник Beeple продал свою NFT-работу Everydays: The First 5000 Days на аукционе Christie’s за $69,3 млн. Для индустрии здесь важна не цена, а другие детали сделки. Во-первых, Beeple создавал работу с 2007 года, когда NFT вообще не было. То есть реальный художник решил продать работу как NFT. Beeple не появился из ниоткуда: ранее он успел поработать с Apple, Nike, SpaceX, Арианой Гранде, Джастином Бибером и другими знаменитостями. Во-вторых, NFT-сделку провел лидер мирового арт-рынка — аукционный дом Christie’s.

По словам Голицына, есть и авторы, которые постепенно развивались как участники именно NFT-рынка. Например, автор под никнеймом XCOPY выпускает NFT-арт примерно с 2018-го. Изначально его работы продавались примерно по $50. Сейчас их стоимость достигает и $1,73 млн. То есть человек несколько лет работал, встроился в комьюнити и сейчас много зарабатывает. 

Конечно, хайп тоже влияет на рынок, но NFT-отрасль явно развивается и без него.

Что предлагает агентство

По словам Голицына, многие все еще не понимают как работает рынок. С точки зрения CTRL / ART / D, NFT-маркетплейсы — новое пространство для представителей искусства. Он отчасти напоминает Instagram. В соцсетях нельзя запостить одно фото и набрать миллион подписчиков (если вы уже не знаменитость). Точно так же на NFT-платформах не получится выставить работу и сразу же продать ее за миллионы.

Задача CTRL / ART / D — упростить клиенту (художнику, музыканту, спортсмену, организации) процесс создания продукта, размещения, продажи и получения прибыли. Агентство прописывает концепцию периодического выпуска работ, коллекций и сторителлинга. Артисты занимаются исключительно творчеством, а все остальные моменты берет на себя агентство, фактически выполняя роль продюсера.

CTRL / ART / D предлагает комплекс услуг:

  • собирает продукт — оцифровывает работу, создает коллаборацию с другим артистом, добавляет музыку или подбирает подходящий формат подачи;
  • аналитику и выбор площадки — исходя из особенностей работы, состояния рынка и других деталей, определяют, на каком NFT-маркетплейсе лучше разместиться автору;
  • медийную поддержку — работы следует освещать в правильных отраслевых медиа и комьюнити;
  • техническая поддержка — от размещения на платформах до получения и вывода денег;
  • юридическая поддержка — правильное оформление документов, включая авторские права и оплату;
  • кибербезопасность — консультируют, как защититься от взлома кошелька и кражи денег. 

По словам Голицына, регулирование криптовалютной отрасли пока не отлажено. «NFT — один из видов соглашения в криптовалюте. Сейчас почти невозможно нормально регулировать эти токены. С такой задачей лучше всех справляется Эстония. Мы зарегистрировали компанию в этой стране, чтобы делать все легально и платить налоги», — объясняет Голицын.

Отдельно стоит рассказать о монетизации. По словам Дениса Логвиненко, в большинстве случаев агентство получает процент с продажи NFT. Конкретные условия проговаривают отдельно с каждым артистом.

Как убедить артистов выпускать NFT

«Лучший способ кого-то мотивировать — деньги», — считает Денис Логвиненко. По его мнению, NFT позволяет творцам заработать, не оббивая пороги студий и галерей.

Для сравнения, размещение и продажа работы в галерее — сложный для автора процесс. Обычно художник делит заработок примерно 80 на 20 не в свою пользу. Если работу не купили за полгода, то ее убирают из галереи. Конечно, художник может обратиться в другую галерею, но там ее, вероятно, не возьмут, если в прошлой не было спроса. 

NFT упрощает продажи. Работу художника никто не снимет с маркетплейса. Правда, чтобы продать, надо поработать над концепцией, размещением, продвижением через правильные каналы.

NFT можно превратить в полноценную систему дистрибуции. К тому же токен позволяет делать дополнительные бонусы для покупателей. Например, зашифровать скрытые файлы.

Хотя CTRL / ART / D работает чуть больше месяца, по словам Голицына, у него уже есть клиенты. Теперь их произведения нужно превратить в кейсы. Сейчас агентство в основном работает с украинским артистами. Клиентов ищут через знакомых и рекомендации. Первым размещением NFT стала работа украинского художника Валентина Метика «Business woman». 6 сентября она появилась на маркетплейсе Foundation.

«Мы стремимся на Запад. Хочется показать криптоколлекционерам, что в Украине есть талантливые ребята. Дальше будут мировые коллаборации», — объясняет Илья Голицын.

Как CTRL / ART / D продвигает NFT-работы

Чтобы разобраться, как агентство работает с артистами, мы предложили Илье поговорить с Данилой Манжосом. Вот краткий конспект диалога.

Данил Манжос: Как продать свою работу в виде NFT?

Илья Голицын: Токенизировать можно все что угодно. Единственное ограничение — фантазия автора. Например, со стрит-артом можно сделать ролик о том, как ты это делаешь. Тут важно придумать концепцию размещения работы и наладить коллаборацию с музыкантами или клипмейкерами. 

Подготовка к продаже NFT-работы начинается задолго до ее размещения на маркетплейсе. Для начала нужно развивать личные аккаунты и страницы в соцсетях, продумать сторителлинг, чтобы раскрыть личность артиста, его взгляды, идеи и мотивацию. 

Данил Манжос: Тут у меня как раз есть история. Лыбедь — легенда Киева, которую во времена СССР превратили в коллектор. Своей работой я хочу привлечь внимание к этой проблеме.

Илья Голицын: Да, потому можно в твоей работе передать важность этой истории для Киева. В случае со стрит-артом я вижу концепцию, связанную с видео. Его можно показать на больших экранах. Например, на крупных торговых центрах вроде Gulliver. 

Еще можно использовать AR. Например, вшить AR-трекер в саму работу: сканируешь его, и запускается AR-фильтр.

Данил Манжос: Такое тут будет в ближайшее время.

Илья Голицын: Другой вариант — коллаборация. Она помогает увеличить охваты, задействовать большую аудиторию и привлечь внимание медиа. Может, у тебя есть какой-то любимый музыкальный жанр или исполнитель, с которым хотелось бы посотрудничать?

Данил Манжос: Я бы дополнил работы чем-то нейтральным, абстрактно-электронным, но с элементами классики. Ну или панком. Иногда суперэстетам не хватает жесткого панка.

Илья Голицын: В общем мы разобрались с концепцией и созданием работы. Следующий шаг — продвижение в СМИ и топовыми инфлюенсерами. В Украине NFT занимается сравнительно не много людей, а потому мы смотрим на Запад. Аудитория потенциальных инвесторов/покупателей работы сидит в Telegram-чатах, Twitter, Discord. Последними двумя у нас почти не пользуются. Поэтому мы помогаем с продвижением в этих каналах и с коллаборацией с инфлюенсерами. 

Дальше — размещение на маркетплейсе. В твоем случае я бы рекомендовал Foundation. На нем работы выставляются как в галерее. Аукцион начинается, как только появляется спрос. То есть мы выставляем работу, указывая нижнюю цену или вообще без привязки к стоимости. 

Затем появляется спрос и начинается 24-часовой аукцион. Параллельно нужно проводить активную PR-кампанию, «подогревать» пользователей в специализированных сообществах в Twitter, Discord и Telegram. Так мы работаем с правильной аудиторией и собираем претендующих на работу криптоколлекционеров.

Данил Манжос: А с художниками уже работали?

Илья Голицын: Работали, но не могу пока рассказать (интервью состоялось до размещения работы работы Валентина Метика, — прим.ред.). Мы подписываем договор о неразглашении (NDA), который действует до запуска самой работы. Например, если бы мы с тобой работали, то подписали бы NDA — не разглашаем детали запуска, концепции и сгенерированные идеи. 

Еще стоит упомянуть о роялти автору с перепродажи работы. Обычно оно составляет 10% от стоимости работы. Конечно, принцип коллекционирования предполагает, что владелец будет хранить произведение определенное время. При этом оно также будет расти в цене. Обычно при перепродаже стоимость увеличивается на 30%.

Это важный момент при больших тиражах. Например, сделаем 100 коллекционных карточек, когда ты станешь известным художником. С ростом твоей популярности спрос и цена будут расти. Дальше к некоторым карточкам можно привязать какую-то дополнительную возможность взаимодействия с тобой — созвон, встречу, видео, бэкстейдж работы. 

Ещё мы можем помочь с управлением криптокошельком, переводом и выводом средств. Можем юридически правильно провести сделку, включая оплату налогов и коммерческое использование работы.

В конце разговора художник и предприниматель пожали руки и договорились пообщаться в будущем. Закончится ли эта встреча продажей NFT — пока неясно. Но если это случится, то новость точно появится на Vector.

Фото: Данил Привет
Арт: Данил Манжос

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Истории Большой брат проследит. Как алгоритмы прогнозируют преступления, жертвуя правами человека

Большой брат проследит. Как алгоритмы прогнозируют преступления, жертвуя правами человека

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
15 сентября 2021, 09:00 12 мин чтения
БИЗНЕС

Поездка длиною в шесть лет. Как украинцы запустили велошеринг Bikenow

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
14 сентября 2021, 10:40 15 мин чтения
БИЗНЕС Інноваційні парки в україні

Инновации на месте упадка. Как в Украине осваивают заброшенные промзоны

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
03 сентября 2021, 15:00 19 мин чтения
БИЗНЕС Что вы творите Лера Бородина
20 августа 2021, 14:00 12 мин чтения
Истории

Большой брат проследит. Как алгоритмы прогнозируют преступления, жертвуя правами человека

15 сентября 2021, 09:00
12 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
daria-chernina
Дарья Чернина Открываю у предпринимателей сверхспособности, показываю потустороннюю силу компаний.
Большой брат проследит. Как алгоритмы прогнозируют преступления, жертвуя правами человека
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточится на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

Допустим, у вас нет высшего образования и постоянной работы. Внезапно вы решили сменить место жительства. Если случайно окажетесь в районе, где произошло убийство, то станете потенциальным подозреваемым. Так работают технологии предсказания преступлений. А еще они напоминают сюжет «антиутопий», где безликая система решает, способен ли человек нарушить закон. 

Редакция Vector разобралась в популярных алгоритмах для прогнозирования преступлений в США, а также изучила, как с ними обстоят дела в Украине.

Мир Филипа Дика в современном обществе

В кулуарах полицейского участка Нью-Йорка живут трое бормочущих уродцев с огромными головами и атрофированными телами. Майк, Донна и Джерри — пророки из аналитического отдела полиции штата. Вокруг них кучится техника: приемники данных, анализаторы, компараторы и прочие компьютерные механизмы. Их цель — расшифровывать лепет умственно отсталых провидцев. Их язык непонятен человеку. При этом в любом из слов или даже слогов этих существ может крыться предвидение настоящего преступления.  

Отдел, занимающийся расшифровкой этой какофонии, называется Precrime. Он создан, чтобы выявлять и задерживать потенциальных злоумышленников — тех, кто только думал о преступлении. В этом аналитическом отделе работает главный герой рассказа Филипа Дика «Отчет меньшинства» Джон Андертон. В систему предсказаний преступлений офицер полиции верит незыблемо. Ведь согласно статистике, Precrime уменьшил количество тяжких преступлений в городе на 99,8%.

Рассказ Дика впервые опубликовали в 1956 году в журнале научной фантастики Fantastic Universe. В 2002 году Стивен Спилберг экранизировал историю о несовершенных преступлениях в ленте «Особое мнение».

А теперь перенесемся в 2013 год, в Остин, район в западной части Чикаго. В одном из небольших домов живет чернокожий 22-летний Роберт Макдэниел. Рано утром к нему постучались сотрудники полиции. Молодой мужчина с удивлением пригласил их в дом. Перешагнув порог, они сообщили Роберту, что он будет вскоре вовлечен в стрельбу. При этом полицейские не определили, в какой роли будет Макдэниел — стрелком или жертвой. 

Эта информация базировалась на алгоритме предсказания преступления, который использовали в полиции Чикаго. Вероятность, что Роберт вскоре пострадает, составляла 99,9%. Мужчина не знал, как реагировать на эту информацию. Его ничего не связывало с криминалом. Однажды Роберта оштрафовали за небольшое количество марихуаны, в другой раз — за игры в кости на улице. На этом список преступлений Роберта заканчивался. 

После этого визита за мужчиной практически все время наблюдали полицейские. Жители района начали подозревать, что Роберт в чем-то замешан.

Когда научно-фантастический сюжет стал реальностью

В 1994 году комиссар полиции Нью-Йорка Уильям Браттон решил реорганизовать работу на своем участке. У правоохранителей отсутствовали свежие базы данных, коммуникация между отделами была налажено слабо. Следствием этих проблем стал рост преступности в городе. 

Так, Браттон решил на своем участке создать и внедрить программу Compstat. Она работала на базе алгоритма, который анализировал статистику преступлений в определенной местности. Рапорты полицейских заносились в программу. В них — данные о самом преступлении, полная информация о жертвах, времени и месте. Алгоритм сравнивал информацию и мог установить связь между субъектами преступлений.

Результатом работы Compstat стала компьютерная карта Charts of the Future. Она иллюстрировала, где чаще всего происходили разборки в городе. Это помогло сфокусировать работу полиции в определенных микрорайонах, которые алгоритм считал потенциально опасными. Информация в Compstat обновлялась каждые пять недель. 

Спустя время проект показал результат. За три года общий уровень преступности по городу снизился на 27,44%, а убийств — на 38,66% (на 3000 жертв меньше, чем было с 1990 по 1993). Такие показатели заинтересовали другие штаты. Compstat стал важной частью работы правоохранительной системы США.

Уильям Браттон

PredPol: теория ограбления одного дома

В 2012 году появился стартап PredPol (Predictive Policing). Его создателями стали доктор антропологии Калифорнийского университета Джефф Брантингэм и математик Джордж Молер. До запуска стартапа ученые публиковали исследования территориальных инстинктов у членов бандитских группировок. 

Они легли в основу ПО для предотвращения преступлений — PredPol. Оно анализирует исторические данные о преступлениях в указанном районе. После чего выдает полиции данные о самых опасных точках, где вероятно может случиться преступление. Таким образом сотрудник полиции может визуализировать историю преступлений в определенном районе в масштабе трех, семи, 14 или 28 дней. 

В отличие от Compstat, PredPol использует машинное обучение. На выходе у программы также образовывается карта с квадратами в примерно 152 м². Каждому из них соответствует прогнозируемая вероятность преступлений. Если область отмечается красным, то она высокая, зеленым — низкая.

Модель PredPol включает три аспекта преступного поведения:

  • Repeat victimization (повторная виктимизация). Например, если ваш дом взломали сегодня, то риск повторного инцидента завтра возрастает. Для правонарушителей «рационально» вернуться к месту, где они ранее добились успеха. 
  • Near-repeat victimization (повторная виктимизация поблизости). Если ваш дом ограбили, возрастает опасность, что это случится с жильем соседа. Методы взлома в таких случаях почти всегда похожи.
  • Local search (локальный поиск). По данным PredPol, статистически правонарушители редко уезжают далеко от основных мест своей активности вроде дома и работы. Похожие преступления, как правило, случаются рядом.

Стартап суммарно привлек $3,7 млн. В 2011 году PredPol внедрили в тестовом режиме в районе Лос-Анджелеса под названием Футхилл (Foothill). На территории примерно 100 км² проживают почти 200 000 человек. Большинство их них — выходцы из Латинской Америки и Мексики. Спустя время PredPol помог снизить количество квартирных краж в Лос-Анджелесе на 25%, а в Санта-Крузе (Калифорния) — на 19%.

Скріншот мапи PredPol

Palantir: секреты незаметной слежки 

Palantir — пожалуй, один из самых масштабных и секретных проектов по сбору и обработке данных. Компанию основали Питер Тиль, Джо Лонсдейл, Алекс Карп, Стивен Коэн и Натан Геттингс в 2003 году. Среди ее клиентов — Credit Suisse, JP Morgan Chase, Airbus, ЦРУ, ФБР и Минобороны США. В 2015 году Palantir запатентовал систему прогнозирования преступлений.

В использовании продукты Palantir похожи на базы данных. Например, журналисты Business Insider изучали террористические атаки в Багдаде. Так, они выяснили, что программа позволяет визуализировать на карте все атаки за определенный период. Также база содержит подробные данные про каждую из них. Плюс Palantir позволяет установить связь между людьми, причастными к тому или иному событию.

С момента создания Palantir был замешан минимум в двух громких скандалах. Например, в 2011 году в сеть утекла презентация стратегии и методов борьбы с Wikileaks. В том числе Palantir предлагал кибератаки и давление на журналистов, поддерживающих этот проект. После огласки в Palantir официально извинились перед всеми причастными.

Также в 2018 году The Verge рассказало, что полиция Нового Орлеана шесть лет использовала систему прогнозирования преступлений от Palantir. Таким образом правоохранители собирали сведения о жителях города без их ведома. В этом же году полиция Нового Орлеана отказалась от партнерства с Palantir.

SSL: Когда стратегическим объектом может стать каждый 

«Список стратегических объектов» (ССО) или Strategic Subjects List (SSL) — модель, ориентирована на обнаружение потенциальных преступников. Она стала результатом сотрудничества Чикагского отдела полиции и Иллинойского технологического института. 

Алгоритм SSL ставил акцент не на территориальном аспекте, а на человеческом. Он ранжирует людей по количеству нарушений и присваивает каждому от 0 до 500 баллов. Соответственно, 0 означает «низкий уровень риска» того, что человек будет вовлечен в инцидент со стрельбой как в роли преступника, так и жертвы.

Для этого SSL использует восемь атрибутов для ранжирования и оценки:

  • количество раз, когда человек был причастен к перестрелкам;
  • возраст во время его/ее последнего ареста;
  • число раз, когда человек становился жертвой побоев или нападений; 
  • количество предыдущих арестов за насильственные преступления;
  • принадлежность к банде или прочим уличным организациям;
  • число предыдущих арестов за наркотики;
  • тенденцию преступности в районе, где живет человек;
  • количество предыдущих арестов за незаконное использование оружия.

Также алгоритм анализирует наличие у потенциального преступника образования, связей с ранее судимыми людьми и частые смены места жительства.

Именно этот алгоритм внес 22-летнего Роберта Макдэниела в списки потенциально опасных людей. Всего в нем по состоянию на 2013 год было примерно 420 имен, к 2017 —  400 000. SSL финансировалось за счет федерального гранта — около $4 млн. Осенью 2019 году он закончился, и программа прекратила работу. 

Роберт Макдэниел. Фото: The Verge

В чем опасность подобных алгоритмов?

У современных превентивных алгоритмов много недоработок. Поэтому оказаться в списках потенциальных преступников может каждый. 

Риск увеличивается в случае с чернокожими, латиноамериканцами или мигрантами. Так как согласно вышеуказанным алгоритмам, такие люди чаще склонны к правонарушениям. По мнению американских правозащитников, это усиливает неравенство и дискриминацию в обществе. 

Директор правозащитной организации Electronic Frontier Foundation (EFF) Шахид Буттар считает, что предсказательные технологии неминуемо предвзяты.

«Если согнать в один район больше полиции, там найдут больше преступлений. Потом ИИ предскажет, что это очень криминогенное место», — говорит правозащитник.

По мнению профессора права юридического факультета Университета округа Колумбия Эндрю Фергюсона, эффективность подобных предиктивных систем все еще не доказана.

«На самом деле не было внешней проверки того, работает ли эта технология, что она вообще означает, с чем ее сравнивают. Не хватает также исследований и научных данных по этому поводу», — говорит преподаватель.

Как итог, подобные программы используются недобросовестными полицейскими для набивания статистики работы. Об этом еще в 2010 году заявил бывший офицер полиции Нью-Йорка Адриан Скулкрафт.

Используют ли методы предсказания преступлений в Украине?

На сегодняшний день в работе украинских правоохранителей используются специальные информационно-поисковые системы и базы данных. Они содержат огромный объем информации по объектам, которые служили вещественными доказательствами по уголовным производствами. Среди них: 

  • следы рук с места происшествия;
  • экспертиза оружия; 
  • экспертиза украденных вещей; 
  • экспертиза наркотических средств. 

Ряд баз данных для нужд органов уголовной юстиции были созданы сотрудниками Научно-исследовательского института изучения проблем преступности имени академика В. В. Сташиса Национальной академии правовых наук Украины.

Например, один из таких проектов — «Профиль убийцы» (2016). Это база данных. В нее нужно ввести минимум четыре признака конкретного уголовного производства (пол и возраст жертвы, место и способ убийства). После этого программа автоматически формирует несколько версий относительно личности убийцы и мотивов совершенного преступления.

2 декабря 2020 года Кабинет министров утвердил Концепцию развития искусственного интеллекта в Украине. В ее рамках планируют внедрить до 2030 года ИИ в отрасли образования, науки, кибербезопасности, обороны и публичного управления. 

В документе также значится, что ИИ планируют подключать для «предотвращения общественно небезопасных явлений путем анализа явных данных». Также концепция предполагает создание «Этического кодекса ИИ» с учетом практики подобных систем в Европе и США.

Как будет работать подобных механизм в Украине и когда его внедрят — пока неизвестно. 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

БИЗНЕС «Зачем работать на кого-то, если можно взять инвестиции на бизнес?». Василий Гроголь про новую роскошь и украинский креативный класс
05 февраля 2021, 09:20 6 мин чтения
Истории От 12 млн пользователей до суда с Amazon. История соцсети Parler, которую заблокировали после штурма Капитолия

От 12 млн пользователей до суда с Amazon. История соцсети Parler, которую заблокировали после штурма Капитолия

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
22 января 2021, 10:00 19 мин чтения
БИЗНЕС

Как ритейлеры пережили 2020 год и что будет дальше — итоги

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
21 декабря 2020, 17:28 12 мин чтения
БИЗНЕС

Как IT-рынок пережил 2020 год и что будет дальше — итоги

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
15 декабря 2020, 10:09 13 мин чтения
БИЗНЕС

Поездка длиною в шесть лет. Как украинцы запустили велошеринг Bikenow

14 сентября 2021, 10:40
15 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
daria-chernina
Дарья Чернина Открываю у предпринимателей сверхспособности, показываю потустороннюю силу компаний.
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточится на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

Велосипеды и электросамокаты стали важной частью транспортной инфраструктуры крупных украинских городов. Киев оказался на втором месте мирового рейтинга по развитию и доступности шеринговой экономики Sharing Economy Index 2021. В столице доступны около 4000 самокатов и 2000 велосипедов. В КГГА говорят, что это не предел. Уже к концу года количество самокатов должно увеличится до 7000.

Удивительно, но эта отрасль начала активно развиваться в Украине всего шесть лет назад — с сервиса велопроката Nextbike. Его создали украинцы Алексей Кушка и Остап Буденкевич. За это время Nextbike прошел через ряд сложностей, включая привлечение инвестиций и запуск в Киеве. Редакция Vector рассказывает историю запуска и развития сервисов велошеринга Nextbike и Bikenow (Киев). Для этого мы поговорили с Алексеем Кушкой, а также поработали с реестрами и открытыми источниками. Также мы пытались связаться с Bikenow и «Некстбайк Україна», но ответа от компаний так и не получили. 

Часть 1: Запуск

29 мая 2015 года — в Украине запустился сервис велопроката Nextbike. За два года до этого велолюбитель Алексей Кушка был CEO в своей компании veliki.ua. Она уже четыре года занималась продажей, ремонтом и прокатом велосипедов в Киеве, Харькове, Одессе, Днепре, а также в Сумской и Киевской областях. 

Кушка говорит, что часто думал об устаревшей системе проката велосипедов в Украине. «В Европе на них уже ездили везде, а в Украине велосипед приходилось покупать или брать на прокат, закладывая паспорт, немалую сумму денег или золотые зубы», — шутит он.

Тогда он решил взять инициативу в свои руки. «Я связался с VeloCite — французская компания, которая построила сеть прокатов велосипедов в Париже на 20 000 единиц, а также с немецким стартапом Nextbike», — говорит Кушка. 

Параллельно с ним Nextbike вел переговоры с предпринимателем со Львова Остапом Буденкевичем. «Нам дали контакты друг друга. В этот же вечер меня набрал Остап», — вспоминает Кушка. Вскоре они объединили свои усилия и подали заявку на грант GIZ (Немецкого общества международного сотрудничества).

В то время Буденкевич работал и продолжает работать в коммунальном предприятии «Львовавтодор» на позиции Head of International Project Management Bureau. Также он два года занимался промоушеном Львовской областной государственной администрации.

Вместе с женой Ульяной они основали частное предприятия «Бостар» (аренда недвижимого имущества), ООО «БФ Капитал» (торговля), ООО «ТМГ-Консалт» (транспортная разметка, расположение знаков на дорогах). Также Буденкевич — бенифициар ООО «Трафік Менеджмент Групп» (строительство дорог и автострад), руководитель ООО «Енергія-водопостачання» (очистка воды). С 2015 года Буденкевич руководит еще одной компанией — ООО «Трафік Менеджмент». Она занимается обслуживанием наземного транспорта.

В декабре 2014 году veliki.ua и компания ООО «Трафік Менеджмент» получили грант от GIZ и Nextbike Gmbh. По предварительным данным его сумма составила 750 000 евро (23,9 млн грн по сегодняшнему курсу). 


Остап Будинкевич и Алексей Кушка (по центру). Фото: Facebook  

16 декабря 2014 года в государственном реестре появляется компания «Некстбайк Україна» с уставным капиталом 3,4 млн грн. Ее запустили Кушка и Буденкевич. До 2017 года в число основателей также входил CFO veliki.ua Владислав Савицкий.

Первые велосипеды во Львове появились осенью 2015 года в рамках пилотного проекта «Львовский муниципальный прокат велосипедов». Грант покрывал лишь пять станций, 70 парковочных мест, 55 велосипедов. «В общем мы планируем 22 станции. Оставшиеся станции будем строить уже в следующем [2016] году. На это сейчас ищем инвесторов», — рассказывал тогда Остап.

Вскоре проектом заинтересовался львовский предприниматель Максим Козицкий. На то время он развивал «зеленую энергетику» во Львове, возглавляя ТОВ «Еко-Оптіма». По словам Алексея Кушки, Козицкий помог докупить велосипеды и увеличить количество станций. В итоге Максим стал соучредителем и соинвестором «Некстбайк Україна».

Часть 2: Расширение сети по Украине

Кушка и Буденкевич планировали расширить сеть «Некстбайк Україна» по стране. Вторым городом стала Винница. В 2018 году компания «Некстбайк Україна» получила грант от Швейцарского бюро сотрудничества. Его размер — от 180 000 швейцарских франков (5,3 млн грн по сегодняшнему курсу) до 290 000 швейцарских франков (7,5 млн грн). Этой суммы хватило, чтобы запустить сеть на 15 станций со 120 велосипедами.

Больше всего проблем оказалось в столице. По словам Кушки, они вели переговоры с Киевской городской государственной администрацией (КГГА), но сумма инвестиций для запуска муниципального велотранспорта выглядела непосильной.

«Стоимость одной станции велопроката составляла около 15 000 евро. Мі планировали 300 станций — 4,5 млн евро. Подсчитав все затраты, мы пришли к сумме около 10 млн евро — только на запуск», — говорит Кушка.

Походы к частным инвесторам тоже не принесли успеха. «Все знали страшные истории о вандалах и кражах, поэтому запуск муниципальных велосипедов казался им ненадежным вложением», — вспоминает Алексей.

В какой-то момент к Кушке обратился соучредитель компании «Будпрокат» Алексей Кладов (нынешний член наблюдательного совета «Некстбайк Україна» и бенефициар Bikenow). Он предложил модель дистанционного проката, которая не требует наличия станций. Велосипеды просто стояли на улице на подножках, а человек мог арендовать его с помощью мобильного приложения. Такая модель, по словам Кушки, в разы экономила средства, ведь не требовала дополнительной установки станций. В итоге предприниматели решили ею воспользоваться.


Виталий Кличко открывает станцию Nextbike в Киеве. Фото: КГГА

15 августа 2018 года мэр Киева Виталий Кличко открыл первую в столице велосипедную стоянку. Тогда он заявил, что в Киеве установят 33 стоянки, на которых будет 100 велосипедов. До конца 2019 года планировали увеличить количество муниципального велотранспорта до 2000 единиц.

В 2019 велосипедов в столице стало больше только на сотню. Зато нашли инвестора. В июне 2019-го стало известно, что в инвестиционном конкурсе КГГА победил единственный участник — компания «Некстбайк Київ». Компанию с таким названием зарегистрировали еще в мае 2018 года. Как объяснил это Кушка, региональные подразделения «Некстбайк Україна» создавались, чтобы «деньги оставались в городе».

Согласно условиям инвестиционного конкурса, ориентировочная стоимость сети байкшеринга в столице — 33,3 млн грн (примерно $ 1,2 млн на то время). Этих денег должно хватить на 264 стоянки и 2000 велосипедов в 10 районах города.

Часть 3: Где брали велосипеды и софт

Стартап Nextbike GmbH запустили в Лейпциге (Германия) в 2004 году. В 2016-м в сети компании уже было 30 000 велосипедов в 18 странах мира. Велосипеды, детали и софт Nextbike GmbH произвели в Германии. Оригинальный велосипед Nextbike оснащают:

  • унисекс рамой с выделенным местом под спонсорскую рекламу;
  • прочной корзиной, которая выдерживает до 15 кг;
  • вилкой-адаптером с RFID-чипом.
Стандартная модель велосипеда Nextbike

Именно такие велосипеды отправили во Львов, в Винницу, а также представили в Киеве в 2018 году. В комплекте шло приложение Nextbike. Им можно пользоваться также в других странах, где представлена сеть велопроката. В 2020 году в Киев завезли обещанную партию из 2000 велосипедов. Вот только под другим брендом, но с похожим дизайном.

26 июня 2020 года «Некстбайк Київ» объявила о ребрендинге и отказе от франшизы Nextbike. Ее новым названием стало Bikenow (ООО «Байк-Нау»). В комментарии Vector партнер юридической компании Legit Company LF Татьяна Соловьева сообщила: «Учитывая, что изменения не касаются условий, определенных в конкурсной документации, такой ребрендинг вполне допустим».

Тогда Алексей Кушка прокомментировал ребрендинг в Facebook: «Пришло время украинских брендов». Команда Алексея Кладова из «Будпроката» добавила конкретики в происходящее.  

«Рассчитывая на надежных немецких партнеров Nextbike GmbH, мы планировали реализовать это вместе с ними. […] Стоимость участия в конкурсе была большая, но подъемная, чуть более 100 000 евро. Их перевели в бюджет Киева на развитие велоинфраструктуры. И тут как гром среди ясного неба, немецкие партнеры объявили, что стоимость велосипедов выросла на 50%. Мы были в шоке!», — заявили в компании.

По словам представителей «Будпроката», финальное предложение с немецкой стороны оказалось выше заложенной в бизнес-план цены на 40%. Так, Кладов, Кушка и директор «Некстбайк Україна» Роман Савьяк отправились в Китай искать варианты подешевле. Как пишут в заявлении, им удалось найти подходящие велосипеды в КНР, но украинские предприниматели не теряли надежду договориться с немецкой стороной.

Алексей Кладов, Алексей Кушка, Роман Савьяк в Китае (слева направо). Фото: Будпрокат

«В результате, главной целью немецкой компании было сделать так, чтобы у нас не осталось выхода и времени на заказ велосипедов в Китае. Параллельно мы занимались вопросом программного обеспечения и рассматривали его от китайских, белорусских, украинских и латвийских компаний», — указано на сайте «Будпрокат».

Алексей Кушка не разглашает разницу в стоимости велосипедов. Он отметил, что китайские оказались самыми дешевыми на рынке. «Стоимость одного велосипеда из Китая с доставкой и растаможкой составила $400», — заверил Кушка.

В итоге Bikenow получила 1000 велосипедов из Китая. Еще 1000 предоставила компания Кладова. Как рассказал Кушка, они взяли пример с белорусского сервиса муниципального велопроката «Колобайк» — заказали велосипеды на том же китайском заводе и приобрели у них софт. Об этом свидетельствуют идентичные интерфейсы приложений «Колобайк» и Bikenow.

Чтобы лучше разобраться в ситуации, рассмотрим запуск «Колобайк». Он начал работать в 2019 году. Как рассказал директор сервиса Вадим Осипчик, он также пытался запустить сеть велосипедов по франшизе, но в итоге создал свою — с китайской продукцией. Среди причин Осипчик называет те же высокие цены. Например, Mobike (китайская сеть муниципальных велосипедов) просила 20% дохода.

«Нашли компанию, которая уже работала на экспорт и поставляла велосипеды для шерингового сервиса в Норвегии. Сейчас в Беларуси как раз такие велосипеды — модель отличается совсем немного. К велосипедам мы добавили держатели для бутылочек и мобильных телефонов, чтобы удобно ездить с навигатором. Прежде чем выбрать именно это производство, я решил позвонить норвежской фирме и спросить их напрямую об опыте сотрудничества. Те подтвердили, что фабрика — надежная», — объясняет Осипчик.

Велосипед «Колобайк»

Всего в 2020 году в Минске было 3000 велосипедов. Общая сумма инвестиций в проект составила около $2 млн. Из них примерно $60 000 ушло на приложение. По словам Вадима Осипчика, в оптовом заказе каждый велосипед стоил по 780 белорусских рублей (около $315), «Можно было взять и подешевле — вплоть до $70 за штуку», — объяснил белорусский предприниматель.

«Колобайк» не создавала ПО с нуля. «За основу мы взяли софт компании, производящей замки для велосипедов. Мы подумали, что их электроника и программное обеспечение будут хорошо дружить друг с другом. Но на самом деле ПО, которое нам поставили еще и с задержкой, было с шероховатостями. Мы его переработали более чем на 50%, поэтому можно считать, что оно наше», — рассказывал Вадим Осипчик.

Тут можно сравнить цифры. По условиям инвестконкурса, Bikenow должен был создать сеть из 264 стоянок с 2000 велосипедов за примерно $1,2 млн. В эту сумму также входит покупка ПО. В Минске за около $2 млн закупили 3000 велосипедов и практически сделали свое приложение. «Колобайк» работает без стоянок.

Велосипед Bikenow

Часть 4: Что известно о владельцах сервиса 

6 февраля 2020 года Максима Козицкого назначили главой Львовской ОГА. По словам Алексея Кушки, после этого Максим продал свою долю отцу — Зиновию Козицкому. В 2020 году Зиновий вошел в топ-100 Forbes самых богатых украинцев, заняв 95 место. Его состояние оценивают в $95 млн. В портфеле Козицкого  — крупная промышленная группа «Західнадрасервіс», десять «зеленых электростанций» и сервис велопроката «Некстбайк Україна».  

Козицкий присоединил «Некстбайк Україна» к «Західнадрасервіс». По состоянию на 2021 год владельцев у «Некстбайк Україна» было трое:

  •  Алексей Кушка (10%);
  •  Остап Буденкевич (10%);
  •  Зиновий Козицкий (80%).

«Я был CEO в «Некстбайк Україна» до 2017 года. После того как начали поступать дополнительные инвестиции в проект, Максим Козицкий поставил во главу своего человека — Романа Савьяка. Он до сих пор остается генеральным директором «Некстбайк Україна», — рассказал Кушка.

До «Некстбайк Україна» Роман Савьяк работал на позициях бизнес-менеджера и сейлза в компаниях, специализирующихся на машиностроении и инженерии. Если заглянуть в реестр YouControl, бизнес Романа связан с семьей Козицких. До 2017 года он числился руководителем частного предприятия «Проект-Буд». Компания на 100% принадлежит Зиновию Козицкому, а возглавляет ее брат Максима — Степан. 

Также в 2019 году Роман вместе со своим братом Ростиславом зарегистрировали компанию ООО «БС-Механика». Ее совладельцами стали Остап Буденкевич и Зиновий Козицкий. Среди ее создателей — «НекстБайк Україна». Помимо прочего компания специализируется на ремонте, прокате и продаже велосипедов.

В 2018 Алексей Кушка стал CEO «Некстбайк Київ», а после ребрендинга — Bikenow. Среди совладельцев этой компании также числятся Зиновий Козицкий, Остап Буденкевич и Алексей Кладов.

24 августа 2020 года Алексей Кушка объявил, что продает свои 25% Bikenow и покидает компанию. «У Bikenow была и обратная сторона — внутренняя кухня, о которой я бы не хотел говорить. Если вкратце, то мы разошлись в интересах. Я ушел по собственной инициативе. Финансы для меня тут сыграли второстепенную роль. Я бы назвал причиной личные конфликты, которые способствовали моему уходу», — прокомментировал свой уход Кушка.

Он оставил себе 10% «НекстБайк Україна» и с октября 2020 стал соучредителем сервиса проката электросамокатов KIWI. 

Сразу после его ухода новым CEO Bikenow назначили Андрея Смекалова. Затем его сменила Татьяна Лактионова. Хотя в реестрах Лактионова до сих пор числится руководителем компании, судя по всему в марте 2021-го у Bikenow снова сменился CEO. Им стал Андрей Ломакин.

Сегодня компании «НекстБайк Україна» и Bikenow продолжают работать параллельно. Bikenow предоставляет услугу проката велосипедов и электросамокатов в Киеве, а «Некстбайк Україна» — во Львове, Виннице, Ивано-Франковске и Одессе. До недавнего времени он был доступен и в Харькове, но в 2021-м компания перестала работать в этом городе. В то же время анонсировали запуск нового сервиса «в другом формате и под другим брендом».

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

БИЗНЕС «Не следите за трендами, делайте то, что вам нравится». Главное из интервью с Данилом Тонкопием на iForum

«Не следите за трендами, делайте то, что вам нравится». Главное из интервью с Даниилом Тонкопием на iForum

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
08 июля 2021, 08:30 4 мин чтения
БИЗНЕС Без родственников и дорогих помещений. Как Бахматов трансформирует производство зефира

Без родственников и дорогих помещений. Как Бахматов трансформирует производство зефира

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
25 июня 2021, 15:53 5 мин чтения
БИЗНЕС «Рынок неограничен». Создатель первого украинского электрогрузовика — о запуске, бизнес-модели и нюансах производства

«Рынок неограничен». Создатель первого украинского электрогрузовика — о запуске, бизнес-модели и нюансах производства

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
13 мая 2021, 11:40 11 мин чтения
БИЗНЕС «У нас нет клиентов, у нас есть партнеры». Как работает O0 — дизайн-лаборатория от создателей Petcube

«У нас нет клиентов, у нас есть партнеры». Как работает O0 — дизайн-лаборатория от создателей Petcube

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
07 мая 2021, 08:00 9 мин чтения
Истории

Из геодезиста в программисты. Как Томас Петерффи придумал электронный трейдинг

13 сентября 2021, 13:00
12 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
daria-chernina
Дарья Чернина Открываю у предпринимателей сверхспособности, показываю потустороннюю силу компаний.
Из геодезиста в программисты. Как Томас Петерффи придумал электронный трейдинг
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточится на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

По приезду в США у Томаса Петерффи было всего $100. Он не знал английский, не получил образования и не представлял, чем хочет заниматься. Затем он увлекся программированием, начал торговать на бирже и изменил эту отрасль. Сейчас Петерффи — на 65 месте в рейтинге Forbes. Его состояние оценивается в $19,7 млрд. Редакция Vector рассказывает, как беженцу из Венгрии удалось создать электронный трейдинг.

Шаг 1: Уехать в США и научиться программировать

30 сентября 1944 года советские войска освобождали Венгрию от оккупации. Большую часть населения Будапешта эвакуировали в подвалы и бомбоубежища. В одном из них (в больнице) во время бомбардировки родился Томас (Тамаш) Петерффи.

Его семья не поддерживала политику СССР. Как уверял сам Петерффи, коммунисты отобрали у его родственников все земли и богатства, которые они зарабатывали столетиями. Поэтому семья Томаса жила достаточно бедно. По воспоминаниям миллиардера, в те годы его мать часто плакала и уверяла: светит им только голодная смерть.

В юном возрасте мальчик стал зачитываться запрещенными советской властью романами Горацио Элджера, которые отыскал в бабушкиной библиотеке. Излюбленной темой американского писателя были дети, самостоятельно вырвавшиеся из нищеты. Томаса подобные истории вдохновляли. И уже в 12 лет мальчик попробовал заработать на одноклассниках.

Однажды его друг привез из Австрии жвачку Juicy Fruit и поделился (по другой версии — продал) с Томасом. Попробовать новинку хотелось многим. Петерффи решил разрезать каждую пластинку на пять кусочков и продать всем желающим. Об этой сделке узнал директор школы. Мальчика притащили в кабинет и стали отчитывать. «Где твоя коммунистическая совесть?» — кричал директор. Петтерфи молчал. По его словам, в те годы он даже не понимал значение этих слов.

Отец Томаса уехал в США в 1956 году после провала Венгерского восстания. Через девять лет к нему эмигрировал Томас, бросив обучение на инженера-геодезиста. Для него не нашлось места в доме отца. Перенк Петтерфи дал 21-летнему парню стодолларовую купюру и пожелал «сделать из себя что-то». Найти работу Томасу помогла венгерская община. Он устроился чертежником в нью-йоркскую инженерную фирму, занимавшуюся проектированием дорог.

Вскоре компания купила итальянский компьютер Olivetti No.1 для оптимизации работы. Программировать никто не умел, потому начали искать добровольца, который хочет научиться. На предложение откликнулся Томас. Ему показалось, что выучить язык программирования намного проще, чем английский. И он не прогадал. Вскоре Петерффи переквалифицировался из геодезиста в программиста.

Томас Петеффи

Шаг 2: Найти призвание

В 1967-м Петерффи получил работу в компьютерной консалтинговой фирме Aranyi Associates. Устроиться туда ему тоже помогла община — во главе компании стоял венгерский иммигрант Янош Арани (Janos Aranyi). В Aranyi Associates Петерффи работал над программами финансового моделирования для компаний из Уолл-стрит.

Через несколько лет Петерффи устроился в фирму по торговле сырьевыми товарами Mocatta Metals. В ней он продолжает разрабатывать трейдинговые и аналитические технологии. Благодаря главе компании (еще одному венгерскому иммигранту Генри Яреки (Henry Jarecki)), Томас разобрался в тонкостях работы финансовых рынков.

Однажды Петерффи поручили разобраться, как правильно оценивать опционы. Через девять месяцев усердного труда он представил решение проблемы похожее на модель Блэка-Шоулза. Оно позволяло определять теоретическую цену опциона.

К 1977 году Петерффи накопил $200 000. Он потратил $36 000 на покупку места на Американской фондовой бирже (AMEX). В то время хорошим брокером считался человек с громким голосом и стальными нервами. На его фоне Томас Петерффи смотрелся как минимум странно.

«Он не соответствовал шаблону», — вспоминал вице-президент по торговле опционами в AMEX Уильям Бродский. «У него был сильный венгерский акцент. Он пришел на биржу после работы в IT, а в последние годы был занят в сырьевой фирме. Он был специалистом по золоту и серебру, а не биржевым трейдером».

Сам Петерффи вспоминает, что каждое утро тащил в AMEX тонны бумаг, распечатанных из компьютера. Никто на бирже не понимал зачем. «Все считали меня абсолютно чокнутым», — смеется предприниматель.

Петерффи продолжил консультировать Яреки даже после ухода из Mocatta Metals. Один из таких случаев произошел в 1980 году. Тогда миллионеры братья Хант из США попытались скупить мировой запас серебра. Это дестабилизировало рынок драгоценных металлов. Представители крупных бирж собрались обсудить стоит ли покупать излишки серебра и по какой цене. Петерффи присутствовал на встрече по просьбе Яреки. Спустя час дискуссий Томас просто назвал оптимальную цену. 

«Удивительно, но он почти точно указал цену, по которой серебро продавалось через три или четыре недели», — вспоминает близкий друг Томаса Эрл Немсер.

Шаг 3: Установить свои правила 

В 1978 году Петерффи основал компанию TP&Co (Thomas Peterffy and Company). Затем он нанял четырех трейдеров, которых обучил своему алгоритму. От удачной сделки сотрудник получал 30%. В случае неудачи все убытки покрывала фирма Петерффи.

В 1982 году он трансформировал TP&Co в Timber Hill — фирму, названную в честь двух дорог в излюбленном районе северной части штата Нью-Йорка. В компании работало всего восемь сотрудников. Вместе с ними предприниматель задумал изменить устаревшую систему торгов. Петерффи искал способ электронного чтения цен опционов по мере их размещения, а не пару раз в сутки.

«Мне было очень скучно, совершать от 20 до 30 сделок в день, когда все говорили о бейсболе или баскетболе», — вспоминал он в интервью NYT. «Так что я стоял и фантазировал об устройстве, которое могло бы делать это вместо меня».

Так он вложился в производство переносных компьютеров, напоминавших современные планшеты. С помощью них он планировал торговать прямо из ямы NYSE и СВОЕ. Обе биржи инновационный подход к торгам восприняли с опаской. Вскоре они запретили приносить какую-либо аналитическую технику в торговый зал, кроме калькуляторов.

 «Это случай, когда люди боялись инноваций. У Тома было свое видение, и он хотел его реализовать. Они боялись, что эта новая технология слишком сильно изменит их привычный мир», — вспоминал события тех годов вице-председатель Lehman Brothers Томас Руссо.

Тогда Петерффи придумал, как обойти запрет. Окна его офиса находились напротив торгового зала Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE). Он установил на них экраны, которые загорались определенными цветами и в определенной последовательности. Каждое действие означало цифру от одного до девяти. Так, какое-то время трейдеры Петерффи продолжили работать, получая обновленные данные в реальном времени. 

Беспрерывно мигающие огни также вызвали переполох в торговом зале. Чтобы доказать, что в такой передаче информации нет никакой инсайдерской торговли, Timber Hill раздал шифр всем желающим. Вскоре биржа попросила отвернуть экраны. Но Петерффи не думал сдаваться. Тогда он нанял клерков, которые стояли у окон и системой знаков передавали цифры трейдерам.

В 1986 Timber Hill уже торговала на:

  • Американской фондовой бирже (AMEX);
  • фондовой бирже Филадельфии (PSE);
  • фьючерсной биржи Нью-Йорка (NYFE);
  • Чикагской товарной бирже (CME);
  • Чикагской опционной бирже (CBOE);
  • Чикагской торговой палате (CBT);
  • Тихоокеанской фондовой биржи (PSE);
  • опционном подразделении Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE).

В этом же году команда Петерффи переписали торговую систему для работы на платформах Sun. Благодаря этому доходность капитала трейдеров фирмы составила за год 430%. К 1987 преимущество электронного трейдинга стало очевидным. Биржи постепенно стали разрешать компьютеры в своих залах.

Яма биржи СВОЕ

Шаг 4: Взломать NASDAQ

Биржа NASDAQ запустилась в 1971 году. Она отличалась от существующих тем, что первой внедрила электронную доску купли-продажи активов. Также в ней отсутствовала классическая биржевая яма с кричащими трейдерами. Все операции проводились через ручной ввод данных.   

Команда Timber Hill присоединилась к торгам на NASDAQ в 1987 году. Петерффи сразу не понравилась идея ручного ввода данных. Поэтому в Timber Hill решают взломать терминал биржи. Конкретного описания этого процесса найти не удалось. Похоже, специалисты Timber Hill реально вскрыли терминал и подключили к компьютеру с программой для автоматического трейдинга.

Через какое-то время руководство биржи заметило, что один из брокеров подозрительно быстро обрабатывает заявки и реагирует на изменения котировок. Как вспоминал Петерффи, высокопоставленный человек из NASDAQ долго нависал над предпринимателем, пока не спросил: «Ну скажи, как ты это делаешь?». Петерффи объяснил систему. 

Топ-менеджер выслушал и сказал, что проверит позволяют ли такое правила биржи. Спустя какое-то время он вернулся к столу Петерффи. «В своде правил NASDAQ сказано, что нельзя перерезать провода. Все заказы необходимо вводить с клавиатуры. У вас есть неделя, чтобы это исправить», — сообщил представитель биржи.

Как можно без взлома терминала и ручного ввода оперативно обрабатывать информацию? Вскоре, предпринимателю пришла в голову гениальная идея — эта работа по силам роботу. 

В итоге в зале NASDAQ появился самодельный робот, печатающий резиновыми пальцами. Это был достаточно шумный, но быстрый аппарат. Зато он не нарушал правила торгов на NASDAQ. Так команда Томаса придумала первого роботизированного трейдера на Уолл-стрит.

Биржа NASDAQ

Шаг 5: Утвердиться в эпохе цифровых торгов

Количество сотрудников Timber Hill увеличилось до 142 в 1992-м и до 284-м в 1997-м. Компания начинает торговать в Европе на Швейцарской бирже финансовых фьючерсов и опционов (SOFFEX). 

В 1993 Петерффи разделяет Timber Hill на две компании. Timber Hill продолжит развивать механизмы для технологизации рынка. Новосозданная Interactive Brokers взяла на себя роль брокера. Обе компании вошли в холдинг Петерффи Interactive Brokers Group (IBKR). В 1999 году его покупкой заинтересовались представители одного из крупнейших инвестиционных банков США Goldman Sachs. Петерффи отклонил предложение. Сумма не разглашалась.

Уже к 2001 году общие объемы электронных брокерских операций и маркет-мейкерской деятельности компании теперь превысили 200 000 сделок в день. В последующие годы IBKR продолжила выпускать различные инструменты для трейдеров. 

Например, в 2002 году запустили сервис MobileTrader. Он позволил клиентам IBKR торговать из любой точки мира. Другой пример — TWS Probability Lab, который запустили в 2013 году. Это инновационный и практический инструмент для торговли опционами без сложных математических вычислений. 

В 2007-м году компания провела IPO. В ходе размещения она привлекла $1,2 млрд. Параллельно рос капитал компании. В 2002 году он составил $2 млрд, а в 2020-м — $9 млрд.

Шаг 6: Передать опыт следующему поколению

В 2019 году Петерффи объявил, что покидает должность CEO в IBKR. Он сохранил пост председателя совета директоров. Новым СЕО стал Милан Галик. Сейчас в IBKR работает больше 2000 человек. Чистая прибыль достигла $1,17 млрд в 2020 году.

Петерффи говорит, что автоматизация сделала мир лучше. Например, удешевила покупку и продажу акций. Но предприниматель считает, что эта гонка за скоростью приносит больше вреда, чем пользы.

«Мы соревнуемся за миллисекунды. И то, можете ли вы сэкономить три миллисекунды при выполнении заказа или нет — не несет абсолютно никакой социальной ценности», — высказал мнение миллиардер.

30 сентября Петерффи исполнится 77 лет. Он живет в своем загородном доме во Флориде, ездит на лошадях и продолжает задавать тренды в трейдинговом бизнесе. Он уже не создает алгоритмы, не пишет программы и не принимает участие в торгах. Про это время ему напоминает небольшая статуэтка «Алисы в стране чудес» Сальвадора Дали. По словам Петерффи, Уолл-стрит тех времен часто напоминал перевернутый мир.

«В нем люди по глупости и необъяснимо цепляются за статус-кво, а не принимают инновации здравого смысла. Там я и чувствовал себя «Алисой в стране чудес»», — смеется миллиардер. 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Истории

Бесконечная таблица. Почему Excel все еще актуален

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
15 июня 2021, 08:30 14 мин чтения
БИЗНЕС «Рынок неограничен». Создатель первого украинского электрогрузовика — о запуске, бизнес-модели и нюансах производства

«Рынок неограничен». Создатель первого украинского электрогрузовика — о запуске, бизнес-модели и нюансах производства

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
13 мая 2021, 11:40 11 мин чтения
БИЗНЕС «Если бы не было конкуренции — мы бы сильно расслабились». Сергей Смусь об отличиях UKLON от конкурентов, культуре стартапа в компании и челленджах
30 апреля 2021, 08:00 8 мин чтения
Истории От Burger King до Баффетта в IT. Как Чамат Палихапития меняет Кремниевую Долину

От Burger King до Баффетта в IT. Как Чамат Палихапития меняет Кремниевую Долину

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
28 апреля 2021, 14:30 13 мин чтения
Истории

«Даркнет для медиа». Как работают анонимные Telegram-каналы и что с ними делать

06 сентября 2021, 15:00
13 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
dmitriy-koshelnik
Дмитрий Кошельник Придумываю темы, редактирую тексты, пишу о компаниях и предпринимателях, придираюсь к фактам.
«Даркнет для медиа». Как работают анонимные Telegram-каналы и что с ними делать
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточится на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

Telegram входит в топ-10 самых популярных приложений среди украинцев. Основная аудитория мессенджера — люди возрастом от 18 до 34 лет. Их привлекает не только удобство, но и одно из конкурентных преимуществ — анонимные Telegram-каналы. Это внутренние медиа, которые публикуют очень разный контент — от мемов и порно до политических и бизнес-инсайдов. 

В своей колонке Head of Content Vector Дмитрий Кошельник разобрал историю возникновения этого феномена, особенности работы каналов и способы регулирования.

Человек в черном

Разговор об анонимных Telegram-каналах стоит начать с личности основателя и истории создания мессенджера. Павел Дуров — одновременно самый закрытый и самый цитируемый российский миллиардер. Он не появляется на публике, почти не дает интервью, а со своей аудиторией общается исключительно через соцсети и канал в Telegram. 

В 2012-м российский журналист Николай Кононов выпустил книгу «Код Дурова». Она до сих пор остается единственной подробной биографией Дурова. В ней предприниматель выглядит таким себе анархистом от бизнеса. Он не верит в будущее государств, предпочитает свободу и креативность, а также выступает против авторитаризма, ограничений и контроля.

Эти черты прослеживались в его первом серьезном проекте. В 2006-м году Дуров вместе с Вячеславом Мирилашвили и Львом Левиевым запустил соцсеть «ВКонтакте». Техническим директором выступил брат Павла — Николай, которого часто называют гениальным программистом.

«ВКонтакте» — успешный клон Facebook с отличиями в плане цензуры и модерации. В том числе Дуров не стал бороться с пиратским контентом и порно на площадке.

Предприниматель хорошо понимал пользователей из Восточной Европы и нашел конкурентное преимущество. Но Дуров не просто разрешил пиратский контент и возможность высказываться по разным поводам: он привязал к этому ценности. Например, свободный обмен информацией, борьбу с системой и готовность нарушать правила ради этого.

Конечно, и при Дурове во «ВКонтакте» была модерация, но время от времени предприниматель делал яркие публичные жесты. Например, в 2012 году Сергей Лазарев объявил о намерении подать в суд на «ВКонтакте» из-за пиратства. В ответ Дуров удалил со своей площадки все песни исполнителя. Решение объяснили «низким качеством исполнения». Сам Дуров написал в Twitter, что после удаления треков Лазарева культурная ценность аудиозаписей соцсети «резко выросла». 

Павел Дуров об удалении музыки Сергея Лазарева из ВК

Telegram появился после другой громкой истории. В 2011 году Дуров отказался по требованию ФСБ закрыть пять оппозиционных групп и две встречи. Затем его вызвали на допрос в прокуратуру, но Дуров проигнорировал повестку. После этого к квартире предпринимателя пришли люди в масках. Он не открыл дверь, и в итоге его не задержали. 

По официальной версии, после ухода силовиков Дуров решил написать своему брату Николаю и осознал, что у него нет безопасного средства для общения. 

Первую версию Telegram запустили в августе 2013-го. Это был своеобразный аналог WhatsApp. Его конкурентным преимуществом стали «секретные чаты». Это переписки, в которых используется сквозное шифрование. Сообщения хранятся только на устройствах получателя и отправителя.

Нет никаких гарантий, что эта история полностью правдива. Зато она укрепляет образ Дурова как борца с системой. Уже после своего отъезда из России он дал несколько интервью западным изданиям. Похоже, их целью было публично рассказать о своих взглядах и идеологии мессенджера. Дуров объяснял свой отъезд политическими причинами, включая последствия отказа предоставить спецслужбам данные украинских пользователей. 

Тогда же он объявил, что Telegram должен повысить планку человеческих коммуникаций. Дуров говорил, что для этой цели компания должна сохранить независимость. Потому он сам финансировал проект. Сейчас Дуров довольно часто пишет о цифровой свободе. В том числе он считает, что Apple и Google ей угрожают.

Для понимания контекста работы анонимных каналов в Telegram важно уточнить, что Дуров и его компания не сражаются с политическими режимами. Он просто предоставляет коммуникационный инструмент, который могут использовать и оппозиция, и провластные силы. 

Последнее в недавнем документальном фильме о Дурове подчеркнул вице-президент Telegram (ранее занимал эту же позицию во «ВКонтакте») Илья Перекопский. Он отметил, что компания просто предлагает платформу, на которой люди могут выражать любое мнение. Тот же отказ от блокировок оппозиционных групп Дуров объяснял желанием не допустить оттока пользователей к конкурентам.

Медиа внутри мессенджера

Евангелист Telegram и друг Дурова Антон Носик утверждал, что на развитие Telegram-каналов повлияло распространение порно. По данным издания «Секрет Фирмы», первые 100 000 активных пользователей пришли в основном из ОАЭ и Саудовской Аравии. К ним присоединились и другие государства Ближнего Востока. 

В мусульманских странах контент для взрослых традиционно запрещен. Зато в Telegram пользователи из Саудовской Аравии начали создавать своеобразные порнографические издания. Эти небольшие собрания примерно по 200 человек стали своеобразными аналогами тематических форумов. Спустя три года в Telegram добавили возможность создавать полноценные медиа на базе мессенджера — блог-платформу Telegraph. 

Носик называл каналы новой формой СМИ — анонимной, но с брендом. То есть пользователь доверяет не конкретному человеку или редакции, а паблику. По версии Носика, благодаря анонимным каналам пользователи останутся свободными от государственной пропаганды. 

Создание такого медиа стоит дешево, а значит их легко запускать. В идеальном мире за анонимными каналами стояли бы отраслевые инсайдеры, эксперты и активисты, которые не могут выражать свое мнение публично. На практике же это обернулось появлением мини-медиа, которые транслируют выгодные третьим лицам политические месседжи, продвигают вредные для общества тренды или атакуют конкурентов.

Широкое применение и никакой ответственности

В Украине анонимные Telegram-каналы уже превратились в полноценный бизнес. На рынке есть команды, которые разрабатывают их под ключ и наполняют контентом. Темы могут быть разные — от оборонной промышленности и войны на Донбассе до проблем Киева. Информационная повестка строится на «инсайдах от анонимных источников». Соотношение правды и фейков составляет примерно 50/50. 

Telegram-каналы часто работают сетками. Например, заинтересованное лицо действует через три канала — нейтральный, поддерживающий определенную точку зрения и оппозиционный. Так можно диктовать большой аудитории определенный нарратив. 

Многие анонимные каналы связаны между собой через взаимную рекламу, рекомендации, упоминания и репосты. Это помогает не только нарастить аудитории, но и транслировать нужные третьим сторонам месседжи. Такие каналы неплохо монетизируются — в топовых пост стоит около $1000. 

Ранее издание Liga.net публиковало топ-10 анонимных Telegram-каналов в Украине за 2019-й. Их общий охват превысил 166 млн просмотров в год. Все топ-10 — политические каналы. 

Впрочем, спрос на такие паблики есть и в бизнесе. Например, на отраслевые каналы для критики конкурентов. Работает все по такой схеме — команда запускает Telegram-паблик. В нем рассказывают о проблемах сферы — от плохих кейсов до госрегулирования. При грамотном построении свою долю критики получают все участники рынка. Просто заказчика критикуют реже и менее конкретно. 

Через Telegram-каналы легко манипулировать общественным мнением и привлекать пользователей. Читатель вряд ли захочет или сможет отследить изначальный источник информации и станет проверять ее достоверность. 

«Инсайды» быстро переходят в другие соцсети и платформы. В погоне за кликами и лайками их легализуют реальные СМИ, лидеры мнений и обычные пользователи. Для этого необязательно поддерживать написанное в канале. Достаточно отреагировать или даже выпустить опровержение. 

Еще одна проблема — смена владельца. При продаже или переходе контроля над каналом никто не будет об этом объявлять публично. Зато контент изменится, и при правильной подаче значительная часть аудитории этого даже не заметит. Или наоборот — перетечет в другой канал от тех же людей, где продолжит потреблять «инсайды».

Как государства пытались блокировать Telegram

Время от времени всплывают новости о решении заблокировать мессенджер или отдельные каналы в определенной стране. Например, 24 февраля 2021-го Киевский районный суд Харькова принял решение заблокировать четыре пророссийских Telegram-канала. В итоге выяснилось, что операторы технически не могут выборочно блокировать отдельные каналы. 

Помимо опыта РФ, есть еще один яркий пример попытки блокировки Telegram. Это случилось в 2018-м в Иране. Для контекста, в этой стране мессенджер очень популярен. На то время в Telegram было около 678 000 каналов на персидском языке с 2 млрд посещений в день. Мессенджер активно использовали и для бизнеса, например, продавали товары. 

В декабре 2017-го в Иране начались антиправительственные протесты, которые привели к стычкам с полицией. В дело вмешался популярный Telegram-канал @amadnews. В нем протестующих призывали к использованию коктейлей Молотова. Министр по коммуникациям и информационным технологиям Ирана Мохаммад-Джавад Азари Джахроми обратил внимание Дурова на этот канал. В итоге Telegram заблокировал @amadnews и его зеркала. Официальная причина — критиковать в Telegram можно, но призывать к насилию нельзя.

Дальше команда канала уведомила Telegram, что уволила человека, который призывал к вооруженному восстанию. Бан сняли, но это не понравилось правительству Ирана. В итоге оно заблокировало Telegram вместе с Instagram.

Блокировки Телеграм в Иране

После этого начали набирать популярность неофициальные клиенты мессенджера. Плюс значительная часть иранцев умеет пользоваться VPN и другими инструментами для обхода блокировок. Количество просмотров в новостных каналах упало в среднем на 20%. У остальных этот показатель снизился примерно на 50%. 

13 января 2018-го Telegram разблокировали, поскольку иранский бизнес понес убытки. Впрочем, 30 апреля его забанили повторно. В итоге Telegram все равно продолжают использовать в Иране.

Что с этим делать

Вышеописанные ситуации показывают, что заблокировать Telegram или отдельные каналы сложно, а обойти правительственные ограничения — наоборот. Конечно, Украина не Иран. У нас пользователи могут перейти в другие мессенджеры, как перешли в Facebook после блокировки «ВКонтакте».

Вот только Дуров для борьбы с блокировками использует «Цифровое сопротивление». Так называется децентрализованное движение в защиту цифровых свобод и прогресса. Дуров объявил о его старте в 2018-м после блокировки мессенджера в России. Предприниматель выплачивает гранты администраторам прокси-серверов и VPN. Последние же помогают Telegram оставаться доступным аудитории. 

Если бы Telegram заблокировали в Украине, то Дуров, вероятно, назвал бы это преследованием цифровой свободы и политической цензурой. И «Цифровое сопротивление» началось бы и в Украине. 

Символ  «Цифрового сопротивления» , предложенный Дуровым
Символ «Цифрового сопротивления» , предложенный Дуровым

К тому же блокировка каналов или мессенджера не решит проблему. Заинтересованные стороны просто найдут другую площадку.

Конечно, можно попытаться регулировать анонимные каналы, но применить к ним и их владельцам санкции — проблематично. Даже если их законодательно обяжут раскрывать данные о себе, то заставить это делать не получится. 

Другой вариант — бороться с «инсайдами» в инфополе. Например, ведомства начнут активно опровергать фейки от популярных каналов. Это тоже не сработает. Во-первых, читатели каналов вряд ли поверят опровержениям, а реакцию властей (даже если это отрицание) воспримут как подтверждение информации. Во-вторых, это привлечет дополнительную аудиторию на канал, ведь о нем узнают еще больше людей.

Третий вариант — проблема решится сама собой. Анонимные каналы выглядели привлекательно, когда их было мало. Из-за роста количества «инсайды» уже не воспринимаются как что-то неожиданное и важное. 

Вероятно, аудитория подустала от сенсаций. Это не значит, что в итоге люди перестанут читать и верить Telegram-каналам, но они потеряют значительную часть своего влияния. Правда, для начала медиа, лидерам мнений, политикам и другим заметным участникам инфополя стоит перестать распространять их контент. 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Истории Евангелист сквозного шифрования. История основателя Signal Мокси Марлинспайка

Евангелист сквозного шифрования. История основателя Signal Мокси Марлинспайка

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
21 июля 2021, 10:00 16 мин чтения
Истории

«Стартапы — это секси». Как основатель TechCrunch изменил технологическую журналистику

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
03 июня 2021, 09:00 13 мин чтения
Истории Женщины в IT — это норма. Истории сотрудниц Reface, BetterMe, MacPaw, AmoMedia и GMEM

Женщины в IT — это норма. Истории сотрудниц Reface, BetterMe, MacPaw, AmoMedia и GMEM

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
22 апреля 2021, 15:30 17 мин чтения
Истории Как я ушел из IT в режиссуру и через год отправил фильм в Канны

Как я ушел из IT в режиссуру и через год отправил фильм в Канны

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
26 марта 2021, 08:00 16 мин чтения
Истории

Vector обновляется. Визуальный ребрендинг, новый сайт и переход на украинский язык

06 сентября 2021, 09:45
3 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
Vector оновлюється. Візуальний ребрендинг, новй сайт та перехід на українську мову
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточится на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

Сегодня, 6 сентября 2021, Vector перезапускает сайт. Мы полностью обновили визуальный стиль — изменился логотип издания, шрифты и стиль обложек. Украинский язык теперь основной на сайте и в соцсетях. Зачем мы сделали ребрендинг и какие более глубокие изменения за ним стоят — рассказывают CEO, COO и арт-директорка Vector.

Даша Заривная, CEO Vector

Vector запустился летом 2018 года. С тех пор мы значительно выросли: в издании сформировалась большая ежемесячная аудитория, команда расширилась до 20 человек, появились десятки коммерческих клиентов, а также запустился собственный подкаст.

Зимой мы провели стратегическую сессию, чтобы лучше понять, в каком направлении развивать Vector дальше. Обновленный сайт и визуальный стиль — это часть стратегии роста. Мы также переосмыслили рубрики и упорядочили их по четырем контентным направлениям: бизнес, технологии, стартапы и креатив.

Еще одно важное изменение — это переход на украинский язык на сайте и в соцсетях. До этого мы публиковали около 30% статей на украинском, а теперь это будет касаться абсолютно всех новых материалов на Vector. Русскоязычная версия также будет доступна на сайте в качестве опции.

Ярослав Каплан, COO Vector

Работу над новым сайтом мы начали с общения с нашими читателями. После серии глубинных интервью мы обнаружили набор неочевидных, но востребованных функций. Среди них темная тема, режим чтения с увеличенным размером шрифта или возможность сохранить статью в закладки в один клик. Всего в бэклоге было более 100 функций разной степени сложности.

Особое внимание мы уделили дизайну мобильной версии, ведь три четверти трафика на сайт приходится именно на смартфоны. Спасибо команде Facility за создание дизайна, а также Mavericks Agency за верстку и программирование.

Алина Самолюк, арт-директорка Vector

С начала существования Vector визуальная составляющая контента была для нас не менее важна, чем текстовая. С новым визуальным стилем мы продолжаем двигаться в этом направлении. Теперь Vector выглядит еще ярче и динамичнее, при этом оставаясь узнаваемым для читателя.

Основной цвет Vector — оранжевый, однако каждое из четырех контентных направлений на сайте теперь обозначено отдельным цветом для удобства читателей. Новости и спецпроекты тоже получили свои цвета.

При создании нового визуального стиля стало очевидно, что изменений требует и наш логотип. Мы решили максимально его упростить, оставив только текстовую часть. Написание с малой буквы символизирует открытость и максимальную «беспафосность» издания.

Мы также выбрали новую шрифтовую пару, чтобы подчеркнуть характер визуального стиля и сделать более удобным чтение с любого экрана.

P. S. Сайт еще некоторое время будет работать в beta-режиме. Это означает, что в течение этого периода мы будем исправлять ошибки и улучшать детали. Будем вам благодарны за помощь — если вы заметили ошибку, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter. Или напишите нам на feedback@vctr.media.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Истории

Бесконечная таблица. Почему Excel все еще актуален

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
15 июня 2021, 08:30 14 мин чтения
Истории От Burger King до Баффетта в IT. Как Чамат Палихапития меняет Кремниевую Долину

От Burger King до Баффетта в IT. Как Чамат Палихапития меняет Кремниевую Долину

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
28 апреля 2021, 14:30 13 мин чтения
Истории Женщины в IT — это норма. Истории сотрудниц Reface, BetterMe, MacPaw, AmoMedia и GMEM

Женщины в IT — это норма. Истории сотрудниц Reface, BetterMe, MacPaw, AmoMedia и GMEM

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
22 апреля 2021, 15:30 17 мин чтения
Истории «Найти людей лучше себя и работать с ними». Виктория Тигипко про венчурные инвестиции, феминизм и образование будущего

«Найти людей лучше себя и работать с ними». Виктория Тигипко про венчурные инвестиции, феминизм и образование будущего

Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
10 апреля 2021, 10:00 12 мин чтения
Загрузка...