Трон из красного дерева и корпоратив с вареной колбасой: какими были первые месяцы украинских продуктовых компаний

В историях компаний редко упоминают о начальном периоде, но именно в этот момент человек принимает решение рискнуть, бросить работу со стабильным доходом и попробовать создать что-то свое. Мы решили узнать у основателей украинский продуктовых компаний, как выглядел старт их предпринимательской карьеры.

Об идее

До основания Jooble у меня уже был свой бизнес — я разрабатывал ПО для фармацевтических кампаний. У меня была проблема — поиск людей. На то, чтобы перерыть помойки из резюме, уходила уйма времени. За 3-4 часа удавалось найти 2 подходящих резюме. Это была ежедневная операционная боль. Мой партнер, Евгений (Евгений Собакарев, сооснователь Jooble — ред.), как раз искал идею для нового бизнеса и я предложил ему создать агрегатор резюме и вакансий.

Это был 2006 год, мы не были такими умными ребятами, чтобы посмотреть, что делают на западе. Тогда я занимался В2В бизнесом: работал с корпоративными решениями, большими чеками, крупными сделками. Евгений, мой партнер, тоже был из мира бизнеса. Мы оба были далеки от интернета.

Мы начали проект, когда жили в общежитии: днем работали, а по вечерам писали код. На создание Jooble ушло около 6 месяцев.

В октябре 2006 года мы запустили первый сайт, а уже в начале 2007 года арендовали огромный однокомнатный офис на 25 кв.м. и наняли первого разработчика. Он до сих пор с нами.

В этом офисе в одно время работало 12 человек. У нас даже оставалось место для стола, где можно было сделать чай, кофе и бутерброды.

Все корпоративы выглядели так: вареная колбаса, сыр, кетчуп, майонез, бутылка вина, пива или крепкие напитки.

Наш офис был на территории бывшего завода, который переоборудовали под сдачу комнат. Уже тогда мы работали в одной комнате все вместе. С тех пор прошло больше десяти лет, сейчас наш офис занимает несколько тысяч квадратных метров, и мы все равно продолжаем работать в опенспейсах.

О деньгах

Первые 2 года мы тестировали бизнес-модель. Заработанных денег хватало на то, чтобы выплачивать всем зарплату. Самой кампании ничего не оставалось: никаких сбережений не было, на то, чтобы нанимать новых людей, денег тоже не хватало.

У нас есть такое правило: мы всегда выплачиваем зарплату в последний день месяца. Всегда. За 12 лет мы нарушили это правило только один раз — когда человек, у которого был доступ к сейфу, сломал ногу.

Мы платим вовремя, потому что я не могу требовать от людей работать, если не могу выплатить им зарплату. Даже если фаундерам не оставалось ничего — мы всегда помнили о золотом правиле компании.

Первые 2 года были очень непростыми: кампания в нуле, еле-еле сводит концы с концами. Первые полгода мы инвестировали собственные деньги. Вложить $50 000 в 2006 году — это как вложить $300-400 000 сегодня.

О сложностях

Сложности были, но бросить все не хотелось ни разу.

Переосознать наш бизнес нам помог кризис 2008 года. Буквально за один месяц нам перестали платить деньги. После 2 лет работы доходы компании иссякли и мы оказались на распутье: либо закрываемся, либо масштабируемся на другие рынки. Мы выбрали последнее: вышли сначала на русскоязычные, а потом уже на все остальные. Не потому, что стали крутыми, а просто от безысходности.

Кроме кризиса, было и много мелких сложностей. Фаундер должен заниматься всем: от покупки туалетной бумаги до составления договоров, коммерческих предложений, общения с клиентами и найма людей.

О первых сотрудниках

Первые три человека, которых мы наняли, были разработчиками. Мы не могли платить много, поэтому брали студентов, которые казались нам перспективными. Из трех программистов двое до сих пор работают у нас.

Следующими после программистов мы нанимали менеджеров по продажам. Сейлзов в команде было большинство, потому что потенциальная база клиентов — десятки тысяч компаний. На тот момент мы работали с продуктом для прямых работодателей и чтобы их охватить, нужно много людей. Каждый менеджер может обрабатывать 200-300 кампаний в месяц.

У нас маленькая команда, все были очень вовлечены в продукт. Было даже такое, что мы делали релизы 31 декабря в 8 часов вечера. Это была инициатива команды: мол, не выйдем пока не сделаем. Воспоминания остались романтичные.

Об идее

Идея создать YouScan пришла ко мне в мае 2009 года. На тот момент я работал директором по развитию бизнеса в украинском Яндексе. Мне на глаза попалась статья в TechCrunch о том, что крупные бизнесы в США отслеживают жалобы клиентов в Twitter, чтобы быстро на них реагировать. Я понял, что в ближайшее время компаниям понадобится инструмент для системной работой с отзывами клиентов в соцсетях и начал тестировать идею: набросал эскизы интерфейса продукта, начал встречаться с потенциальными клиентами. Параллельно я собирал команду, изучал зарубежные аналоги продуктов, прикидывал первую версию финансового плана.

Обдумывая план стартапа, я морально готовился к уходу со стабильной высокооплачиваемой работы и прыжку в полную неизвестность.

О команде

Первыми ко мне в команду пришли кофаундеры, которые заняли должности технического директора и директора по продажам. Кроме них мы нашли первых сотрудников — двух программистов, которые занялись разработкой прототипа продукта. Через месяц после публичного запуска продукта у нас появился первый сотрудник службы поддержки клиентов. Деньги на зарплаты первых членов команды мы платили из собственного кармана.

Наш первый офис представлял из себя маленькую комнату на 6 рабочих мест, арендованную в одном из первых коворкингов Киева.

Работы хватало на 48 часов в сутки. Двое наших разработчиков круглые сутки писали код. Директор по продажам сидел на телефоне, обзванивая потенциальных клиентов, которые понятия не имели, зачем им какой-то инструмент «для мониторинга социальных сетей». Я работал над привлечением инвестиций в проект.

О сложностях

Сделать продукт, за который клиенты были бы готовы платить деньги, оказалось сложнее, чем я ожидал. Технический кофаундер недостаточно вовлекался в работу и разработка силами маленькой команды шла очень медленно.

Очень много времени и усилий ушло на привлечение внешнего финансирования — венчурных фондов в Украине тогда почти не было, поэтому пришлось искать инвесторов из ЕС. Мы выживали в режиме бутстрэппинга (финансирование компании на свои деньги, без привлечения инвестиций — ред.), пытаясь создать импульс в развитии проекта.

Первые клиенты были не в восторге от качества продукта, и постоянно жаловались на функционал или баги.

Настроение все бросить появилось примерно через пол года после запуска проекта: двое первоначальных кофаундеров вышли из проекта, деньги закончились, продажи росли медленно и не успевали покрывать все операционные расходы, особенно разработку.

Перспективы выживания проекта были очень неопределенные. В течение нескольких последующих лет на наших глазах закрылось несколько конкурентов — у них просто не хватило терпения и ресурсов развить свои проекты. Удерживала лишь убежденность в том, что продукт станет востребован со временем. Оглядываясь назад, я очень рад, что нашел в себе силы заниматься проектом дальше. Время показало, что это правильное решение.

Об идее

Competera появилась из пивота. Проще говоря, неуспешного первого продукта.

Я знаком с Андреем (Андрей Михайлов — ред.), нашим CTO, еще с университетских лет. У меня была классная идея и немного денег — с этим я пришел к Андрею, потому что знал его как хорошего технаря. Мы создали первый продукт, и он оказался таким «классным», что мы два года потратили на его разработку, а когда запустились, им никто не пользовался. Это был сервис совместных покупок.

Первый продукт не получил ожидаемого вирального эффекта. Проблема была в том, что мы сделали не технологический, а операционный бизнес. Это было не то, чем бы я хотел заниматься.

Мы поняли, что потратили два года и кучу денег, а идея накрылась, поэтому начали искать новую возможность. По опыту первого продукта мы поняли, что люди не будут искать купон на товар, потому что цена не адекватная. Можно пойти на Hotline и купить дешевле. Андрей в то время помогал своему партнеру создать ecommerce-бизнес и тоже заметил, что ритейлер часто не понимает, какую цену ставить на каждый из 14 000 товаров. Цены поставили, кучу денег за маркетинг  заплатили,  но продукт никто не покупает, потому что цена не рыночная.

От идеи до первого клиента прошло всего три месяца, что по сравнению с последними тремя годами жизни было просто огромным рывком. Мы поняли, что строить продукт полтора года и только потом показывать его пользователю — плохая идея. Создавая первый продукт, мы могли обсуждать маркетинговую стратегию два месяца.

Тогда мы пришли к выводу, что нам нужно начать все заново. Пришла мысль создать сервис парсинга цен, которым могли бы пользоваться ритейлеры.

Первыми мы заметили ошибку в цене на сайте «Алло». Сфотографировали экран и отправили в службу поддержки «Алло». Сотрудник, который отвечает за эту группу товаров, как раз ехал в Киев и мы с ним встретились. Он сказал, что это давняя проблема компании и мы договорились о сотрудничестве.

Тогда я пришел к Андрею и говорю: «Андрюха, все классно, но 40 000 товаров». Он говорит: «Ты что, дурак? Мы даже тысячу не сможем обработать».

Следующие три недели мы почти не спали. В команде — мы, моя жена и мой знакомый сисадмин Дима. В тот период мы брали людей на работу так: «Ноутбук есть? Садись, работай». И только потом спрашивали: «А что ты вообще умеешь?». Андрей меня до сих пор винит за эту сделку.

У нас уже было 5 или 7 полноценных клиентов, когда мы только создали свой первый сайт. Все наши первые пользователи были реферальными: один клиент рекомендовал нас другому. С поиском клиентов проблем не было, сложнее было разбирать очередь и всех их подключать. В 2014 году на рынке был спрос на этот продукт.

О первом офисе

Наш первый продукт мы создавали на базе консалтинговой компании, в которой я был партнером. В здании компании в моем распоряжении был целый этаж, за который не надо было платить. Так мы очень сэкономили.

У нас не было гаража на старте, как у многих известный компаний — у нас был крутой офис. До сих пор храним на память стул из того помещения — это был трон из красного дерева. Так же выглядела почти вся мебель.

То, что у нас был такой офис, несколько раз играло важную роль. Например, когда в Competera пришел первый клиент, я провел его в свой кабинет мимо тех юристов, которые работали в этом же офисе, но в консалтинговой компании. Выглядело так, будто все эти люди — сотрудники Competera, хотя тогда сотрудниками был я, Андрей и еще несколько человек.

О сложностях

Сложности начались в 2014 году: гривна упала на 170%, а все годовые контракты мы заключали в гривне.

Когда наступил кризис 2014 года, я осознал, что денег опять нет. Клиенты есть, но денег фактически нет. Как раз в то время я встретил Сашу Сазонова, с которым был знаком с 19 лет. Он пообещал решить проблемы с бумажной работой и дать проекту денег. Саша вложил личные деньги и еще два года работал без зарплаты.

Еще один шок мы испытали, когда закончился наш первый серьезный спринт. Это была 3-недельная работа для «Алло». Мы все это время работали для одного клиента, и не понимали, как этот опыт можно использовать еще.

Хотелось понять, что нам делать дальше: можно ли парсить цены быстрее? И если можно — то как решить все эти технические вызовы?

Тогда Андрей предложил: «Давайте не будем думать о том, что делать через полгода. Мы должны четко знать, что делать через три месяца». Мы договорились, что у нас есть задачи, а над всем остальным мы думать не будем.

Когда с нами пытались заключить сотрудничество на три года, мы говорили: «Ребята, 6 месяцев для нас — как в тумане, а год — вообще ничего не видно». Поэтому мы и не брали деньги у инвесторов первые три года.

О команде

За первый год мы выросли с 5 до 25 человек. Принцип найма в начале у нас был такой: мы разгружали зоны ответственности, которые закреплены за каждым человеком. Получилось, что из 139 задач на мне было 39, на Андрее — 33, на Саше еще 40. На сотрудниках — 10 или 15. Чтобы разгрузить фаундеров, сначала мы наняли сейлзов, а затем разработчиков.

За тот год мы наделали много ошибок и взяли людей, которых не надо было брать. Мой совет на будущее: хороший HR — это один из первых сотрудников, которых нужно нанимать, потому что ошибки найма стоят очень дорого.

Первая попытка

У PromoRepublic было два запуска с разными продуктами и командами. Первый продукт не взлетел: мы подняли $50 тыс. инвестиций, заработали за первый год $20 тысяч, потратитили где-то $60 тыс., и закрылись, потому что модель с промо-акциями не работала. Продукт, который стоил $250, был слишком дорогим для потребителей.

В 2014 году мы попытались еще раз, и этот продукт продолжаем развивать до сих пор. Он стоит $10 в месяц.

Об идее

С текущим продуктом и командой мы запустились в 2014 году, когда попали в эстонский акселератор Startup Wise Guys. Все кофаундеры — выходцы из маркетинговых агентств, где приходилось обслуживать десятки малых бизнесов, поэтому идея автоматизировать маркетинг в социальных сетях была подхвачена сразу. Задача была преобразовать услугу в продукт.

Чтобы получить деньги для этой идеи, я пошел в акселератор. Работать за деньги инвесторов — это обычная модель в Америке и Европе. Есть два варианта: первый — у тебя есть сбережения и ты их уверенно тратишь их. Второй — ты умный предприниматель с большим опытом: упаковываешь бизнес и идешь поднимать деньги.

Первый год мы работали на украинском рынке. Позже поняли, что здесь потребитель не будет платить больше $10 за подобный продукт. Поэтому мы пытались научится работать на рынке США — он более конкурентный, там более дорогие каналы.

О команде

Первые люди были кросс-функциональными специалистами. Все они были немного крейзи, без них мы не смогли бы поддерживать рост. Минус был только в том, что команда из 5-10 человек очень быстрая в решениях, но медленная в их реализации.

У нас никогда не бывало пауз во время разработки продукта. Как только появлялась идея — сразу подключались разработчики. Никто не сидел без дела, потому что у нас всегда были деньги. Мы всегда работали только на инвесторские средства.

С февраля 2012 года Саша Нескин (сооснователь Petcube, — ред.) программировал что-то с помощью Arduino. За несколько месяцев он сделал прототип устройства, которое в будущем стало нашей камерой, и в мае показал его на одной из конференций. Тогда это была камера с радиорынка, примотанная к триноге, вместе с лазером, который держался на скотче.

Изначально идея была в другом: Саша сделал веб-интерфейс, который позволял кому угодно зайти и поиграть с его собакой, чтобы она не скучала, пока он на работе. Саша уже тогда начал задумываться, что это может стать бизнесом: люди говорили, что они хотели бы такое для своего животного.

Тогда он стал думать, как из этого делать компанию. В то время я, Саша и Андрей Клен вместе работали в агентстве Prodigi, и Саша предложил Андрею сделать дизайн продукта. Ни о каких деньгах тогда не шло и речи, Андрею было просто интересно принять этот вызов и примерно к июню он придумал наш узнаваемый куб.

Немного позже мы с Сашей поехали на конференцию в Одессу. Саша выступал, рассказывал об этом проекте и сказал, что в компании он по сути CTO и ищет CEO. Тогда я уже собирался уходить из Prodigi и собирался делать свой ecommerce-продукт.

На той конференции один наш знакомый спросил, почему бы нам не начать развивать компанию вместе. Мы с Сашей не особо дружили и часто конфликтовали, у нас были разные взгляды, но мы решили попробовать.

Мы решили не идти в украинский акселератор Happy Farm (они хотели большую долю в компании) и готовиться к Kickstarter. По нашим подсчетам, сбережений в несколько десятков тысяч долларов нам хватало до августа 2013 года.

В конце июля я ушел из Prodigi, Саша с Андреем продолжали работать там еще какое-то время, но потом тоже перешли на фултайм на Petcube. Мы участвовали в выставках, получали фидбек, сами видели прогресс и начали писать патент.

Мы работали из дома и иногда встречались в кафе, большую часть времени готовились к запуску на Kickstarter. Мы сразу распределили роли: Андрей занимался дизайном, Саша разработкой, а я — административными и маркетинговыми вопросами.

У нас был план дотянуть до Kickstarter, но тогда мы еще не знали, что это займет 15 месяцев, и еще до выхода нам придется пойти в акселератор и привлечь первые инвестиции.

Когда представили первый iPhone, будущие сооснователи Readdle были работающими студентами. Мы делали софт для Mac, поэтому были неплохо знакомы с их экосистемой и разбирались в ней лучше рынка.

Я помню момент, когда представили iPhone — мы тогда сидели на работе. Впечатление от презентации немного померкло, когда я получил устройство в руки: на нем нельзя было читать книжки, в то время как мой старый Pocket PC без проблем с этим справлялся.

Тогда еще не было App Store, поэтому мы решили исправить эту проблему и за пару недель написали сервис, который позволял открывать книжки через браузер Safari. Мы сразу выбрали амбициозный слоган и написали на сайте «The Best Way to Read Books on iPhone». Вместе с Сашей Тягульским мы работали в продуктовой компании CS Odessa, именно тут мы разрабатывали софт для Mac, поэтому у меня были связи в Apple. В Купертино нас заметили и поместили в список рекомендованных сервисов у себя на сайте — это дало нам первых пользователей. Кроме этого, они быстро поняли, что веб — это неправильная стратегия и начали готовить магазин приложений.

Поскольку они уже знали о нас, то позвонили нам за пару недель до презентации App Store с предложением делать приложение. Мы сделали его за 8 недель и выложили в App Store с ценником в $15. Как только мы получили первый чек от Apple в виде нескольких тысяч долларов, уже не сомневались и решили уходить с основной работы и продолжать развитие Readdle.

Читайте нас в Telegram

Истории

Как придумали и разработали bird — эксперимент ЛУН длиной в год 🐦

Год назад Арсений Фещенко представлялся как дизайнер ЛУН. Сегодня — как дизайнер bird, приложения по поиску квартир для аренды в Киеве.

Приложение со свежим подходом к поиску квартиры для аренды появилось в App Store ровно год назад. Темно-синий интерфейс и карта с видом «птичьего полета» не были похожи ни на одно приложение с подобной задачей. По словам основателей bird, за это время они пережили апдейты, крэши, факапы, статьи, фиксы, кампании, снова факапы, награды.

Весь год Фещенко не отвечал на вопрос, имеет ли bird отношение к ЛУН, но к первой годовщине рассказывает историю эксперимента, который в итоге стал его основным проектом.

ЛУН-эксперимент

bird появился как стартап-эксперимент внутри компании ЛУН. Сейчас над приложением работают три человека: backend-разработчик Сергей Иващенко, iOS-разработчик Евгений Панчешный, и я, дизайнер Арсений Фещенко.

Команда bird

С самого начала мы заложили в продукт фундаментальную идею: хотели отображать квартиры на карте мобильного приложения.

Почему карта? Самый важный параметр квартиры — её расположение. Именно карта лучше всего отвечает на вопрос: «Где находится квартира, в которой я буду жить?». За последнее время я переезжал несколько раз и прочувствовал боль, когда видишь объявление, но не понимаешь расположение будущего дома. По моему опыту — не существует способа искать квартиру удобнее, чем с помощью карты.

Почему мобильное приложение? К сожалению, в 2019-м карты в вебе все еще работают плохо. Карту хочется рассмотреть, покрутить, погулять по ней — с экрана ноутбука делать это неудобно. Мир уже стал mobile-first, именно в мобильных приложениях карты как раз работают отлично.

Идея отображения квартир на карте витала в воздухе очень давно, но впервые появилась на свет в видео «Concept 2020», которое мы в ЛУН сделали в ноябре 2018.

Концепт 2020: как будет выглядеть выбор квартир в будущем по версии ЛУН

Над концептом 2020 работала небольшая, но мощная команда:

  • Ната Стрельченко (дизайнер Flatfy);
  • Саша Иванов (продакт Flatfy);
  • я (тогда — дизайнер ЛУН);
  • Денис Цыганок (сооснователь ЛУН).

Это видео — не просто красивая картинка и фантазия. Все сущности и механики проектировались так, чтобы продукт получился работоспособным и целостным.

Концепт — способ пофантазировать о будущем. Да, покупка квартиры за $150 000 с помощью TouchID выглядит пока нереальной, но многие функции из концепта 2020 существовали уже в 2018 году: режим 3D-карты со спутника в Google Earth, 3D-планировка и прогулка по квартире в Matterport, объекты инфраструктуры в Foursquare.

После создания концепта стало понятно, что нам ничего не мешает начать работу над таким продуктом прямо сейчас. Так начался эксперимент, который позже получит название bird.

Project Moon

  • Задача: проверить работоспособность концепта 2020 в реальном мире в 2018 году.
  • Время: три месяца.
  • Команда: дизайнер и iOS-разработчик.

Мы выбрали кодовое название эксперимента внутри компании — Moon. Это звучало забавно, но полностью отражало то, чем мы занимались. ЛУН — большая компания, которая медленно итеративно оттачивает уже состоявшиеся продукты. Moon — маленькая команда, которая быстро проверяет экспериментальный продукт.

Для максимального фокуса мы поставили себе несколько ограничений:

  1. Только iOS-приложение.
  2. Только долгосрочная аренда квартир.
  3. Только Киев.

Это помогло не распыляться на множество платформ, городов и разделов рынка недвижимости.

Для получения данных мы использовали API ЛУН, но из-за отображения интерфейса исключительно через карту показывали только квартиры с точным адресом. Это условие в будущем положительно повлияет на качество контента: если у объявления нет точного адреса — скорее всего, с ним что-то не так.

Тогда концепт 2020 впервые столкнулся с реальностью. Нарисовать что-то намного легче, чем создать работающую вещь. Самые слабые моменты проявились мгновенно:

  • мы не представляли, как сделать 3D-карту со спутника;
  • как и фильтры с анимацией;
  • как и прогулку по квартире.

Функция за функцией, от концепта отпадали куски, в конце концов стало понятно ядро продукта. Он не может работать без 3D-карты с квартирами.

Первая версия приложения bird: карта с квартирами и ни одной кнопки

Мы бросили все свои силы на поиск лучшей карты. Самый важный критерий — скорость работы. Сразу же отвалились Apple Maps и Google Maps: при отображении на них 10 000 точек (приблизительное количество жилых домов Киева) FPS падал до 10–13 кадров. Очень медленно, не подходит. Карта Mapbox с легкостью отображала 10 000 3D-зданий со стабильным FPS в 60 кадров. Приятный бонус — Mapbox можно легко кастомизировать и обновлять. К тому же, до 25 000 пользователей в месяц карта была бесплатной.

Bird или ЛУН?

Когда мы приблизились к запуску, пришлось ответить на один короткий, но сложный вопрос: под каким брендом запускаться?

«Поскольку у ЛУН нет приложения, а его давно просят, мы опасались запускать эксперимент под брендом ЛУН. Скорее всего, это привело бы к большому количеству негативных оценок из-за завышенных ожиданий пользователей. Нам было интересно увидеть чистый эффект от продукта, без известного бренда», — объясняет Денис Цыганок, сооснователь ЛУН.

Кроме создания приложения, нужно было придумать новый бренд и название.

Название — самое важное. С ним мы будем сталкиваться чаще всего, поменять его будет сложно. Мы подошли к этой задаче как настоящие гики: при первом подходе я написал генератор названий, который перебирает определенные комбинации гласных и согласных. Такие названия не имели смысла, но звучали приятно.

Варианты названий, созданные генератором

Во втором более осмысленном подходе мы выбрали три эмоциональные категории звучания. Мы решили, что использовать слова «flat», «rent», «find» в названии приложения по аренде — не круто. А «bird» — круто. Потому что птичка летает над городом, все видит и все знает. С этого момента мы — bird.

Тот самый флипчарт с названиями приложения

На внешний вид продукта и бренда сильно повлиял футуризм. Темно-синий цвет пришел из интерфейсов в фильмах IronMan, Blade Runner 2049, Westworld.

Референсы UI из фильмов, которые повлияли на выбор темно-синей стилистики

Акцентным цветом стал желтый — самый контрастный теплый к основному холодному синему. Главным вдохновением для его оттенка стали «Симпсоны».

Главный референс желтого цвета

На создание логотипа ушло меньше всего времени. Из-за геометрической стилистики карты в приложении он тоже получился максимально геометрическим — два круга и треугольник. Для динамической текстовой части мы выбрали курсив шрифта Montserrat.

Первая версия логотипа

Запуск и развитие

На момент запуска нашему разработчику Жене было 17 лет. По правилам App Store, он не мог опубликовать приложение, поэтому у bird указан автор Arsenii Feshchenko.

Видео с запуска. В кадре — счастливый разработчик Женя

Мы запустились 13 декабря, но выдохнуть не получилось. Продукт был очень сырым и нестабильным, наступило время активного сбора фидбека и быстрого внесения изменений. За пару релизов мы добавили две самые важные функции: фильтры и добавление в избранное. Тогда же запустили первую рекламную кампанию — и эксперимент начался.

По первым отзывам, приложение очень нравилось пользователям: быстрая карта, приятный дизайн, много объявлений. Но самый приятный сигнал — с помощью bird люди арендовали квартиры.

Отзыв из App Store

Мы понимали, что без активного развития даже футуристичное приложение устареет, поэтому взяли за правило выпускать одно обновление в неделю.

Такая быстрая скорость обновлений дала возможность не только добавлять новые функции, но и улучшать старые. Например, сейчас карточка дома уже находится в третьей версии.

Итеративное улучшение карточки дома

Звучит забавно, но визуальная часть концепта 2020, с которого все начиналось, быстро устарела. Все элементы интерфейса и иллюстрации в процессе разработки bird были перерисованы с нуля. После этого на старые уже не хотелось смотреть. Самое важное: нам удалось сохранить простой минималистичный интерфейс, при этом спрятать за ним много сложных технологических идей.

Внешний вид фильтра цены в концепте и реальном продукте

Главной задачей на 2019 год мы ставили себе реализацию всех функций из концепта 2020. В результате в продукте появляются функции, о которых мы даже не думали. Например, подписка на дом или визуальное отображение доступности метро. Приложение начинало жить своей жизнью.

Самые важные изменения в продукте за год

Персонаж

Кроме развития приложения, развивался и bird-персонаж. Угловатая геометрическая птичка превратилась в полноценного живого маскота.

Эволюция персонажа bird

Персонаж впервые появился в неожиданных местах приложения. Если у пользователя пустое избранное — кроме текста, который объясняет ситуацию, появилась птичка со слезами. Такие картинки понравились пользователям: птица сопровождала их по всему приложению и спасала ситуацию, если это было необходимо.

Первые иллюстрации c bird внутри приложения

Эмоциональность и характерный tone-of-voice получились настолько удачными, что у bird появился свой Telegram-канал. В канале мы рассказываем о свежих обновлениях, новых функциях, проводим голосования и опросы. Мы стараемся как можно чаще спрашивать, что бесит пользователей в приложении и что можно улучшить.

Результаты последнего опроса пользователей bird

Кроме официального канала bird, у нас есть личные каналы, в которых мы рассказываем про всю внутреннюю кухню создания продукта. У меня — канал про дизайн, у Жени — канал про iOS-разработку.

Как мы взяли 2 Red Dot

Приложение работает только в Киеве, но по сравнению с другими приложениями аренды квартир в мире, дизайн bird выглядел на голову выше.

Тогда у нас появилась безумная идея: податься на Red Dot, одну из самых популярных дизайн-наград в мире. До конца срока подачи оставалось два месяца: мы успевали, хотя надежд было мало.

Мы выиграли дважды — в категориях User Interfaces и Apps. bird доказал свой дизайн не только локальному украинскому рынку, но и всему миру.

На церемонии награждения RedDot в Берлине: Денис Цыганок (сооснователь ЛУН), Саша Иванов (CDBO Flatfy) и команда bird: Арсений Фещенко и Женя Панчешный

Это была очень важная победа. Во-первых, мы еще раз убедились в силе нашего дизайна. Во-вторых, награда давала преимущество перед другими приложениями в категории.

Результат эксперимента

  • 90 000 скачиваний;
  • 30 000 активных пользователей в месяц;
  • 5 600 отзывов в App Store со средней оценкой 4,9 из 5;
  • 40 обновлений;
  • 2 Red Dot.

«Эксперимент удался. В ходе работы над bird стало понятно, что у нас получается строить бренд, который любят, в сложной теме аренды квартир. Под этим я понимаю высокую оценку продукта при значительной пользовательской базе.

Мы продолжаем эксперимент, и в следующем году на базе bird хотим попробовать новые способы монетизации. Бренд ЛУН более известен среди покупателей квартир, а bird может стать самым значимым брендом в сфере аренды», — говорит Денис Цыганок, сооснователь ЛУН.

Планы

За год ничего не поменялось: у нас нет времени расслабляться, мы продолжаем делать love-бренд. Наши большие задачи на 2020 год — монетизировать проект и запуститься на новых рынках.

2020 — год, под который создавался bird с самого начала. Все самое интересное произойдет здесь. Stay bird-tuned.

🐦

Истории

Почему искать инвестора на Web Summit — бессмысленно. Колонка Александра Брюховецкого

Представьте, что на Черную пятницу «Цитрус» решил продавать iPhone 11 по 10 грн и вы проходите мимо бесконечной очереди, которая выстроилась у магазина. Представили? Приблизительно так выглядят стартаперы, которые ищут финансирование на Web Summit.

Сооснователь аналитического сервиса Neyra Александр Брюховецкий побывал на конференции в этом году и рассказывает, как безуспешно питчил стартап в спартанских условиях и как найти подход к инвесторам на Web Summit.

Чего мы ждали от Web Summit

Наш стартап Neyra — сервис аналитики для онлайн-бизнеса, как Google Analytics на стероидах. Мы показываем все нужные для бизнеса KPI в одном дашборде. Наш искусственный интеллект анализирует рекламные кампании, прогнозирует продажи и оповещает клиента, если что-то идет не так. Например, если повышается цена лида.

Наш клиент — любой бизнес, который занимается диджитал-маркетингом. Поэтому нам казалось, что Web Summit станет идеальным местом для самопрезентации, поиска новых клиентов и партнеров.

После заполнения формы на сайте нам назначили звонок с представителем мероприятия, ответственным за отбор стартапов и выдачу Alpha pass. Этот пакет включает набор из трех билетов и возможность поставить свой выставочный стенд.

После непродолжительного Skype-колла нам дали ссылку для покупки билетов. Оказалось, что Alpha pass стоит 10 000 евро, но через несколько дней мы получили письмо со скидкой на пакет и в итоге купили его за 9 000 евро.

Что не так с Web Summit

Первое, что бросается в глаза еще до конференции, — спам. Можно восхищаться агрессивным маркетингом, но 4-5 имейлов в день — это перебор. Письма присылают не только организаторы, но и настойчивые участники и партнеры мероприятия. Из полезного были только гайды по подготовке к выставочному дню.

С официальным приложением Web Summit тоже были сложности. Оно позволяет найти и связаться с любым участником конференции, но часто лагает и там нет фильтров для поиска. Мы предложили встречу 150 людям — из них ответили буквально пару человек.

Третья проблема — очереди. За время, пока стоите у входа на конференцию, можно спокойно придумать новый стартап. Мы стояли три часа. Некоторых и вовсе не пустили, потому что зал уже был переполнен желающими послушать президента Huawei.

Стенд на выживание

На второй день мы получили свой стенд. Когда пришли посмотреть на место, где будем стоять целый день, просто офигели. Два кофаундера с ноутбуками должны уместиться на площади 50 кв. см. Мы решили стоять по очереди, чтобы успеть посмотреть на другие стартапы. В среднем к нашему стенду подходили раз в пять минут.

Многие стенды пытались выделиться: кто-то раздавал нанонаклейки для телефонов, кто-то надевал яркие зеленые костюмы ящериц. Наши соседи, например, поставили на стенд экран, аренда которого обошлась им как новый телевизор. Круто, что на этой конференции sex doesn’t sell. Вы не увидите там полуголых девушек-аниматоров.

Инвесторы и питчинги

Среди 70 000 гостей Web Summit есть инвесторы, но это не значит, что они ищут, куда вложить деньги.

Обычно при подготовке ко встрече с инвестором мы изучаем его портфолио и подбираем тактику для питчинга. Мы быстро поняли, что не нужно говорить с ними о сложных технологичных вещах. Подходит инвестор, смотрит на дашборд, а вы набрасываетесь на него с криками, что ваши показатели на 3% больше чего-то, о чем он понятия не имеет. Не надо так.

Инвесторам важно знать, чем вы отличаетесь от конкурентов, насколько востребован ваш продукт и как вы планируете привлекать пользователей.

Мы провели много быстрых питчингов на ринге. Главное правило — ценить время человека и не грузить лишней информацией.

Питчинги на ринге Web Summit

Инвесторы — тоже люди, которые хотят бывать в отпуске, проводить время с семьей, выпивать и отдыхать. Один ангельский инвестор признался мне, что пропустит следующую вечеринку от организаторов и пойдет ужинать в другом месте, потому что здесь от него просто так не отстанут.

Что в итоге

За день к нам подошли 30 человек. Часть из них стали нашими клиентами, а кто-то предложил полезные услуги, которыми мы планируем воспользоваться в будущем.

Web Summit — крутая возможность увидеть Лиссабон, отточить мастерство питча, найти партнеров и клиентов, но не инвесторов. Для поиска финансирования лучше подойдут другие мероприятия.

Если хотите попытать счастья на больших конференциях, то я бы рекомендовал Slush. В отличие от Web Summit, его проводит студенческое сообщество. Кроме того, у Slush есть система matchmaking — своеобразный Tinder для стартапов и инвесторов. Заполняете профайл — и вас находят, или пишете инвестору сами.

Читайте нас в Telegram

Истории

240 упоминаний в СМИ и 25 000 грн донатов с помощью Tinder. Кейс Royenko Agency (Обновлено)

Что делать, когда клиент приходит в агентство с благородной миссией, но без бюджета и со сжатыми сроками? С этим вопросом столкнулась команда Royenko Agency, когда к ним обратился благотворительный фонд «12 Вартових». Результатом сотрудничества стала кампания с украинскими замками, которые зарегистрировались в Tinder, чтобы не умереть в одиночестве. Проект привлек внимание украинских и международных медиа.

СЕО агентства Ольга Роенко рассказывает, кто придумал создать аккаунты замков в Tinder, как они получили потенциальный в несколько миллионов пользователей и помогли клиенту найти доноров для благотворительного проекта.

Клиент

В августе 2019 Лала Тарапакина, украинская путешественница и автор экспедиционного проекта «Знайдено в Україні», зарегистрировала Благотворительный фонд «12 Вартових». Цель организации — восстановить украинские замки и создать инфраструктуру для развития локального туризма.

Лала обратилась в наше маркетинг-агентство для разработки информационной кампании вокруг фонда, чтобы найти доноров и партнеров.

Бриф и бюджет

У нас была задача: за неделю рассказать о новом благотворительном фонде и сфере его деятельности. Ранее поддержка памятников архитектуры была исключительно волонтерской. Теперь же основали благотворительный фонд для системного сотрудничества с бизнесом.

У нас были определенные ограничения: нельзя было драматизировать, вызывать жалость и просить о помощи напрямую. Мы решили реализовать проект по принципу pro bono, поэтому бюджет составлял 0 грн. Все, что у нас было, — 12 стартовых пакетов мобильных операторов для регистрации аккаунтов в Tinder.

Креатив

Креативный директор Royenko Agency Зося Зосим использовала прием «олицетворение-одушевление» — это когда вы «оживляете» неодушевленный предмет и задаете вопрос: «Что бы он сказал, сделал, посоветовал?».

«Я поставила себя на место замка. Постаралась понять, что он чувствует и чего хочет. Инсайт пришел сразу — замки очень-очень одиноки. А что делают одинокие люди, когда хотят что-то изменить? В современных реалиях — регистрируются на сайтах знакомств. Вот тут и щелкнуло — надо зарегистрировать замок в Tinder!» — говорит Зосим.

Большинство украинских замков находятся в плачевном состоянии. На фоне других проблем в стране вопрос сохранности памятников архитектуры отходит на второй план. Но если не начать восстанавливать их сейчас, то через 50 лет в Украине не останется ни одного замка.

Коммуникация и Tinder

Команда состояла из креативного директора и руководителя проекта с нашей стороны, а также двух SMM со стороны клиента, которые вели коммуникацию в Tinder от имени замков. В четыре руки они зарегистрировали 12 замков — у каждого был свой аккаунт, номер телефона, электронный ящик и романтическая история.

Знакомые и волонтеры помогли нам написать пресс-релизы о проекте на 7 языках: польском, украинском, русском, словацком, немецком, венгерском и чешском. Затем мы подготовили базу СМИ и разослали релизы.

История полетела не сразу, но после первых 5-7 публикаций ее подхватили лидеры мнений, телеведущие и активисты. Также на кампанию обратило внимание посольство Украины в Чехии. За сутки замки получили сотни «метчей» в приложении.

Через пять дней Tinder забанил сначала один наш аккаунт, а в течение 14 дней все остальные. Мы просили службу поддержки разблокировать аккаунты и поддержать проект, но не получили ответа.

Результат

Кампания получила 243 публикации в СМИ (печатных, онлайн, радио, ТВ) и 253 в социальных сетях. Наши партнеры по аналитике из SemanticForce собрали все упоминания за два месяца и суммировали аудиторию всех медиа и страниц в соцсетях, где упоминали проект.

Результат: потенциальный охват проекта в электронных СМИ составил более 5 млн, а в соцсетях — более 6 млн. Аудитория ТВ-каналов и радиостанций в исследовании не учтена. Этот показатель не имеет ничего общего с количеством вовлеченных контактов — это размер аудитории, которая потенциально могла узнать о проекте.

Клиент получил донаты на сумму 25 000 грн. Также фонду предложили стройматериалы и волонтерскую помощь в уборке территорий замков. Сейчас «12 Вартових» ведут переговоры о старте системного сотрудничества с несколькими крупными компаниями.

Обновлено: в первой версии статью было указано, про проект получил 1 млрд потенциального охвата, это ошибка. Реальная цифра: 5 млн потенциального охвата.

Читайте нас в Telegram

Истории

«Знімаємо в рекламі співробітниць, а не моделей». Як brabrabra змінюють погляд на жіночу красу в рекламі

Тренд знімати в рекламі жінок різної комплекції, а не лише моделей, дійшов і до України. Якщо раніше такі постери можна було побачити лише у торгових центрах США, то тепер звичайних жінок фотографують і українські бренди. Один із них — студія комфортної білизни brabrabra. Вони не платять моделям, а знімають у рекламі своїх співробітниць — бухгалтерок, менеджерок з продажів та логісток.

Про те, як трансформувалася комунікація бренду, у колонці на Vector розповідає SMM-менеджер brabrabra Ольга Мельнікова.

Як позиціонують себе brabrabra

Із самого початку наша стратегія була спрямована на донесення ідеології бренду. Кожна жінка —  прекрасна, якими б фізичними параметрами вона не була наділена від природи.

Ми проти погляду на жіноче тіло та красу як комерційний товар. Проти того, що змушує жінку почуватися некомфортно та обмежує її. Ми не про секс, а про привабливість.

Наша аудиторія дуже широка: це і дівчата, які придбали свій перший бра, і підприємиці, і спортсменки, і мами, і бабусі. У наших клієнток абсолютно різні параметри та погляди. Вони не хочуть, щоб їх порівнювали. Хочуть довіряти однодумцям та приходити до «своїх».

Ми не приховуємо правди, не намагаємося продати, а будуємо довірливі стосунки.  Любити себе — це мистецтво, баланс, натхнення. Полюбіть себе — і вас полюбить весь світ.

Фото: Facebook Brabrabra

Як з’явилася ідея знімати в рекламі звичайних жінок

Ми почали зміни з себе. Під час зйомок реклами в кадр потрапляли наші менеджерки, які керували процесом і показували, як потрібно позувати та рухатись моделям.

Після фотосесій ми командою переглядали фотографії — і саме ці кадри менеджерок викликали у нас захват. У той момент ми зрозуміли, що треба все перезняти.

Тепер ми не користуємось послугами моделей — знімаємо для реклами тільки своїх співробітниць та постійних клієнток. Бо ніхто не може показати нашу білизну краще, ніж ми самі.

Кожна співробітниця brabrabra знає, що може бути моделлю — варто лише висловити своє бажання.

Звісно, ми використовуємо програми для обробки фото, але тільки щоб «підтягнути» кольори, прибрати щось з кадру чи скорегувати світло. Ми не ретушуємо тіла дівчат.

Як відреагувала аудиторія

Деякі дівчата писали слова вдячності за нашу роботу. Українська аудиторія вже давно була готова до такого роду формату. Просто не було ще тих відчайдухів, які наважилися б першими втілити його.

Були й негативні реакції. Люди, які не готові до змін і трохи ширшого погляду, будуть завжди. Зазвичай ми нівелюємо негатив дуже просто: нагадуємо агресивному коментатору про дорогих йому людей — мам і бабусь, у яких, можливо, неідеальне тіло, але вони однаково є прекрасними. Як правило, людина з нами погоджується, вибачається та дякує.

Як нова стратегія вплинула на маркетинг і продажі

Коли клієнтка дивиться фото з каталогу, де позує худенька дівчина з ідеальною білосніжною усмішкою та ногами «від вух», вона не ототожнює цей одяг з собою.

Жінка не купить комплект, що побачила на моделі, бо вона не схожа на дівчину на картинці. Товар, який рекламує модель — не твій, він тобі не пасує. Бо ти — не вона, ти — це ти. Такий меседж ми обрали.

Наші клієнтки хочуть бачити, як білизна буде сидіти на їхній фігурі, а не фігурі моделі. На фігурі жінки, яка нещодавно народила, у якої широкі або худі стегна, великий бюст або родимка на тілі.

У результаті кампанії ми помітили динаміку продажів. В індустрії моди та краси продажі базуються на певному ідеалі, на який більшість людей не схожі. Ми ж ведемо чесну гру та допомагаємо жінкам налагоджувати здорові стосунки зі своїм тілом.

За рік кількість наших підписників у соцмережах зросла втричі. Окрім цього, клієнтки почали повертатися до нас із подругами, мамами, бабусями чи сусідками.

Ми зрозуміли, що встановили високу планку на ринку, коли почали помічати схожу стратегію у соцмережах конкурентів. Іноді були навіть майже ідентичні з нашими тексти.

З іншого боку, послідовники — це добре. Значить, ми обрали правильний шлях.

Читайте нас в Telegram

Истории

Ответь за pedo guy: как идет суд над Маском за клевету на дайвера

В Лос-Анджелесе начались судебные слушания по делу Илона Маска. Его обвиняют в клевете на британского дайвера Вернона Ансворта — в прошлом году предприниматель назвал его педофилом. Мы решили вспомнить, с чего началась эта история и как сейчас обстоят дела у Маска.

С чего все началось

В 2018 году весь мир наблюдал, как пытаются спасти детей из пещеры в Таиланде. Маск предложил использовать мини-субмарину, а британский спасатель Вернон Ансворт назвал ее рекламным трюком. В ответ предприниматель в своем Twitter назвал Ансворта педофилом (pedo guy), но затем извинился и удалил твит.

Правда, позже в письме к корреспонденту Buzzfeed News Маск заявил, что Ансворт переехал в таиландский город Чианграй из-за 12-летней невесты. В итоге дело дошло до судебного разбирательства.

Частный детектив-мошенник и значение «pedo guy» в ЮАР

История начала обрастать подробностями в сентябре этого года, когда суд обнародовал документы относительно этого дела. Выяснилось, что ассистент Илона Маска нанял частного детектива Джеймса Ховарда, чтобы тот помог найти доказательства высказываний Маска об Ансворте.

Ховард обнаружил, что дайвер будто бы вступил в отношения с 12-летней девочкой. Также в своем отчете детектив рассказал, что во время спасения детей из пещеры другие люди отзывались о нем как о «жутком человеке».

Маск в свою очередь заявил, что не называл Ансворта педофилом. Pedo guy — популярное ругательство в ЮАР, где вырос предприниматель. Это синоним к словосочетанию «жуткий старик». Его используют для оскорбления внешности и поведения человека, а не для обвинения в педофилии.

Позже в Buzzfeed News выяснили, что Джеймс Ховард-Хиггинс — мошенник. Он был сооснователем охранной компании Orchid Maritime Security и украл у партнеров $525 000. За это Ховард отсидел 18 месяцев в тюрьме. Маск заплатил детективу больше $50 000, но взамен получил ложную информацию.

Иллюстрация: Business Insider

Как идут судебные разбирательства

Во вторник и среду состоялись два судебных заседания по этому делу. Адвокат предпринимателя подчеркнул, что Маск не хотел называть дайвера буквально педофилом — он подразумевал распространенное в ЮАР оскорбление.

Адвокаты Ансворта, в свою очередь настаивают, что Маск пытался оклеветать их подзащитного и подорвать его репутацию.

В среду Маск с адвокатом продолжили настаивать на этом. Также предприниматель рассказал о своем состоянии в $20 млрд, однако отметил, что значительная его часть сосредоточена в неликвидных активах.

«Люди думают, что у меня много денег. У меня их нет. У меня есть акции SpaceX, Tesla и долги», — заявил Маск.

Читайте нас в Telegram

Истории

Украинцы выиграли 602 000 грн на мультсериал. Британский режиссер обвинил их в краже проекта. Что происходит?

Есть два крокодила. Один не ест мясо, другой не умеет плавать. Оба становятся изгоями среди крокодилов, но находят новых друзей среди других зверей.

Насколько отличаются эти две истории? Первая выиграла грант, но деньги пошли на вторую. Спойлер: все очень странно, запасайтесь попкорном.

Все началось с того, что украинская продюсер Десняна Рожкова предложила британскому режиссеру Дерику Тану грант на создание мультсериала по его книге. Она получила 602 000 грн от Украинского культурного фонда на препродакшн, а затем поменяла название и сценариста проекта.

Теперь британец обвиняет украинку в краже проекта, а она всё отрицает. Мы поговорили со всеми сторонами конфликта, изучили личные переписки и документы, а теперь разбираемся, кто прав.

Кто такой Дерик Тан

Дерик Тан — британский режиссер и оператор-постановщик из Лондона. Он снимал клипы для Beyonce, Pink, Foo Fighters и Red Hot Chilly Peppers, рекламу для Nike, Adidas, O2, Volvo, а также фильмы и короткометражки. В 2017 году Тан издал на Западе книгу для детей Reggie The Vegetarian Crocodile. Уже три года он живет в Киеве и работает над созданием мультсериала по своей книге.

Кто такая Десняна Рожкова

Десняна Рожкова — украинская продюсер, работала над фильмами «Трубач», «Носоріг», «Паршиві вівці» и мультфильмом «Микита Кожум’яка». Ранее работала в компаниях Film.ua и UKRKINO.

С чего все началось

В 2017 году Дерик Тан переехал в Украину, чтобы писать сценарий для мультсериала по своей книге про крокодила-вегетарианца Reggie The Vegetarian Crocodile. Он искал аниматоров и продюсеров для сотрудничества.

В 2018 году украинский художник Дмитрий Лисенбарт, который рисовал иллюстрации для книги Дерика, познакомил его с продюсером Ольгой Журженко из одесской компании UKRKINO. Она заинтересовалась мультсериалом и получила драфты серий, но из-за загруженности другими проектами посоветовала обратиться к своему партнеру — продюсеру Десняне Рожковой.

Летом 2019 года Десняна получила грант от Украинского культурного фонда (далее — УКФ) на сумму 602 000 грн. А дальше, по заявлению УКФ, в команде грантополучателя случился «творческий конфликт», за который фондовая организация не несет никакой ответственности. Грантовому проекту поменяли название и сценариста, создали страницу на Facebook, а украинская команда во всю работает над первой серией мультсериала.

Что за проект

В 2017 году британский режиссер начал работать над сценариями для мультсериала Meji the Veggie по своей книге Reggie The Vegetarian Crocodile. По сюжету книги и мультсериала крокодил-вегетарианец отказывается есть мясо и становится изгоем среди других крокодилов. Зато он находит новых друзей среди разных зверей: обезьяна, жираф, полевая мышь, бегемот, газель.

Сотрудничество с продюсерами

Первым делом Дерик Тан подписал соглашение с продюсерской компанией UKRKINO, руководителем которой является Ольга Журженко. Он разрешил организации искать финансирование для проекта Meji The Veggie. Документ подписали 17 января 2019 года сроком действия до 1 апреля 2019. Исходя из соглашения, право на оригинальный сценарий никому не передавалось.

В феврале 2019 британец встретился с партнерами Ольги Журженко, продюсером Десняной Рожковой и ее мужем, аниматором Сергеем. Обсудили концепцию проекта, за поиск финансирования взялась Десняна. В марте она подала проект на грант от УКФ и запросила у Тана резюме и мотивационное письмо, но не объяснила условия гранта. Дерик отправил необходимые документы, включая синопсис проекта.

В апреле договор между британцем и UKRKINO истек. Дерик пытался связаться с Рожковой, но на сообщения ответа не получил.

С британцем связались только в мае. К тому времени он обратился к одному из крупнейших лондонских продакшенов KingBee, чтобы продолжить работу над мультсериалом без украинских коллег.

Конкурс проектов

Meji The Veggie прошел первый этап технического отбора и попал на рассмотрение экспертам. Рожкова уверяла, что, по ее инсайдам от УКФ, у проекта хорошие шансы. Прояснились и условия гранта: деньги покроют пилотную серию с озвучкой на украинском языке, но в финальной версии проекта будет английский.

Тан объяснял продюсеру, что из-за длительной паузы в коммуникации он привлек людей из Лондона и работать придется с новыми аниматорами. Рожкова заверяла, что коллаборация поможет проекту.

Также в ходе переписки продюсер рассказала, что предполагаемая сумма гранта на проект — 998 000 грн. Деньги пойдут на разработку персонажей, раскадровок, анимации, озвучки и промо для кино-маркетплейсов.

12 июня Десняна Рожкова сообщила, что проект британца занял 11 место из 295, оставался последний этап — переговоры с руководством УКФ и подписание договора на получение гранта.

Грант от УКФ

Соглашение с УКФ состояло из 2 документов: заявки на грант и подписи на реализацию проекта. Первый документ подписывала только Рожкова, подпись Тана нужна была на втором. 23 июля продюсер Десняна Рожкова подписала договор с УКФ на получение гранта на сумму меньше озвученной ранее — 602 000 грн.

В проекте Дерик Тан фигурировал как автор сценария. По словам британца, он не знал об этом договоре. Он увидит его только в конце сентября.

29 июля британец получил на подпись договор на реализацию проекта с передачей эксклюзивных прав на проект Рожковой. Британец отправил его на проверку западным юристам, которые советовали ни в коем случае не подписывать документ.  

Мы изучили документ и нашли абзац, с которым не мирился Дерик Тан. В нем говорится об исключительной передаче авторских прав, необходимых для производства и дистрибуции продукта — продюсеру передавались авторские права, права исполнителя, имиджевые права, имя автора.

Исходя из документа все контролировал только продюсер. Британец отказался подписывать документ и потребовал внести правки.

В начале августа Десняна написала, что в ходе сложных переговоров с УКФ им урезали бюджет, но не указала, на сколько. Она снова попросила Тана подписать договор на передачу прав, но получила отказ.

Идея коллаборации не сработала — в переговорах с британцами украинцы говорили, что у них свое видение проекта, и другие варианты им не подходят. 16 августа команда в последний раз созвонилась через Skype — Дерик сказал, что не доверяет украинской команде. 23 августа он поблагодарил их за сотрудничество и сказал, что ему с ними больше не по пути. Ни один документ, кроме изначального разрешения на поиск финансирования, британский режиссер так и не подписал.

Крокодильчик Плюх

23 сентября в Facebook появилась страничка мультсериала Splash the Crocodile или «Крокодильчик Плюх», созданного при поддержке УКФ. Главный герой — крокодил, который не умеет плавать. На него не обращают внимания крокодилы, но он находит друзей среди других зверей: бегемот, жираф, черепаха, тушканчик.

Продюсер проекта — Десняна Рожкова, а сценарист — сельский бухгалтер и драматург из Львовской области Ярослав Яриш. В интервью о проекте для Cases он рассказал о герое мультика: «Семья отказывается помогать ему с решением проблемы. А друзья просто чураются его, потому что он не такой, как они. Он неправильный».

Что говорит Дерик Тан

Британец считает, что украинцы украли его концепцию, переименовали проект и теперь без него разрабатывают мультсериал с похожей концепцией и идеей. По его словам, все слоганы мультсериала «Крокодильчик Плюх» — адаптированный перевод идей из его сценариев. Тан планирует подать в суд.

«Они выиграли грант с моей концепцией, над которой я работал последние годы. А потом поменяли название и взяли какого-то сценариста, который якобы что-то придумал сам. Это плагиат», — говорит Дерик.

Знакомый журналист Дерика связывался по телефону с Рожковой. Продюсер пригрозила, что обратится в Украинский визовый центр по поводу правового статуса пребывания в стране Дерика Тана, если тот будет поднимать вопросы, связанные с проектом.

Что говорит Десняна Рожкова

Украинский продюсер отрицает все обвинения и говорит, что проект «Крокодильчик Плюх» лишь немного похож на Meji The Veggie, но не имеет ничего общего с идеей британца. Она подтвердила, что команда получала синопсис проекта от Тана: концепцию, сюжет и описание персонажей.

По словам Десняны, из-за того, что Дерик отказался подписывать договор на временную передачу авторских прав, украинская творческая группа за восемь дней придумала новую историю с нуля.

Договор с УКФ от 23 июля 2019 в силе, но в него внесли изменения. Новая версия договора конфиденциальна, нам ее не показали. Продюсер говорит, что в основе новой концепции — крокодил-андердог по типу «Гадкого утенка», образ которого не раз использовался в мультфильмах и литературе. Она считает, что ни британец, ни ее команда не могут быть авторами такой концепции.

«Единственное, чем наша идея похожа на идею Дерика — это герой-крокодил, но это не защищено авторским правом. Контрастный образ доброго крокодила — популярный прием. Мы не меняли героя, потому что это удачный образ», — утверждает Рожкова.

В концепции Тана крокодил становится изгоем потому, что не ест мясо. В концепции украинцев — потому что не умеет плавать. И у британца, и у украинцев крокодил находит новых друзей среди других зверей.

Что говорят в УКФ

В Украинском культурном фонде говорят, что Десняна Рожкова действительно обращалась к ним с просьбой о замене автора сценария. Она заявляла о творческом конфликте и непрофессионализме Дерика Тана. Фонд принял требование грантополучателя, но не связывался с британцем и не выяснял обстоятельства конфликта.

Также в УКФ говорят, что у них нет полномочий решать конфликты вокруг интеллектуальной собственности и ссылаются на то, что участники конфликта могут сделать это в судебном порядке. Наши вопросы о том, что такое «творческий конфликт» в понимании УКФ и как в организации рассматривают подобные случаи остались без ответа.

Что говорит юрист

Юрист и эксперт в интеллектуальном праве Максим Попов ознакомился с документами дела, приводим его комментарий в полном объеме: 

«Первое, на что я хотел бы обратить внимание, — право на персонажа. Закон Украины «Об авторском праве и смежных правах» защищает любую часть произведения, которая может использоваться самостоятельно. Очевидно, что если персонаж является результатом творческой деятельности автора и может использоваться вне произведения — он будет защищаться авторским правом, как защищалось бы любое произведение.

Творческая переработка произведения также принадлежит автору, а результат переработки называют производным произведением. Произведение считается производным независимо от количества изменений, ведь закон не определяет какие-либо границы.

В комментарии продюсер подтвердила, что команда получила от Дерика концепцию и описание персонажа. Утверждение продюсера, что «героя не меняли из-за удачного образа» как раз может намекать, что был использован персонаж Дерика, которому «поменяли характер».

Больше всего в этой ситуации удивляет позиция УКФ. Конечно, это их грант и им решать, как им распоряжаться и утверждать ли нового автора сценария. Но было бы справедливо выслушать причину замены. И если она кроется в авторских правах, помочь найти компромисс.

Да, по совету УКФ участники могут разобраться в вопросах интеллектуальной собственности и с помощью суда. Но что будет делать УКФ, если суд признает нарушение интеллектуальной собственности, остается загадкой».

Читайте нас в Telegram

Истории

Vector и Skillsetter отдают курс для продакт-менеджеров стоимостью $299 за $1. Акция продлится до 5 декабря

2 недели назад в Украине запустили образовательную платформу с интерактивными курсами Skillsetter. На ней будут доступны учебные материалы для продакт-менеджеров, дизайнеров и маркетологов. В рамках акции с Vector вы можете купить курс «Построение продуктовых процессов. Взаимодействие с разработчиками» всего за $1. Обычная стоимость курса — $299.

Забрать курс за бакс

Что за курс?

Распространенные проблемы менеджеров продуктов — это командные процессы и сложности взаимодействия с разработкой. Часто разработчики не понимают, чего от них хотят, а менеджеры не понимают, как ускорить разработку.

Курс в интерактивном формате помогает получить навык работы с командой разработки, документацией и базовыми продуктовыми процессами. Курс дает четкие инструкции: как генерировать и приоритезировать гипотезы, как вести документацию проекта, как оценивать сроки и ставить дедлайны, как настроить эффективную коммуникацию с разработчиками. Все на примере реальной компании.

Почему этот курс, а не другой?

Все происходит в формате чата, таблиц, заданий, у участников всегда есть возможность ошибаться. Такой способ обучение создан на основе исследования The Learning Pyramid, которую разработал NTL Institute of Applied Behavioral Science. Пирамида показывает, что после лекций в головах студентов остается всего лишь 5% материала. Например, чтение оставит в голове 10% знаний, видео и аудио — до 20%. В то же время дискуссии, проверка знаний и практика дают возможность запомнить 50-90% новой информации.

В авторах — Лорензо Фернандес (IDEO, Zalando), Павел Кузнецов (Zalando, Talkable, Readdle), Влад Якупов (Easybrain, Genesis). Также собирали советы продактов и инженеров из Spotify, Wayfair, Facebook.

Забрать курс за бакс

Истории

Як утримати креативну команду — досвід Vertigo

За 5 років існування креативної агенції Vertigo співробітники звільнялися за власним бажанням лише двічі. Команда розповідає, що вони роблять, аби понеділки в офісі були щасливими і люди не йшли з команди.


Vertigo — креативна агенція з власним відеопродакшеном. В офісі ми вигадуємо, пишемо, знімаємо, монтуємо, малюємо, досліджуємо, постимо — одним словом, живемо. Як і всі ви, до речі. Адже 8-9 годин робочого дня — це ⅓ доби.

«Ми любимо шуткувати, що створили офіс сімейного типу. У нас немає співробітників — є члени команди. Кожен має унікальні таланти, кожен чимось захоплюється, крім робочого функціоналу.

Пишеш вірші? Ми з задоволенням послухаємо. Граєш у театрі? З радістю сходимо до тебе на спектакль. Ми нікого не примушуємо — бажання формується абсолютно природно. Це нормальна здорова атмосфера в агенції», — говорить СEO агенції Максим Бичок.

Ось що ми робимо, щоб цю атмосферу підтримувати.

Креативні сніданки

Щосереди наша команда збирається на неформальні мітапи, ми називаємо їх креативні сніданки. За тиждень до зустрічі команда отримує спільне «домашнє завдання». Формат та механіка виконання завжди різні, в цьому й фішка. Наприклад, придумати та презентувати концепцію закладу чи розробити мерч. Звичайно, це не повинні бути повноцінні проєкти, які потребують розробки стратегії та маркетингового аналізу. Тут все простіше. Як хочеш, так і роби, тільки донеси свою ідею.

«Такі зустрічі згуртовують команду, розвивають творче мислення та заряджають на продуктивний день. А ще це додатковий привід провести час разом. Такий собі family-формат, як в американських фільмах.

Окрім демонстрації домашнього завдання ми обговорюємо, як у кожного пройшов тиждень, і при цьому передаємо по колу голову манекена. Цей формат не новий, він прийшов до нас з таборів, там це називається «свічка».

Чому манекен? Це було одне із завдань креативного сніданку: розмалювати голови манекенів на власний смак. Тепер у нас в офісі є Фредді Мерк’юрі, голова з безліччю наліпок, срібна голова.
Після таких посиденьок у нас назбирався неабиякий беклог ідей, і ми вже придумали, як їх використовувати», — каже креативний директор Влад Войцеховскі.

Лекторії

Креативні сніданки — не єдина фішка для розвитку команди. Щочетверга ми проводимо навчальні лекторії всередині агенції. Чітких тем немає, але вони повинні стосуватися нашої функціональності. Наприклад, нещодавно наш Head of Art розповідав про тренди в дизайні. Також лекторій може проходити у форматі перегляду вдалих кейсів чи навіть доповіді про актуальні меми (якщо це спонукає до творчості).

«Ми намагаємось створити відкриту культуру, яка дозволяє генерувати безліч ідей. Кожен член команди повинен мати можливість висловитися та запропонувати свої варіанти. Ніщо не вбиває креативність швидше, ніж неможливість вирішувати щось самостійно. Важливо дати команді свободу створювати те, що для них важливо», — пояснює директор з розвитку Кирило Тишкевич.

Гейміфікація в комунікації дозволяє робити помилки, знаходити оптимальні рішення та ефективно згуртовує колектив. Звичайно, такий тип спілкування з акцентом на зовнішню мотивацію підійде не всім. Ось чому зворотний зв’язок є обов’язковою умовою оптимального функціонування компанії.

Інвестиції в людей

Співробітник — це інвестиція, яку робить компанія, і від якої, звичайно, чекає повернення. Щоб отримати максимальну віддачу від команди, потрібно робити інвестиції протягом усього періоду роботи.

Співробітник відчуває себе більш цінним, коли роботодавець вкладає кошти в його навчання і розвиток. Якщо хтось захотів пройти курс стратега чи підтягнути англійську — без питань, ми обговорюємо суму та оплачуємо частково чи повністю. Коли всі разом проводимо вечір п’ятниці за переглядом фільму чи граємо у PlayStation і дуже хочеться гарячої піци, ніхто не витрачає власні кошти — для цього є картка для корпоративних витрат.

Ми не задобрюємо команду подарунками — наша мотиваційна система спонукає до розвитку і самореалізації кожного, тому всі охоче збираються разом, навіть якщо не буде презентів і фешенебельного банкету.

Тімбілдінг

У нашому суспільстві міцно прижилися корпоративні традиції — на корпоративи ми ходимо так само справно, як діти в школу. Та чи варто обмежуватись для цього лише календарними святами?

Поїздки в Пущу-Водицю, яхтинг, VR-квести, байдарки, пікніки, картинг, творча вилазка на Щекавицю — це невичерпний список наших спільних тусовок за рік. Вони не прив’язані до конкретних подій і не мають певної бізнес-мети. Ми просто це любимо, нас це надихає, а головне — у нас усіх є бажання.

Трекінг ефективності

«Двічі на рік ми проводимо так звану евалюацію, але не в її класичному розумінні. Це своєрідна аналітика нашої роботи, де об’єктом оцінки виступає не персонал (як у класичному варіанті), а саме місце роботи, тобто агенція. Так ми з’ясовуємо, чим незадоволена команда і що потрібно змінити.

Ми не ускладнюємо процес і не створюємо масивних анкет або скриньку довіри. Наша анкета складається з 4 простих питань. Після анкетування кожен співробітник зустрічається з топ-менеджерами агенції та наодинці обговорює всі питання, які його турбують. Ми враховуємо цю інформацію, коли ухвалюємо управлінські рішення», — розповідає Денис Мартинов, Managing Director.

У нас немає жорсткої системи контролю за працівниками: ми не відстежуємо точний час приходу на роботу, кількість перекурів чи години обіду. Ефективність ми вимірюємо не кількістю годин на робочому місці, а якістю виконаних завдань. Байдуже, пішло на нього 2 години чи весь день.

Звісно, багато залежить від формату. Писати пост цілий день — щонайменше дивно. Але важливий сам принцип: ніхто не стоятиме над людиною з нагайкою та секундоміром.

Висновки

З урахуванням вищесказаного, ось декілька порад для того, щоб ваші понеділки в офісі теж були щасливими:

  • Не присвоюйте членам команди ролі — дайте їм можливість вирішувати та помилятися незалежно від робочого статусу.
  • Проводьте креативні зустрічі чи неформальні посиденьки. Додайте трішки фану в роботу команди. Люди повинні бігти в офіс не заради зарплати, а тому, що їм там комфортно та цікаво.
  • Дозволяйте членам команди навчати один одного, ділитися інформацією у форматі, який для них є найбільш комфортним.
  • Завжди давайте зворотний зв’язок, не соромтесь ставити питання чи обговорювати щось.
  • Заохочуйте співробітників не тільки матеріально, а й морально. Підтримуйте їхні ініціативи, допомагайте поліпшувати наявні навички та розвивати нові.
  • Станьте другом та наставником для своєї команди, говоріть з ними однією мовою та делегуйте правильно. Відмовтесь від «ти повинен», «негайно зроби» на користь «нам необхідно», «потрібно оперативно зреагувати».
  • Вчіться співчувати та ставити себе на місце кожного члена команди.
  • Робіть інколи щось разом без конкретної бізнес-мети й прорахунків.

Читайте нас в Telegram

Истории

«Если мы не отслеживаем показатель, значит его не существует». Как в Preply измеряют эффективность разработчиков

Сооснователь и СТО международного EdTech-маркетплейса для изучения иностранных языков Preply Дмитрий Волошин рассказывает, как правильно выбирать метрики эффективности для IT-специалистов и что делать, если они не выполняются.

Дмитрий Волошин

Согласно результатам опроса сервиса GetPrime, около 90% разработчиков считают, что есть точные метрики, способные оценить их эффективность. Например, количество исправленных багов, уровень вовлечения в код-ревью и объем созданного кода.

Но единого стандарта в отрасли нет: пока одни пристально отслеживают новые строчки кода, другие делают ставку на ценность для бизнеса. В этой колонке я расскажу, как этот процесс устроен в Preply.

С чего начать

Прежде чем начать измерять эффективность разработчиков, нужно выстроить систему во всей компании. Определите глобальные цели бизнеса и затем каскадируйте на всю команду — от руководства до штатных сотрудников.

Для этого существуют специальные фреймворки: MBO (Management by Objectives), SMART (Specific, Measurable, Attainable, Realistic, Timely) и OKR (Objectives and Key Results).

В Preply мы используем последний — с помощью OKR ставим квартальные цели, а затем анализируем их выполнение. С одной стороны у нас есть Objectives (цели), которых нужно достичь, а с другой — Key Results (результаты), которыми мы измеряем прогресс.

У каждой команды свои цели. Например, отдел, работающий со студентами, мы оцениваем по количеству времени, которое пользователи проводят за обучением на платформе. Соответственно, цель этой команды — сделать так, чтобы студенты учились больше и эффективнее. Затем мы каскадируем эту метрику на каждого члена команды.

Как правильно ставить метрики

В начале, когда над продуктом работает узкий круг людей из основателей и первых сотрудников, каждый видит результаты своего коллеги. Но когда штат расширяется до нескольких команд, контролировать работу всех сотрудников становится сложнее — здесь нужна единая методика. Поэтому если в вашей компании несколько команд, пора задуматься о полноценной системе оценки их работы.

Мы в Preply ставим цели поквартально. Каждые три месяца руководители проводят встречи с сотрудниками, где анализируют результаты прошлого квартала, говорят с лидерами команд и определяют задачи, предварительно обсудив их достижимость. Для этого мы используем инструмент 15Five, в который заносим цели на квартал, отслеживаем их статус, а также получаем фидбек от членов команд касательно их работы.

У нас есть правило: если мы не отслеживаем какой-либо показатель, значит его не существует. Numbers are king. Поэтому когда мы празднуем успех, он всегда подкреплен числом.

В то же время сотрудники должны видеть показатели продукта. Тот же опрос GetPrime показывает, что более чем 90% работникам важно, чтобы их метрики были прозрачными.

В процессе развития компании мы всегда меняли метрики и отказались от оценки многих показателей. Конкретно у разработчиков перестали смотреть на количество написанных end-to-end тестов (тестирование на всех уровнях продукта), а в целом в компании — сместили фокус с сухого зарабатывания денег на повышение ценности продукта.

На наш взгляд, самые подходящие метрики — те, которые согласуются с долгосрочными целями бизнеса. Если компания ставит себе цель стать следующим единорогом, то показатели должны четко демонстрировать, к чему придет команда, если в первый год сделает A, во второй — B, а в третий — C.

Исходя из этого, мы верим, что цели нужно каскадировать сверху вниз. То есть, сначала мы ставим задачу на уровне CEO, а затем адаптируем ее для CTO, техлидов и разработчиков.

Как измерять эффективность разработчиков

Изначально мы пытались оценивать работу разработчиков по техническим метрикам. В основном смотрели на количество обработанных pull request и написанных строчек кода. Но эти метрики несут мало пользы, так как девелоперы прежде всего хакеры. Они всегда будут пытаться сломать систему оценки их эффективности.

Поэтому не стоит зацикливаться исключительно на технических показателях. В конечном итоге важно не то, сколько строчек кода написал айтишник, а какую ценность он принес бизнесу.

У нас такая метрика — количество проведенных A/B-тестов. Это важный инструмент: по данным Invesp, около 70% компаний проводят их два раза в месяц и чаще, а больше половины считают этот инструмент ценным для повышения конверсии.

Мы в Preply понимаем, что из 100 запущенных одной командой A/B-тестов 5 будут успешными и принесут по 1% роста бизнеса. Дальше можно прогнозировать, что за квартал благодаря этой команде компания вырастет на 5%. Соответственно, когда наша цель — увеличить определенную бизнес-метрику, мы измеряем ее, в том числе, количеством запущенных тестов.

Что делать, если метрики не выполняются

Чтобы ставить метрики, нужен инструмент контроля их выполнения. Наши менеджеры раз в две недели встречаются с командами и получают фидбек касательно того, как продвигается работа. Эти митинги очень ценны: благодаря им мы можем еще до окончания квартала понять, будет ли выполнена цель, и при необходимости внести коррективы.

Когда мы видим, что сотрудник не тянет, то рассматриваем проблему с трех сторон: цель, процесс и человек.

Возможно, мы неправильно распланировали квартал и цель оказалась слишком амбициозной. По нашему опыту, нужно два-три цикла планировки квартала, чтобы понять, как правильно определять задачи — дальше все становится более-менее понятно.

Если дело в процессе, то это задача менеджера — сделать так, чтобы сотрудник мог работать эффективно. Убедитесь, что у работника есть необходимые инструменты, если нет — купите их.

Наконец, проблема может быть в самом человеке. В таких случаях мы не рубим с плеча, hire slow, fire quickly. Мы пытаемся решить проблему человека, и для этого у нас есть несколько методик — начиная с 7 why и заканчивая более сложными техниками.

Читайте нас в Telegram

Истории

«После утверждения поняли, что попали в цвет Rozetka — пришлось менять». Как Spiilka проводила редизайн Zakaz.ua

Дизайн-бюро Spiilka провело редизайн сервиса заказа продуктов из супермаркетов Zakaz.ua. В материале на Vector представители сервиса и бюро рассказывают, зачем было нужно обновление и с какими сложностями они столкнулись в процессе.

Зачем был нужен редизайн

Zakaz.ua работает на рынке уже 9 лет. У компании появилась необходимость обновить визуальный стиль и айдентику, стать более узнаваемым сервисом доставки продуктов из супермаркетов. Айдентика должна была вызывать положительные эмоции и показывать, что сервис предоставляет услуги быстро и качественно.

Самым важным критерием была необходимость обязательно отличаться от ритейлеров.

В компании напрямую обратились к Spiilka. Бюро за пару месяцев подготовило и презентовало три идеи визуальной коммуникации, одну из которых довели до финального варианта.

Кто пользуется Zakaz.ua

Целевая аудитория Zakaz.ua не любит или не может (нет времени, нет машины) ходить в супермаркет. Они просто хотят получить продукты — вовремя и свежие, при этом хотят сэкономить время и силы.

Яркий представитель — женщина, 35 лет, замужем, в декрете, второй ребенок. Растит детей, пытается уделять время мужу и себе. Думает о выходе на работу. Строго следит за качеством продуктов.

Как разрабатывали новый визуальный стиль

Первый этап — design research. Команда Spiilka проинтервьюировала команду Zakaz.ua, ее клиентов, провела анализ конкурентов, посмотрела статистику и исследования в открытом доступе.

Работу с дизайном в бюро начинают с исследования и построения бренд-модели, которая подсказывает, как должен выглядеть бренд. Команда выяснила, что Zakaz.ua — это персональный ассистент по доставке продуктов из любимого супермаркета. Сервис выбирает продукты так, как это делают его клиенты. Он экономит их время, доставляя когда и куда нужно.

На втором этапе собрали модель бренда и выбрали общее направление по дизайну, проработали три идеи.

Клиент выбрал одну из идей, с ней легко работать и у нее узнаваемый визуальный ход — визуальное отображение пути доставки от точки А в точку B.

Работа немного задержалась на этапе выбора основного цвета, перебрали 6-7 вариантов, но в итоге решили не уходить далеко от текущего.

В старой коммуникации не было единого зеленого, в различных инструментах и каналах цвет мог отличаться. Команда Spiilka решила обновить цвет, но оставить его зеленым. Изначально он был близок к лимонному и хорошо смотрелся в концепции с белым цветом. На деле же зеленый был настолько светлым, что белый не считывался на экранах.

Но после утемнения и утверждения выяснилось, что зеленым и черным попали в цвет Rozetka. И снова пришлось менять оттенок зеленого.

Как будут внедрять новый визуальный стиль

Zakaz.ua — онлайн-сервис, поэтому в основном вся его коммуникация находится в диджитале — SMM, сайт, баннерная и контекстная реклама, email-рассылки. В следующем году команда планирует сконцентрироваться на наружной рекламе (ситилайты, билборды, брендированные машины курьеров), которую запустят в 2020 году. Логотип Zakaz.ua должен мелькать по всем городам Украины, где работает сервис.

Читайте нас в Telegram

Истории

Как в рекламе сравнивать себя с конкурентом, чтобы не нарушить закон?

Недавно в Украине произошла небольшая рекламная революция. Причиной тому стал принятый закон о сравнительной рекламе. Что о нем думают рекламисты, мы уже писали, а теперь узнали мнение юриста. Партнер юридической компании Legit Company Татьяна Соловьева объясняет, что изменится на рекламном рынке, какие новые инструменты продвижения получат бренды, а также креативные и рекламные агентства, которые их сопровождают.

Татьяна Соловьева

Как было раньше

Сама по себе сравнительная реклама не была запрещена законодательством, а ее определение в профильном законе о рекламе было и раньше (правда, достаточно аморфное). Единственное, что нужно было сделать (как впрочем и сейчас), — подтвердить приведенные сведения о товарах, работах или услугах фактическими данными, которые должны быть достоверными, объективными и полезными для информирования потребителей.

Как видим, бренды остерегались использовать явное сравнение с конкурентом в рекламе. Но были и смелые компании, которые решились на такой шаг.

Например, «Эльдорадо» в рекламных буклетах сравнивала свои цены на бытовую технику с ценами другой компании. Антимонопольный комитет Украины решил, что такое сравнение является неправомерным, поскольку оно не подтверждено фактическими данными, не является объективным и полезным для информирования потребителей. В итоге «Эльдорадо» оштрафовали на 17 000 грн.

Что изменилось

Ключевое изменение для рекламного рынка, которое принес новый закон, — это установление правил игры при создании сравнительной рекламы.

Во-первых, в законе более четко прописали, что собой представляет сравнительная реклама.

Во-вторых, законодатель уточнил, что создавая рекламную кампанию, можно сравнивать свой товар с товаром или брендом конкурента. Теперь реклама в стиле «Это порошок Tide, а это другой порошок» в прошлом.

В сравнительной рекламе можно указать:

  • изображение, ссылку на товар, торговую марку или другие обозначения товара, с которым вы проводите сравнение;
  • коммерческое (фирменное) наименование конкурента, то есть его официальное название.

В-третьих, и это самое важное — сравнивая себя с конкурентом, нужно будет играть по определенным правилам.

Какие требования к сравнительной рекламе

1. Реклама не должна содержать признаков нечестной предпринимательской практики. То есть, недобросовестная конкуренция и агрессивная практика в рекламе запрещены.

Рассмотрим на примерах. Один из видов акта недобросовестной конкуренции — действия, которые вводят потребителя в заблуждение. Это когда компания в рекламе использует неточные или неполные сведения, которые могут подтолкнуть к покупке.

Нередко бренды хотят завоевать любовь клиента, указав в рекламе, что они №1 в своем сегменте. Но просто сказать, что вы самые классные, не получится. Нужно детализировать, в чем конкретно вы лучшие, и обеспечить документальное подтверждение вашего превосходства в нише.

Например, вот как объясняет свое лидерство по объемам продаж товара компания «Свиточ»:

«*Розрахунки ТОВ “НЕСТЛЕ УКРАЇНА” засновані на даних, що містяться у звітах ТОВ “АСНІЛЬСЕН ЮКРЕЙН” з аудиту роздрібної торгівлі в категорії “Печиво”, в сегменті “Вафлі сендвіч” (вафлі з начинкою не покриті шоколадом та не упаковані індивідуально (декілька вафель в одній упаковці)), що вказують на те, що продукція торгової марки “Світоч®” вафлі “Артек” посідає перше місце по роздрібним продажам у грошовому та натуральному вираженні в категорії “Печиво”, в сегменті “Вафлі сендвіч” сумарно за період лютий 2015 року – січень 2016 року, на міський території Україні, без урахування території АРК».

Что касается агрессивной предпринимательской практики, то к ней можно отнести постоянные звонки или электронные сообщения потребителю без его согласия. Важно учитывать этот фактор, формируя политику отдела продаж.

2. В рекламе можно сравнивать только однородные (подобные) товары, которые удовлетворяют одни и те же потребности или имеют одинаковое назначение. Товар с указанием его происхождения можно сравнивать только с товаром, аналогичным по месту происхождения. Если мы говорим о сравнении с деятельностью конкурента, то речь идет об одной сфере или одном виде деятельности.

3. Объективность. В сравнительной рекламе необходимо опираться на реальные факты, сравнивать одну или несколько существенных, сопоставимых и репрезентативных характеристик товара, в том числе цену.

4. Сравнительная реклама не должна содержать ложной информации о качестве товаров конкурентов, дискредитировать деятельность или положение других лиц, репутацию торговых марок, коммерческих наименований, другие особенности конкурентов или указание мест происхождения товара.

5. Реклама не должна создавать смешивание с конкурентом, между товарами, торговыми марками, коммерческим наименованием и другими обозначениями рекламодателя и конкурентов. Если логотип компании похож на торговую марку конкурента, потребитель может перепутать их и выбрать менее известную компанию думая, что покупает товар у известного производителя. Пользоваться деловой репутацией и узнаваемостью другого бренда нельзя.

6. Нельзя имитировать товар конкурента, который защищен торговой маркой. Здесь можно привести в пример нашумевший спор между Roshen и «Киевхлебом». Упаковка торта «Сказочный ключик» производства «Киевхлеб» была похожа на упаковку торта «Золотой ключик» от Roshen, что могло привести к смешиванию деятельности двух компаний. В итоге Антимонопольный комитет Украины (АМКУ) оштрафовал «Киевхлеб» на 219 000 грн.

Может возникнуть резонансный вопрос: а как же обстоит дело с правами интеллектуальной собственности конкурента? По умолчанию использовать торговую марку без разрешения правообладателя нельзя. К счастью, законодатель учёл этот нюанс и внес изменения в закон о защите прав на знаки для товаров и услуг.

Использовать торговый знак конкурента в сравнительной рекламе можно, если при этом вы не нарушаете законодательство о рекламе, защите от недобросовестной конкуренции и реклама не содержит признаков нечестной предпринимательской практики.

Также изменения внесли в закон о защите прав потребителей. Например, в рекламе запрещено указывать недостоверные сведения об ограниченном количестве продукции или продаже товаров в течение ограниченного срока. Это подталкивает потребителей к быстрому необдуманному решению. Теперь использовать этот прием стоит осторожно, ведь его могут признать нарушением закона.

Какая ответственность?

И самый важный вопрос — что будет, если неправильно сравнить свой товар или услугу с конкурентом?

Ответственность за неправомерное сравнение в рекламе и несоблюдение установленных законодательством требований относительно содержания сравнительной рекламы несет рекламодатель, то есть заказчик рекламных услуг.

Компания, которая разместила неправомерную сравнительную рекламу, может добровольно публично опровергнуть ее. В противном случае сделать это ее обяжут по решению суда.

В целом за незаконное сравнение с конкурентом можно попасть сразу по нескольким фронтам:

  • За несоблюдение установленных законом требований относительно содержания рекламы компанию могут оштрафовать в размере пятикратной стоимости распространенной рекламы.
  • Если же сравнительная реклама будет квалифицирована как акт недобросовестной конкуренции, АМКУ может наложить штраф в размере до 5% дохода (выручки) от реализации продукции компании за последний отчетный год. Если сравнительная реклама не принесла компании-нарушителю клиентов и у нее нет дохода, или она не предоставила сведений о размере дохода АМКУ, штраф будет составлять до 10 000 необлагаемых минимумов доходов граждан (170 000 грн).

Чтобы безопасно воспользоваться преимуществами новшеств рекламного законодательства, заручитесь поддержкой юристов и позаботьтесь о документальном подтверждении информации, указанной в рекламе. На случай, если конкуренту не понравится ваш рекламный шедевр и он захочет привлечь вас к ответственности.

Для самых осторожных есть вариант перед запуском рекламной кампании подать запрос в АМКУ и получить вывод о соответствии рекламы требованиям закона. Но такие разъяснения выдают только в отношении рекламы, которая вводит в заблуждение.

Читайте нас в Telegram

Истории

Спамить необязательно: 5 удачных кампаний к Черной пятнице, которые не бесят

Сегодня вы наверняка получили кучу сообщений о скидках брендов на Черную пятницу. Особенно раздражают SMS-рассылки от компаний, у которых вы никогда ничего не покупали. Мы собрали примеры рекламных кампаний прошлых лет, которые принесли брендам хороший результат и при этом не надоедали клиентам уведомлениями.

Patagonia

Накануне Черной пятницы в 2016 году бренд одежды Patagonia объявил, что передаст всю выручку от акционных продаж на борьбу с проблемами экологии. В итоге компания заработала рекордные для себя $10 млн, хотя планировала не больше $2 млн. Деньги перечислили эко-организациям по всему миру.

Crate Club

Кампания американского монопродуктового бренда Crate Club, который продает наборы товаров по подписке состояла всего из одного вирусного ролика. К слову, его создали украинцы — команда Fedoriv Agency. Ролик показывали в соцсетях и на американском ТВ. Реклама с бюджетом $25 000 принесла бренду $250 000 на Черную пятницу в прошлом году. И никакого спама.

Pieminister

Британская сеть пекарен Pieminister в 2018 году запустила акцию Black Pie Day, not Black Friday. Вместо банальных «двух по цене одного» компания предлагала оставшиеся на складе пироги, за что покупатели должны были сделать пожертвование в фонд помощи бездомным. Pieminister раздали все имеющиеся пироги за час и заработали 2 000 фунтов стерлингов (около $2500).

Shopify

В 2016 году e-commerce платформа Shopify, которая позволяет предпринимателям создавать интернет-магазины, запустила на сайте специальный трекер. Он в режиме реального времени показывал, какие онлайн-покупки делают люди по всему миру, на какую сумму и какие категории товаров самые популярные. Так клиенты платформы могли узнать о покупательских привычках своей аудитории и трендах продаж.

Акция была приурочена к Киберпонедельнику — понедельнику после Чёрной пятницы. Этот день дает старт сезону распродаж между Днем благодарения и Рождеством. В 2017 году такую же кампанию запустили уже на Черную пятницу.

Конечно, далеко не у каждой компании есть такой объем данных, как у Shopify. Но анализ информации, которая будет полезна клиенту — хорошая альтернатива топорным призывам «купи-купи-купи».

Cards Against Humanity

Каждый год команда игры для вечеринок Cards Against Humanity занимается на Черную пятницу какой-то ерундой. В 2013 они повысили стоимость игры на 5% — и продали больше. В 2016 собирали деньги, чтобы вырыть яму. Да, просто вырыть яму. Без цели. В 2018 продавали вещи с 99% скидкой. Ну как вещи — банкноту номиналом $20, копье, Орландо Блума в полный рост, Ford FIesta 2015 года.

Основатели говорят о своей акции так: «Черная пятница — самый коммерческий и бизнесовый день в году. Именно в этот день мы делаем самые глупые решения в бизнесе». Попробуйте перебейте креативность этих ребят.

Читайте нас в Telegram

держава в смартфоні, Дія
Истории

От госмашины к доступному сервису. Как Fedoriv Agency создавали бренд страны в смартфоне «Дія»

В рамках конференции Fedoriv Method стратег агентства Евгений Гавриличенко рассказал, как команда создавала бренд «Дія», что не так с существующими государственными услугами и почему чиновники сопротивляются реальному реинжинирингу процессов.

Евгений Гавриличенко

Зачем государству новый бренд

Государство пришло к нам в агентство с идеей превратить государственную машину в сервис. Для этого им нужен был новый бренд и позиционирование. Государству это особенно важно: в отличие от брендов, которые конкурируют между собой и становятся лучше, оно остается монополистом.

Вы не можете переклеить фото в паспорте через «Новую почту» или магазин Nike. Вы пойдете в ЦНАП или паспортный стол, займете очередь в шесть утра и простоите в ней весь день.

Правильное позиционирование повышает шансы на успех вашего продукта. Вы можете соорудить модель бренда, определить его вкус, цвет и запах, но это бесполезно, если вы не проводили исследование.

Исследование

Министерство цифровой трансформации пришло к нам со своим исследованием. Обычно нам хватает ответов 400 человек, но с помощью Facebook-страницы президента Владимира Зеленского клиент опросил 87 000 человек. Среди респондентов были абсолютно разные категории людей.

Кто-то скажет, что это методологически неправильно, ведь не у всех есть интернет, Facebook и не все подписаны на страницу президента. Да, это неправильно, зато мы быстро получили информацию, которую своими силами добывали бы долго и за большие деньги.

Главный вывод исследования — любые государственные услуги ассоциируются со стрессом. Человек скорее попытается найти обходные пути, лишь бы не стоять в очередях и не сталкиваться с государством. Вот три цитаты из исследования:

Мы хотели понять, в чем люди видят основную ценность государства в смартфоне. Оказалось, это не про цифры, а про клиентоориентированность. Главная ценность для людей — это удобство и скорость. Сегодня государство устроено таким образом, чтобы все было удобно самому государству, а не человеку, и это странно.

Позиционирование

Мы определили два направления для позиционирования. С одной стороны — удобство и экономия времени, с другой — равные возможности и победа над коррупцией. Большая группа опрошенных заявила, что хотела бы создать свой бизнес, но им не хватает равных возможностей.

Люди хотят, чтобы для всех работали одинаковые правила. Осознанные граждане стоят в очереди, а рядом появляется еще одна очередь из тех, кому «по-быстрому, только спросить». Людям не хватает общей прозрачности в решении вопросов. Вот еще один инсайт из исследования:

Государство-сервис уже существует, просто оно в тени. Нужно достать и заплатить денежку — тогда получишь шикарный сервис.

Нейминг

У нас было пять вариантов названия: ZGODA, ТВОЇ, OSTAP, SPRAVNO, DIYA. Мы остановились на последнем варианте, который изначально расшифровывался как DIY-Administration. Но это было слишком странно, потому что согласно нашей идее, в центре всего находится человек, а не администрация. Кроме того, мы все общаемся кириллицей, а не латиницей. Если нейминг можно объяснить, шансы на его продажу выше.

Мы долго думали, как упростить название DIYA. В какой-то момент ворвался Андрей Федорив и сказал: «Я все придумал, «Дія» — это держава і я».

Мы с командой обрадовались, пообнимались и разошлись. Потом Андрей предлагал еще одно название — «Турбо», потому что по исследованию все хотят получать услуги быстро, и такое название вызовет релевантную эмоцию у большинства украинцев. Но мы больше свыклись с названием «Дія» и не стали его менять.

Дизайн и шрифт

Стратегия — это важная абстракция, которую сложно понять, поэтому все всегда обсуждают дизайн и видеоролики. У нашего шрифта было две функции: читабельность и «украинскость». Мы хотели создать новый украинский бренд, но без шароварщины.

Шрифт e-Ukraine функциональнее Helvetika и Arial — эталонов читаемости в мире шрифтов. Высота маленьких букв у него больше, поэтому шрифт максимально разборчивый даже для слабовидящих пользователей. Мы предложим его всем  министерствам, чтобы унифицировать государственную айдентику.

Шрифт должен был стать выразительно украинским. Мы взяли за основу книгопечатание 30-х годов ХХ века и наработки украинского художника-графика Георгия Нарбута. Функционально у нас получилась новая Helvetica, а для постов и дальнейшей коммуникации бренда — выразительно украинский шрифт. 

Цифровизация и реинжиниринг услуг

Чтобы получить онлайн-справку о несудимости, вы заполняете отсканированный бланк, на той стороне госслужащие получают ваш запрос, распечатывают бланк, заполняют что-то руками, идут к начальству за подписью и печатью, снова сканируют и отправляют вам. В итоге вы получаете справку в течение 30 дней.

Всего у государства более тысячи услуг. Из них 110 услуг уже оцифрованы. Мы протестировали их и поняли, что здесь нужен реинжиниринг.

Реинжиниринг услуги — это превращение 58 полей бланка в 12 за счет автозаполнения и удаления дублирующейся информации. Так будет с каждой услугой.

Мы встречались с министрами и чиновниками. Они рассказывали, как устроены разные госуслуги, затем мы их тестировали, переделывали и редизайнили вместе с бюро Spiilka.

Представим, что вы решили стать предпринимателем с помощью онлайн-услуги. У вас еще нет своего бухгалтера, вы пока не различаете разные группы ФЛП. Проблемы начинаются почти сразу. Вас просят указать желаемый вид экономической деятельности — КВЭД. Но что это такое, какие виды деятельности бывают? Вы пойдете собирать информацию по бухгалтерским сайтам и потратите много времени, чтобы разобраться.

У государства есть вся необходимая информация. Она лежит на сайтах профильных министерств в формате Word-файлов, а внутри — по 50-60 страниц текста юридическим языком.

Государство просит вас указать факс, но у кого сегодня он есть? Или указать социальную сеть, но какую указывать — Instagtam с фотками или Facebook с текстами? Оказалось, что никто даже не обрабатывает эту информацию. Вам предлагают выбрать регион для подачи заявления, но зачем? Да отправьте вы эту заявку туда, где ее обработают быстрее.

При регистрации ФЛП у вас спрашивают код ЕДРПОУ, но ведь он нужен для ТОВ. Оказалось, что у регистрации ФЛП и ТОВ — один бланк для заполнения. Если случайно укажете налоговую не по прописке, вам откажут. И никто вам ничем не обязан, наоборот — вы обязаны государству делать всё правильно с первого раза.

На встречах с профильными комитетами мы спрашивали, что будет, если удалить из заявки конкретное поле. Нам говорили, что удалять нельзя ни в коем случае. На прямой вопрос: «Что будет, если человек это не заполнит?», нам ответили: «Мы его оштрафуем». И так в 95% случаев. На самом деле государство уже знает большую часть информации. Ее можно подтянуть автоматически, а от лишнего лучше отказаться.

Что такое госуслуги онлайн сегодня? Это просто оцифрованные бланки. Их превратили в поля в интернете и сказали, что теперь услуга доступна онлайн.

Человек в центре всего

Используя приложение «Дія», вы сможете получить всю необходимую информацию. Если вам нужны КВЭДЫ, то во всплывающем окне мы объясним, какими они бывают, и поможем выбрать нужный. Если не разбираетесь в системе налогообложения — объясним все опции. Если вы все равно сомневаетесь в своем выборе — предложим небольшой тест. Ответьте на ряд вопросов — и мы поможем выбрать подходящее решение.

Также мы сделали полотно событий на все случаи жизни. Например, вы впервые покупаете машину. Вы можете выбрать вкладку оформления автомобиля, в которой мы объясняем, какие для этого нужны услуги и как их получить.

Если у вас скоро родится ребенок, можно выбрать в приложении соответствующую вкладку, где будет вся информация о получении документов для новорожденного. 11 разных услуг для новорожденных мы объединили в одну с помощью небольшой онлайн-формы в рамках проекта «e-Малятко». Мамы смогут не выходя из роддома получить все 11 услуг с помощью приложения.

В конце любой формы мы говорим вам спасибо. То есть, государство вам благодарно. Что? Да!

Читайте нас в Telegram

Истории

Ми спробували створити 7 Instagram-масок за 7 днів — досвід NGN.agency

Ми вже писали про те, як українські бренди створюють власні AR-фільтри в Instagram, а ось тут є гайд зі створення масок для новачків. Команда NGN.agency теж спробувала самостійно зробити фільтри і розповідає про свій досвід у блозі. Публікуємо їхній кейс.


Як діджитал-агенція ми завжди тестуємо нові інструменти, що з’являються в соцмедіа. Перш ніж пропонувати їх клієнтам, ми маємо розуміти, як вони працюють, яка їхня ефективність, скільки ресурсів іде на реалізацію і чи клієнтові це взагалі потрібно.

У серпні цього року в Instagram стало можливим кожному користувачеві створювати й додавати маски через програму Spark AR. Ми вирішили провести експеримент і власними силами зробити маски для наших клієнтів і для себе. Вийти планували до Хелловіну, тож терміни були стислі.

Процес складається з двох частин: безпосередньо створення маски і проходження модерації. Ми вивчили умови модерації та інструментарій Spark AR — і розпочали роботу. У Spark AR є відкрита платформа з навчальними відео, на YouTube можна знайти багато роликів від користувачів, тож питання тільки в бажанні.

Процес створення

Перед нами було завдання придумати маски, цікаві аудиторії та релевантні категоріям бренду. Потім оперативно намалювати і перевести у 3D-формат, щоб мати час на тестування і проходження модерації. Тож ідеї та правки приймалися швидко.

Загалом ми придумали 7 масок — 6 для клієнтів та 1 від агенції. Для Avon обрали макіяж калавера (sugar skull). Для Roshen — цукерки, які вилітають з очей, коли кліпаєш ними. Для мережі «Фора» в супермаркетівському кошику розмістили гарбузи разом із головами користувача.

Для Coca-Cola зробили шоломи-гарбузи з пляшкою, надихнувшись популярним в інтернеті мемом кавунів на голові. Для Lenovo ми взяли легендарну клавіатуру ThinkPad з тензометричним джойстиком (так, це назва тієї самої червоної пімпочки), на якому з’являлося обличчя користувача.

Для KABANOSY створили ковбаснекову версію Деві Джонса з Піратів Карибського моря. Маскою NGN.agency став гарбуз у протигазі: в ті дні в Києві стояв смог і це була найбільш обговорювана тема.

Звісно, постійно хотілося щось довершити, зробити цікавіше. Та ми розуміли, що часу на модерацію піде більше, ніж у нас є безпосередньо на створення.

Технічна сторона

Загалом найпростішу маску можна самостійно зробити за лічені хвилини, на складну інтерактивну знадобиться від 10 годин і до 2-3 днів, а також взаємодія різних спеціалістів.

Створюються маски у програмі Spark AR від Facebook. Для багатьох ідей достатньо її функціоналу, і деякі ефекти можливо зробити лише в ній. Решта залежить винятково від фантазії та вмінь дизайнера. Якщо є навички у 3D-моделюванні, це дає значно більше поле для творчості. Тут потрібне вміння працювати в 3D-програмі або хороший сток із 3D-моделями.

Усі картинки, об’єкти, ефекти фінально збираються в Spark AR, звідки файл з розширенням *.arexport експортується в Facebook та відправляється на модерацію.

Модерація відповідно до заяви Facebook може тривати до 5 днів. Цей час важливо закладати при визначенні термінів роботи. У реальності модерація затягнулася.

«Вийти до Хелловіну ми не встигли. Натомість ми отримали чимало корисних інсайтів, напрацювали експертизу в роботі над масками і можемо з цим продуктом іти до клієнта», — розповідає креативний директор Станіслав Стояцький.

Інсайти

  • Проходження модерації — це головне. Плануйте час на неї з запасом. На момент виходу цієї статті Facebook збільшив термін розгляду до 10 робочих днів. Проте ніхто вам не гарантує, що маска пройде модерацію за цей час. Маска Roshen, наприклад, досі на розгляді. «На модерацію потрібно закладати більше часу, ніж пише Facebook. Деякі маски проходили модерацію більше 5 днів, заявлених платформою», — згадує SMM Head Артем Уразовський.
  • Маски для Instagram та Facebook не можуть повторюватися.
  • Facebook не пропустить маску з великою кількістю тексту або неприпустимим зображенням. Так не пройшла модерацію маска з клавіатурою для Lenovo. Написи на клавішах програма зчитувала як надмірність рекламного тексту й дві інші версії з меншою кількістю тексту модерацію також не пройшли. Загалом на маски поширюються ті ж правила, що й на рекламні пости у новинній стрічці.
  • У самій програмі Spark AR усе просто, її легко використовувати. Водночас необхідно уважно стежити за всіма «галочками» та виконувати завдання у чіткій послідовності, інакше нічого не вийде.
  • Значення має і «вага» файлу. 3D-модель гарбуза у протигазі, на яку пішов день роботи дизайнера, виявилася удесятеро важчою за допустимий розмір. Тож іще день роботи пішов на те, щоб оптимізувати модель і Facebook її пропустив на модерацію.

Висновки

Після релізу цього функціоналу багато агенцій стали пропонувати маски як свою послугу. Проте маски — це один з інструментів у діджиталі, який невдовзі стане таким же звичним, як анімація в контент-плані чи ґіфки.

«Тепер це ще один вид візуальної комунікації та творчого самовираження. Тож експертиза зі створення масок і рішень на їхній основі має бути також і всередині агенції», — каже арт-директор Віталій Горенко.

На самому початку Instagram зацікавлював авторів масок приростом аудиторії: спробувати маску можна було після підписки на акаунт розробника. Тепер цієї умови немає. Це вигідно передусім брендам, які зможуть залучати в свій контент ширше коло користувачів.

Зараз маски для брендів — це більше про фан і brand awareness. А також про engagement, проте статистика масок поки що мізерна: скільки разів маску відкривали (Impressions), скільки разів зробили з нею фото чи відео (captures) та викладали в Stories (Shares).

Читайте нас в Telegram

Истории

Я создаю дизайн авто стоимостью до €5 млн. Как Максим Шкиндер стал дизайнером McLaren

Посвящение первокурсников на первое сентября в Киевской академии декоративно-прикладного искусства и дизайна имени Бойчука не обходится без легенды о звезде вуза. Из года в год студенты слушают истории преподавателей о Максиме Шкиндере: мол, учиться нужно так, чтобы создавать такие продукты, как их выпускник.

Максим поступал в институт в 2003 году. Тогда слово «дизайн» звучало будто не от мира сего, а о «продуктовом дизайне» тем более никто не знал. Но он решил попробовать найти в нем себя. И влюбился в автомобили.

Мы поговорили с Максимом Шкиндером о его пути из Энергодара в Лондон, фанатичной одержимости своим делом и формировании визуального вкуса.

Автомобили будущего

Я — старший дизайнер в британской компании суперкаров McLaren Automotive уже 6 лет.

Одна из обязанностей автомобильного дизайнера — понимать тренды. Когда команда дизайнеров создает экстерьер и интерьер автомобиля, теоретически они закладывают еще как минимум 8 лет на его актуальность: 3 года на производстве и еще 5 лет для продаж.

Мы рисуем автомобили будущего, поэтому, выходя из офиса, я попадаю в прошлое. Автомобили на улицах для меня обыденные, потому что на работе я вижу, как будет выглядеть автопром через 10 лет.

Эргономика интерьера — тоже задача дизайнеров. Создавая макеты интерьера, дизайнеры садятся в макет авто и пытаются руками дотянуться до места, где будут располагаться органы управления.

Одни производители ставят акцент на качество, другие на доступность, но абсолютно все понимают, что дизайн и функциональность всегда будут решающими факторами. Причем нередко первое — более важный критерий при покупке авто, чем второе.

McLaren Senna. Дизайн интерьера — Максим Шкиндер

Любой урок в школе был уроком рисования

Все дети в определенном возрасте склонны к рисованию. Ребенок еще не может ходить, говорить, считать, но проводить своей рукой линии у него получается. Для него в этом есть что-то завораживающее — это одно из немногих действий, которые он может делать самостоятельно и видеть результат. Когда я, как и другие дети, начал расписывать все стены, родители подхватили это стремление и рисовали со мной.

В школе в Энергодаре мне ничего не давалось лучше рисования. Когда мои одноклассники начали подтягивать разные науки, я преуспевал только в этом.

Мой круг интересов сужался, пока родители не отдали меня в художественную школу. Когда я стал упрямым подростком, там на меня нашли управу. Живописи и рисунку там учили с академическим уклоном — мы изучали человеческую анатомию и композицию.

Я серьезно относился к художке. Академические основы рано вошли в мою жизнь, позже это сыграло свою роль: я выгодно выделялся на фоне студентов за границей.

Фото: Артур Верховецкий

Впервые услышал слово «дизайн»

После окончания школы единственное, на что я мог полагаться, — это художественные навыки. Выбора было два: либо армия, либо учеба. В армию я не хотел, поэтому поехал подавать документы в Киевский институт декоративно-прикладного искусства и дизайна имени Бойчука.

В 2003 году слово дизайн было для меня чем-то модным. Как писал Довлатов, для меня оно «звучало по-заграничному».

Выбирая между факультетами дизайна интерьеров и графического дизайна, я выбрал графику. В итоге поступил на промышленный дизайн: мне важно было учиться на бюджете, а конкурс туда был ниже. Поступая, я даже не думал о том, что в промышленном дизайне можно больше зарабатывать, чем в графдизайне. Я бы не смог выбрать денежную, но не близкую мне сферу — просто не продержался бы там долго.

На факультете мы рисовали самые разные предметы: пространства, транспорт, аксессуары, гаджеты. После учебы я посвящал рисованию безумное количество часов. Это была фанатичная одержимость, поэтому мне даже не приходилось разрываться между учебой и тусовками. Я пытался общаться со студентами из зарубежных стран, находил адреса дизайнеров и писал им скудные по грамматике письма на английском.

В какой-то момент один из преподавателей заметил, что большинство моих рисунков имеют динамическую форму, напоминающую автомобили. Он увидел во мне потенциал, я начал показывать ему свои работы и консультироваться. Как оказалось, он и сам во времена Союза горел темой автомобилей.

Этот преподаватель поддержал мою искру: рассказывал, что в автомобильных журналах есть конкурсы, куда студенты и самоучки-любители могут высылать свои рисунки машин. Я решил попробовать, так появились мои первые опубликованные работы. То, что меня наконец-то хвалили не только мама и папа, а независимые эксперты, придавало мне еще больше веры в себя.

Хотеть большего

После первых опубликованных рисунков я начал мечтать смелее: задумывался о крупных конкурсах, интересовался зарубежными школами и думал, как найти работу. Тогда я узнал о Европейской школе дизайна в Турине — там учат специалистов автомобильного дизайна. Турин в принципе является промышленной столицей Италии, там огромное скопление автомобильных производителей, поэтому многие известные итальянские дизайнеры работают преподавателями в этой школе.

На 3 и 4 курсах я уже отправлял в Турин портфолио, но не проходил по уровню. На пятом курсе я улетел в Москву на курсы повышения квалификации. Меня пригласили на стажировку в московскую студию Артемия Лебедева на два месяца. В это время я должен был писать дипломную работу в Киеве, но я уехал из института, никого не предупредив о стажировке. Когда я вернулся, мое имя уже было в списке на отчисление.

Мне удалось восстановиться и я начал срочно делать диплом. В это же время мне пришло приглашение из школы дизайна в Турине. Они предлагали принять участие в конкурсе на потенциальной грант. У меня не было времени на выполнение конкурсного задания, иначе я бы не успел закончить диплом. Поэтому я просто выслал им фрагмент и начерки своей дипломной работы.

По условиям конкурса, я должен был нарисовать малолитражный автомобиль для города, а темой моего диплома был космический корабль. Это не помешало мне выиграть грант и поступить на двухлетнюю магистратуру.

Фото: Артур Верховецкий

Крепкая база как козырь в рукаве

Я улетел в Италию в 22 года с максимально скромным английским. Язык пришлось учить на ходу. С этим сталкиваются многие: знаю дизайнеров, которые не пробились в известные компании только потому, что не знали английский. У них классные идеи, но они не могут коммуницировать — теряют свое превосходство перед кем-то, кто знает язык.

Если ты не способен объяснить свою идею, твои рисунки теряют ценность.

В Италии я понял, что не зря всерьез относился к занятиям академического рисунка в Энергодаре. Автомобиль состоит из множества маленьких объектов — академрисунок учит создавать трехмерные объекты, вписывать их в пространство и перспективу.

Под конец учебы в Италии я начал всерьез искать стажировку на должность автомобильного дизайнера-экстерьерщика. Откликнулись в том числе Mercedes, но с ними не сложилось: у меня не было визы в Германию, только итальянская студенческая.

Второй была компания Skoda — они сразу приглашали на работу даже без стажировки. Чехи даже были согласны подождать полгода, пока я закончу магистерскую программу в Турине и получу визу. Я согласился и переехал в Mlada-Boleslav вблизи Праги — там я прожил и проработал 3 года.

Взлететь к звездам на борту McLaren

Skoda — это масс-маркет в нише семейных автомобилей, поэтому в работе с ними были свои нюансы. Например, машина не должна выглядеть слишком агрессивно или спортивно. Мне же всегда хотелось рисовать именно драматичные модели.

Работая в Skoda, я продолжал вести страницы на специализированных платформах. Там сидят не только дизайнеры, но и потенциальные работодатели. Именно так на меня и обратили внимание в компании McLaren.

После Skoda следующим моим шагом должен был быть переезд в Англию в компанию Land Rover. Я уже практически подписывал бумаги, когда на меня вышли McLaren.

Это была смешная история. Мы ужинали с коллегами после работы, я договаривался о сотрудничестве с Land Rover, когда мне позвонили с британского номера. Очевидная реакция: «Снова звонят из Land Rover». Но человек на другом конце провода представился Френком Стефансоном, на то время — дизайн-директором компании McLaren. Я сначала подумал, что меня кто-то разводит. С набитым ртом я переспросил: «Простите, а кто звонит? Я не услышал». Он повторяет: «Это Френк Стефансон, дизайн-директор McLaren. Мы вас ждём на следующей неделе». Я бы не смог получить визу день в день, но мне очень повезло — и я полетел по той визе, которую получал для предыдущего собеседования.

Когда тебе, дизайнеру Skoda, предлагают перейти в нишевый сегмент, где машины собираются вручную, а цены на них — от €100 000 и до €5 млн за единицу, ты сам не можешь понять, чем заслужил такую честь.

Большинство брендов находятся в альянсах: например, Volkswagen, Skoda, Seat и 9 других брендов объединены в Volkswagen Group, у них есть свои внутренние стандарты. McLaren не принадлежит альянсам, поэтому в компании ты сам себе хозяин. У нас нет отделов интерьера и экстерьера, как это принято в других компаниях. Внешний вид и внутреннее пространство разрабатывают одни и те же люди.

Хоть я пришёл как экстерьерщик, меня начали привлекать к работе над интерьерами. Спустя 3 года меня повысили до старшего дизайнера. На этой позиции больше отвественности и задач. Здесь нет жёсткой иерархии, но ты присматриваешь за более молодыми коллегами, если есть необходимость.

Фото: Артур Верховецкий

Ощущение красоты по-итальянски

Оглядываясь на свое прошлое, теперь осознаю: специализированное образование нужно каждому дизайнеру. Сейчас в Украине фактически нет автопрома и нет специалистов. Все преподаватели в университетах знают автодизайн исключительно в теории. Никто из них не был практиком.

В Италии у меня были преподаватели, которые параллельно работали дизайнерами в компаниях Ferrari, Alfa Romeo, Fiat. Итальянский дизайн в 60-е, 70-е, 80-е считался эталонным. Я учился у людей, которые на этом эталоне выросли. Меня учили, как сделать спортивный автомобиль действительно спортивным, что характерно классическому и семейному автомобилю, какие колеса и формы должны быть у спорткаров. Эти специалисты настроили мой внутренний фильтр красоты: научили, что считать красивым, а что нет.

Настоящая крутость автомобиля — это вечность его дизайна, когда он выглядит «вкусно» уже сейчас и будет по-прежнему стильным спустя 30 лет.

Хорошая школа с профессиональными преподавателями нужна не только, чтобы получить знание, а чтобы развивать коммуникацию. Дизайнеру крайне важно уметь презентовать свои идеи и изъясняться с людьми разного уровня.

Изолировать себя от мировых профессионалов — значит вариться в собственном соку. Пока ты ходишь на курсы или рисуешь дома, мир не стоит на месте. В это время ведущие школы автомобильного дизайна выпускают сильных специалистов. Ты никогда не сможешь составить им конкуренцию, если будешь развиваться отдельно от мирового коммьюнити.

McLaren 600 LT. Экстерьер, который создал Максим Шкиндер

Украинский автопром, которого нет

Пока что у меня нет плана вернуться в Украину — у нас легко закрываются предприятия.

Хотелось бы решительности со стороны правительства, чтобы они сами поняли, что пора что-то изменить. Я даже не использую фразу «восстановить автопром» — не уверен, что в Украине есть что восстанавливать.

У этого намерения должно появиться серьезное финансовое основание и небезразличные люди, которые не поставят на этом крест при первой неудаче и не распустят предприятие сразу же. Для меня как для специалиста важна уверенность, что уходя из зарубежной успешной компании в попытке что-то изменить в собственной стране, эта же страна не заставит тебя разочароваться.

Читайте нас в Telegram

Истории

Не франшиза, а соавторство. Как украинская театральная команда сделала проект в Хорватии

Мы много пишем о маркетинге, IT и предпринимателях из этих сфер. Но бизнес можно строить и в других, не таких привычных отраслях. Например, в театральной.

В октябре творческая театральная команда UZAHVATI провела премьеру своего иммерсивного спектакля в столице Хорватии, Загребе. Мы пообщались с командой проекта: Александром Стужуком, Александром Орловским и Полиной Бараниченко о том, как сделать украинский театральный продукт интересным для других стран.

Александр Орловский, Александр Стужук и Полина Бараниченко

Что такое иммерсивные спектакли

Эти постановки не показывают на сцене. Наоборот — их проводят в нетеатральных пространствах. «Время» — иммерсивный спектакль, о котором пойдет речь в статье, проходит на улицах города. Местом действия становится сам город, а зрители надевают наушники и следуют за голосом. Этот формат называется сайт-специфик. Команда UZAHVATI первой в Украине поставила спектакль в таком формате.

Кто такие UZAHVATI

Театральная команда UZAHVATI занимается созданием иммерсивных спектаклей с 2016 года. Их первый спектакль-променад прошел в 2016 году в Киеве. А в октябре этого года в столице Хорватии, Загребе, прошла премьера «Времени».

Основатель проекта Александр Стужук говорит, что они строят масштабируемый бизнес, поэтому не привязывают сюжеты своих спектаклей к достопримечательностям. Так их можно будет показывать в разных городах и странах.

Команда рассматривала возможность поставить «Время» в других городах Украины, но когда посчитала стоимость одного проекта, это показалось им нецелесообразным с организационной точки зрения.

Режиссер-постановщик Полина Бараниченко добавляет, что стоимость проекта в Загребе и в украинском городе была бы одинаковой. Но в Украине не было заинтересованного инвестора и театральных команд, которые могли бы принять иммерсивный спектакль и менеджерить его. Поэтому основатели проекта решили искать партнеров для постановки за границей.

Как ищут и работают с иностранными партнерами

Международными переговорами в команде занимается сооснователь проекта Александр Орловский. Он ищет инвесторов через посольства Украины в разных странах. Орловский выбрал такую стратегию, потому что считает, что продвигать украинский культурный продукт за границей должны как раз посольства.

Первой страной, которая откликнулась на его запрос, стала Хорватия. Это не было случайностью — прошлой осенью UZAHVATI пригласили на свой спектакль в Киеве почетного консула Украины в Хорватии Ивицу Пирича. Ему понравилась постановка и он решил помочь украинской команде — познакомил их с мэром Загреба, который и выступил заказчиком театрального продукта.

Переговоры проходили прозрачно — все сроки и ожидания были понятны. От первого контакта до подписания лицензионного договора прошло 3 месяца. С юридической точки зрения было несколько этапов: сначала политическая договоренность о сотрудничестве стран, затем меморандум — лицензионный договор на постановку в Загребе.

Проект в Загребе проинвестировала мэрия города. Рисков для украинской команды не было. Они больше переживали, что Хорватия покупает кота в мешке, ведь никто из участников переговоров не видел спектакль и с трудом понимал, о чем речь. А языковой барьер мешал четко описать формат «Времени».

К работе над проектом украинская команда приступила после того, как получила первый транш суммы на реализацию. Тогда же в Киев приехала продюсер из Загреба, чтобы увидеть спектакль-променад «Время».

Постановку в Загребе команда UZAHVATI называет ко-продукцией, а не франшизой. По словам режиссера Полины Бараниченко, творческий процесс постановки нельзя заменить франшизой.

UZAHVATI говорят, что их цель — не продать спектакль, а создать его совместно с командой другой страны. «Соавторство — более сложный путь, чем франшиза», — резюмирует Бараниченко.

За три месяца работы над постановкой украинская команда полностью обучила театральную команду в Загребе, чтобы в будущем они могли проводить спектакли самостоятельно. Это является частью концепции бизнеса — не становиться менеджерами проекта в других странах, но полностью обучать команды на местах и не вмешиваться в их работу после окончания сотрудничества.

Творчество творчеством, а что по деньгам?

Для украинской команды постановка в Загребе — финансово выгодный проект. По словам режиссера-постановщика, масштабирование даст команде возможность делать постановки в Украине. Деньги с продажи билетов в Киеве покрывают проведение только одного спектакля, их не хватает для поддержания команды. Доход от проекта с Загребом пойдет на разработку новых постановок.

Муниципалитет Загреба не только оплатил лицензию, но и полностью финансировал постановку: работу команды, перелет, проживание в отеле, питание, гида, переводчика.

«При правильном маркетинговом подходе для Загреба этот проект может стать финансово-выгодным. ZKM-Theatre (принимающая сторона в Загребе — ред.) обычно закрывает театральный сезон на лето. С нашим спектаклем-променадом “Время” они смогут работать все лето и не простаивать финансово», — объясняет Стужук.

Как уже говорилось выше, UZAHVATI обучают местные команды, чтобы в будущем те могли делать иммерсивные постановки самостоятельно. За каждый такой спектакль UZAHVATI будут получать роялти (авторские отчисления). По словам Стужука, это небольшая, но важная сумма, чтобы сохранить за собой авторское право на продукт.

По словам Александра Орловского, команде не хватает помощи украинского государства: «Мы не говорим о финансах, но если бы мы заручились поддержкой украинских дипломатических представительств за рубежом, искать партнеров для реализации украинских культурных продуктов было бы проще. А так получается, что Украина совсем не заинтересована в том, чтобы поддерживать свой продукт и продвигать его за границей».

«Команда UZAHVATI не может жить только за счет проектов в Украине. У нас нет культуры продажи дорогих билетов, как в Америке или Англии, где цена стартует от $100. Для нашего зрителя даже 500 грн — уже дорого», — говорит Полина Бараниченко.

Результаты и планы

Александр Орловский, как ответственный за бизнес-сторону проекта, говорит, что доволен результатом первого спектакля за границей: «Не имея опыта масштабирования по Украине, мы реализовали проект в европейской столице за полгода. Теперь можем приглашать других иностранных партнеров в Загреб и знакомить их с форматом спектакля-променада».

Сейчас UZAHVATI ведет переговоры о постановке «Времени» в Израиле, Казахстане и Беларуси. Всего у команды есть три спектакля, которые они могут перевозить в другие страны: «Время», «Диалоги» и «День-Тень». Полина Бараниченко говорит, что в каждой стране будут начинать с «Времени», потому что это классический променад, который подходит для знакомства с форматом иммерсивных спектаклей.

С Загребом команда рассматривает возможность постановки «Диалогов» — более сложного спектакля с привлечением актеров, который проходит в библиотеке. Александр Стужук считает, что «Временем» они сформировали аудиторию, которую заинтересовал формат. Команда ожидает, что спрос на иммерсивные спектакли вырастет, а «Диалоги» могут стать логичным продолжением первого международного сотрудничества.

Читайте нас в Telegram

Истории

Польза продакту, но сначала серфинг: что мне дал Web Summit

В начале ноября в Лиссабоне прошла одна из крупнейших ежегодных технологических конференций — Web Summit. Product Manager SoftServe Мария Шевченко побывала на мероприятии и рассказывает, чем может быть полезен Web Summit, а чего, наоборот, не стоит от него ожидать.

Мария Шевченко

Я писала эту колонку в 4 утра, в международном аэропорту Лиссабона. До вылета домой оставалось полтора часа — было самое время порефлексировать.

С чего все началось

Три назад я увидела у знакомых фотографии из Лиссабона и узнала про самую большую технологическую тусовку. Меня вдохновили масштаб, океан и возможность стать частью этого события. К тому же я люблю наблюдать за организацией такого рода мероприятий. Логистика, волонтеры, сцены, еда — все ради того, чтобы мы запостили фотографии в Instagram и вернулись сюда снова.

Логистика

Мы добирались в Лиссабон через Краков. Решили прилететь за три дня до самой конференции, чтобы погулять по городу и округе. Это было отличное решение!

Суммарно билеты обошлись примерно в $400 на человека. Если бы мы брали их заранее, получилось бы дешевле и прямым рейсом. Квартиру бронировали на Booking.com, жильё в центре стоило 400 евро за неделю на двоих. Будьте внимательны — красивые и хорошие с виду квартиры могут располагаться на первом или полуцокольном этаже — там будет шумно.

Проездной на пять дней на все виды транспорта (метро, автобусы, троллейбусы, пригородные поезда) за 25 евро полностью решает проблему перемещения по городу до полуночи. После полуночи — только такси.

Чего я ожидала и что получила от Web Summit

1. Вдохновение

На конференции я хотела вдохновиться, найти или хотя бы приблизиться к своей «большой идее» — тому, зачем мне все эти roadmap, backlog, диджитал и потраченные нервы. Это не про бизнес или, извините, стартап. Это про способ сделать жизнь людей лучше, проще, прикольнее. Большая идея — это проект «50 гривен», кино моей подруги Наташи Наговицыной про визуальный мир вокруг нас «Ателье», проекты «Агенти змін», Сult Food Жени Клопотенко.

Вдохновилась ли я? Скорее нет, чем да.

2. Контакты

Я ожидала, что на мероприятии будут специалисты направлений product/project/UX уровней middle/top. В итоге одна половина зала — юные и не очень стартаперы с горящими глазами, которые смотрят на твой бейдж и сразу просят познакомить их с инвесторами из твоего круга общения. Вторая — сборная солянка из сейлзов, менеджеров и копирайтеров.

Продактов я тоже встретила, но мало. Слишком размытый фокус мероприятия дал и размытую выборку людей: все прикольные, но поговорить не с кем.

3. Прокачать свой навык small talking

Прошло много лет, прежде чем я поняла: я как бы интроверт, но не очень. Мне нравятся только люди, которых я знаю уже давно. А вот новые «заходят» сложно. Мне кажется, что если я подойду к незнакомому человеку, представлюсь и начну о чем-то рассказывать, то меня сочтут надоедливой и начнут грубить.

Я пообещала себе подойти как минимум к 20 людям и просто начать говорить. Обо всем: их работе, моих кроссовках, велосипедах, Брексите и дизайн-мышлении. И знаете, что? Я — красавчик. План перевыполнила, наговорилась на месяц вперёд и ещё раз осознала, что все мы — просто люди. Все мы хотим иметь интересных собеседников, получать знаки уважения и внимание к тому, что делаем.

Главное — понимать, какова финальная цель вашего разговора (получить помощь в рабочих процессах, сделать интро для кого-то, рассказать про свой кейс), и достичь ее.

4. Серфинг

Не поверю, что вы никогда не хотели себе фото с серфом на фоне океана. Я всегда хотела, например. И раз я в Португалии, то как тут не попробовать. Поэтому второй день Web Summit я сознательно проигнорировала и поехала серфить. Это было одно из моих самых мудрых решений.

Первая попытка была неудачной, так как мы попали в сезон дождей и все школы были закрыты. Но со второго раза все удалось и я с уверенностью могу сказать, что это был один из лучших дней в моей жизни. Стоило это счастье 30 евро (аренда гидрокостюма и обучение) за два часа.

Серфинг — по-настоящему истощающее занятие, но момент, когда ты словил волну, стоит всех стараний и страданий. Хочу ещё!

Я училась в школе на берегу океана с компанией университетских друзей из Швеции. Они каждый год в течение 20 (!) лет собираются в летнем доме одного из ребят и проводят выходные или целую неделю вместе.

И вот мы сидим уставшие возле досок, пьем портвейн, и я спрашиваю: «Как вам всем удаётся находить время и вырываться на такие встречи? Как же работа, дети, дела?».

Один из ребят отпил из бутылки и ответил: «Со всеми людьми вокруг у тебя есть какие-то отношения, верно? Но отношения не могут существовать без воспоминаний. Мы собираемся каждый год, чтобы создавать крутые воспоминания. Иначе зачем тогда жить?».

И правда, зачем?

Что Web Summit может дать продакт-менеджеру

Если вы едете на конференцию с целью получить пользу — вы ее получите. На Web Summit можно:

  1. Пообщаться с коллегами из других компаний (Volkswagen, Zalando, Samsung, SAP) об их подходе к работе, фреймворках, процессах и трендах.
  2. Увидеть вживую и послушать специалистов, чьи статьи вы читаете и чьи блоги цитируете.
  3. Оценить презентации стартапов — подачу идей, питчинг, look and feel продуктов, месседжи и формулировку ценностей, рассказ о пользовательском пути и product vision. После 15 питча сразу замечаешь, как делать не нужно и что можно улучшить.
  4. Генерация идей для своего продукта — на стыке представленных решений появляется масса новых мыслей.
  5. Опыт участия в качественно организованном мероприятии.

Неочевидное и полезное

  • First things first. Какой смысл ехать на конференцию в Португалию, если вы не увидели океан, не погуляли по городу и не поели местной еды? Сперва должно быть прикольно, а потом уже полезно.
  • Всегда проверяйте приложение Web Summit — организаторы отправляют уведомления, но они не отображаются как push. Это могут быть сообщения о смене локации интересующего вас спикера, запрете на вход из-за большого потока людей или других организационных моментах.
  • Не становитесь в самую большую очередь. Есть шанс, что совсем рядом есть то, что вам нужно, но без очереди (та же уборная, например).
  • Если вы, как и я, не любите фастфуд — захватите с собой нормальной еды. Организаторы декларируют запрет, но я с их разрешения проносила бананы и орехи.
  • Пожалейте свои ноги, оставьте Dr. Martens и каблуки на другой раз — только кроссовки или кеды.
  • Дождевик. Пожалуйста, берите с собой дождевик. Я даже не думала, что он так меня спасёт. Ноябрь в Португалии — сезон дождей. Даже если прогноз погоды обещает безоблачный день — не верьте, совсем скоро пойдет дождь.

  • Не рассчитывайте послушать содержательные спичи. Половина выступлений будут вода водой, а вторая — реклама партнеров. Meh.

Вернусь ли я на Web Summit? Просто так — нет. Со своим проектом на стартап-аллею — да. Но в любом случае это классный опыт и воспоминания.

Читайте нас в Telegram

Истории

Vintage везет в Киев основателя Awwwards для всеукраинской битвы дизайнеров. И планирует экспансию

В 2018 году креативный директор агентства Vintage Ольга Шевченко придумала дизайн-баттлы. Представители разных агентств получали бриф от реального клиента и за два часа должны были в реальном времени сделать лендинг. Жюри из креативных директоров сразу выбирало победителя.

За полтора года команда Vintage провела десять баттлов по всей стране: Киев, Харьков, Днепр, Одесса, Ровно, Винница. Финальная битва между победителями из регионов пройдет в Киеве 14 декабря, на ивент приедет один из основателей платформы Awwwards. Победитель поедет в Париж представлять Украину на международном баттле.

Рассказываем, зачем в Vintage придумали и запатентовали формат дизайн-баттлов, как планируют выходить на международный рынок и почему дизайнеры охотно участвуют в таких соревнованиях.

Ольга Шевченко

Как появились баттлы

Идея соревнований появилась в офисе веб-агентства Vintage в 2016 году. Креативный директор Ольга Шевченко столкнулась с проблемой: дизайнеры расслабились и начали создавать концепты медленнее — на 2-3 дня дольше, чем обычно. Команде нужна была хорошая встряска. Так Ольга придумала формат двухчасового баттла между дизайнерами для повышения продуктивности внутри агентства:

«Мы придумали кайфовую и креативную штуку: бриф и создание лендинга за два часа под бухлишко. Раньше у моих дизайнеров были вопросы, почему кто-то до сих пор джун, а кто-то уже мид. После баттла вопросы отпали», — говорит Ольга.

Идея понравилась не всем: нужно было креативить без подготовки в нерабочее время. Затем Ольга тестировала формат баттлов со своими студентами в школе Projector. Приходили кураторы из разных агентств, комментировали финальные макеты — студенты были в восторге. 

В 2018 году Ольга написала пост в Facebook, в котором спросила у игроков рынка, хотят ли они столкнуться друг с другом на баттле. Желающих оказалось достаточно для первого ивента.

Первый баттл

Первое мероприятие провели в подвале Vintage. В нем участвовали основатель Projector Александр Трегуб, основатель The23.design Макс Ширко, основатель Advanced Group Дмитрий Заплава и другие.

Судьями выступали специалисты креативной индустрии: Анже Йереб из BBDO Ukraine, Павел Вржещ и Антон Иванов из Banda, Олег Карапузов из Vintage Web Production и Даша Ломова из Red Collar.

«Я приглашаю в жюри креативных директоров, а не дизайнеров. Потому что в первую очередь интересно, насколько концепт попадает в бриф, а не тонкости и сложности дизайна», — объясняет Ольга.

Для реальных клиентов дизайн-баттлы стали выгодной историей. Заказчики получают сразу восемь готовых концептов, слушают мнение жюри, а потом выбирают себе один из вариантов. Лендинги оценивают по трем критериям:

  1. Соответствие брифу и задаче клиента.
  2. UX/UI — понятность, удобство, простота.
  3. Креатив — насколько макет отличается от других.

Кто-то собирает сайт на ReadyMag, а кто-то — на Tilda. Дополнительные баллы дают за анимацию и мобильную версию. Но главное — попасть в бриф.

Баттлы в регионах

После первых соревнований Ольгу Шевченко стали звать в регионы. С того момента она провела десять баттлов между региональными агентствами по всей стране, а параллельно запатентовала формат мероприятия. 

Некоторые дизайнеры начали ездить на баттлы в другие города, чтобы отыграться за предыдущие поражения. Дизайнеры засекали время и тренировались дома, а соревнования превратились в новый вид «киберспорта». Одни победители стали читать лекции, другие — задумались об открытии собственного агентства.

«Первый баттл делали за свой счет — подвал на 50 человек, вход за 500 грн. На третий ивент пришло 250 человек, появился мерч, еда, диджеи», — вспоминает Ольга.

Пришло время сосредоточиться на продукте и формате, поэтому Шевченко взяла в партнеры Ольгу Сафину. С опытом работы в Innovecs, ВДНГ и Fedoriv HUB она взяла на себя организацию всех ивентов.

Битва городов

В декабре в Киеве пройдет большой финал — битва городов, в которой сойдутся лучшие веб-дизайнеры со всей страны. Организаторы ожидают более 300 гостей и планируют потратить $20 000.

Победитель всеукраинского финала поедет в Париж представлять страну на международном уровне. Кроме этого, зрители смогут делать ставки на участников прямо во время ивента. На мероприятие также приедет Оскар Перез, основатель платформы Awwwards. 

Международный ивент

Сейчас Шевченко ведет активные переговоры с потенциальным партнером для экспансии за пределы Украины — баттлы планируют проводить по всей Европе. Этим партнером может стать как раз Awwwards.

Для соревнования в Париже привлекут лучшие агентства со всей Европы. Vintage хотят, чтобы баттлы превратились в значимое событие на мировом рынке. В планах — показывать на Time Square в Нью-Йорке фотографии и работы победителей международного баттла. В агентстве понимают, что это обойдется им дорого, но уверены, что смогут договориться.

Читайте нас в Telegram

Истории

«Самый долгий ребрендинг на памяти сотрудников». Как Saatchi & Saatchi Ukraine обновляли лицо «Дарницы»

В октябре фармацевтическая компания «Дарница» провела ребрендинг. Новую айдентику разрабатывало креативное агентство Saatchi & Saatchi Ukraine, работа заняла три года. В масштабах рекламных агентств это целая жизнь, но для гигантских фармацевтических корпораций — всего миг. Как обновляли стиль «Дарницы», рассказывает креативный директор Константин Шнайдер.

Какая задача была у «Дарницы»

Эта история началась с приглашения на тендер. Фармацевтическая компания «Дарница» — один из хэдлайнеров этой сферы в Украине, Saatchi & Saatchi Ukraine — топовое агентство на рынке. У нас сложился интересный союз.

Наше знакомство началось с экскурсии на завод, после которой стало ясно: мы ничего не знаем о «Дарнице».

Там во всю шли грандиозные изменения: диджитализация бизнес-процессов, автоматизация производства, исследования, руководство строило амбициозные планы. Было очевидно, что «Дарнице» тесно в устоявшемся годами образе.

В тот период между внутренними изменениями в компании и существующим визуальным стилем была пропасть. Внешне «Дарница» должна была выглядеть такой же модерновой, какой была внутри.

«В компании «Дарница» происходит много трансформаций: новая философия бизнеса, построение международного бренда, диджитализация процессов. Мы планируем перейти из когорты известных украинских брендов в ряд известных всему миру компаний. Как лидеры фармацевтического рынка, мы пригласили лидеров рекламного для партнерства в этом процессе», — рассказывает директор по корпоративным коммуникациям «Дарницы» Анастасия Зражевская.

Сверху — новый логотип компании, снизу — старый

Как проходила работа

Для «Дарницы» мы разрабатывали айдентику. В процессе пришлось полностью погрузиться в тему фармацевтики: после экскурсии на завод мы общались с сотрудниками компании и посещали аптеки. Это зажгло всю команду, свои скетчи логотипа предлагали даже копирайтеры.

Затем мы презентовали идеи клиенту, получили первый фидбек, а потом дальнейшие развернутые комментарии. Доработали концепцию и выиграли тендер.

Создавая логотип, мы вдохновились пластикой микроскопа — символа исследовательского поиска, и заметили его схожесть с латинской буквой «d». Остальное было делом техники, а также стилуса, планшета и ручной работы дизайнерского отдела.

Особенности работы с фармацевтической сферой

Фармацевтика — это постоянный исследовательский процесс. Время тут течет иначе. Лекарства, которые выходят на рынок сейчас, начали свой путь к аптечным полкам от 5 до 15 лет тому назад. При этом львиная доля времени уходит на клинические исследования. Все ради того, чтобы подтвердить безопасность и эффективность препарата, а также выявить побочные эффекты.

Под логотип мы разработали уникальный фирменный шрифт и брендбук айдентики. Но это еще не все. Айдентика и лого в случае фармацевтики — это не половина и даже не треть дела. Поэтому для «Дарницы» мы также создали удобную и понятную навигацию по форме выпуска, чтобы по упаковке было ясно, что внутри — таблетки, сироп, гранулы или гель.

Мы разработали color-coding (цветовое кодирование) логотипа — разные группы препаратов имели разный цвет лого на упаковке. Но самым большим вызовом в этом проекте было объединить в одну систему 250 наименований препаратов и сделать для них упаковки.

Своим дизайн-подходом мы постарались взломать систему аптечного мерчендайзинга — создали упаковки-пазлы. Если поставить несколько пачек друг на друга, получится одно целостное изображение.

Проработать внешний вид упаковок нужно не только из соображений дизайна, но и с точки зрения маркетинга.

Между фармкомпаниями постоянно идет борьба за выгодное место на аптечной полке и обзорность продукции. В аптеках действительно работает принцип «выделяйся или умри».

Идею с пазлами мы «продали» клиенту легко и быстро — показали, как это будет работать буквально на пальцах. До этого мы предлагали несколько вариантов, но ни один не утвердили. Этот им понравился сразу.

Оказалось, разработка стиля и дизайна упаковки была самым сложным заданием. В медицинской сфере много регулирующих правил, которые напрямую влияют на дизайн. И не сказать, что влияют положительно.

Например, у технических надписей есть определенный размер кегля. Нужно учитывать шрифт Брайля, который искажает надписи и пиктограммы. Упаковки безрецептурных и рецептурных препаратов имеют абсолютно разные коммуникационные и функциональные задачи, но общий стиль должен быть единым.

Пришлось поломать голову, но оно того стоило. В результате новые упаковки успешно прошли фокус-группы и в них учтены все технические нюансы.

Доволен ли клиент

Ребрендинг «Дарницы» выдался самым долгим проектом на памяти многих сотрудников агентства. Было несколько этапов разработки, согласований, утверждений и попыток достичь результата, которым потом можно будет гордиться.

Кто-то может сказать, что проект длиной в несколько лет — это жутко много. Но по меркам фармацевтического бизнеса три года, что мы разрабатывали ребрендинг, — это мало.

«Для нас важно было не просто придумать новый логотип, а сделать так, чтобы за ним был символизм, который характеризует именно «Дарницу». И нам это удалось. Микроскоп является символом постоянного поиска и развития — это черты «Дарницы»», — говорит Анастасия Зражевская.

Читайте нас в Telegram

Истории

Піонерка кодингу та AI-єдиноріг — хто зробив Україну частиною глобальної IT-цивілізації

У 1951 році у Феофанії створили перший у Європі цифровий комп’ютер, а вже у 1964 наші інженери розробили прототип інтернету. У той час американці тільки створювали ARPANET. Про ці та інші досягнення вітчизняної технологічної галузі йдеться у книзі «Awesome Digital Ukraine». Це перший англомовний путівник IT-сферою України, який випустило видавництво «Основи». Ми переклали три розділи з нього — про піонерку кодингу Катерину Ющенко, українських розробників першої споживчої електроніки та найгучніші компанії з українським корінням.

Катерина Ющенко — авторка однієї з перших у світі мов програмування високого рівня

Катерина Ющенко народилася у Чигирині в 1919 році. Вона вступила до Київського державного університету. Згодом під час сталінських репресій її батька визнали «українським націоналістом» та «ворогом народу». Обох батьків заарештували, а дівчину вигнали з вишу.

Згодом Катерина закінчила Узбецький державний університет у Самарканді й у 1943 році стала вчителькою математики та фізики у початковій школі Ташкента. Після визволення України вона викладала математику та фізику у Стрию, але насправді прагнула займатися науковими дослідженнями.

Після візиту до нещодавно відкритого відділення Інституту математики Української академії наук у Львові Ющенко відразу запросили до групи, яка працювала над теорією ймовірностей. У 1951 році цю дослідницьку групу разом з усім українським Інститутом математики перевели зі Львова до Києва. Це стало щасливим випадком, адже у 1952 році Ющенко направили допомогти Сергію Лебедєву у розробці комп’ютера під назвою MESM.

Хоч MESM і розглядали як прототип, він набув надзвичайної популярності серед команд, що займались складними обчислювальними проблемами. Проте перекладати специфікацію для кожного випадку в код для MESM виявилось надто трудомісткою задачею. Тому Катерина Ющенко створила мову високого рівня для прискорення програмування.

У 1955 році Катерина закінчила розробку своєї «Адресної мови програмування». Вона передувала таким відомим мовам, як FORTRAN (1958), COBOL (1959) та ALGOL (1960). Її використовували в усіх радянських комп’ютерах першого покоління, зокрема MESM, BESM та «Дніпро» протягом наступних 20 років.

Як в Україні створили першу споживчу електроніку

Київське конструкторське бюро з мікроелектроніки КБ-3 створили в 1963 році. Група інженерів на чолі зі Станіславом Моральовим вивчила закордонні моделі мікроелектронних пристроїв та розробила гібридну інтегральну схему, виготовлену з використанням танталу. У 1968 році розпочали її серійне виробництво.

Ця передова технологія підвищила продуктивність гібридних інтегральних систем у 5-10 разів. На той час її освоїли лише три компанії у світі та лабораторії IBM.

В 1966 році на базі КБ-3 створили науково-дослідний інститут «Мікроприлад», який розробляв транзисторні інтегральні схеми. У 1970 році він виготовив перший в Європі мікрокалькулятор, побудований на основі чотирьох великих ІС з інтеграцією до 500 транзисторів на чіп.

Того ж року була створена науково-виробнича група «Кристал», до складу якої входили НДІ «Мікроприлад», Київський завод напівпровідникових приладів та дослідний завод «Мікроприладу». До 1974 року «Кристал» випустив 200 000 великих інтегральних мікросхем, 100 000 калькуляторів та 200 000 клавіатур.

Всесвітньо відомі українські продукти та стартапи

Petcube — світовий лідер у галузі веб-камер та програмного забезпечення для домашніх тварин. Він створює найбільш продавані інтерактивні камери, які дозволяють господарям віддалено слідкувати за своїми вихованцями, годувати їх або гратись «лазером» за допомогою смартфона.

Grammarly — це асистент на базі штучного інтелекту, який полегшує комунікацію англійською мовою. Щодня ним користуються понад 20 млн людей. Компанію заснували українці Макс Литвин, Олексій Шевченко та Дмитро Лідер. Зараз у Grammarly працює понад 200 людей. У компанії чотири офіси — в Києві, Сан-Франциско, Нью-Йорку та Ванкувері.

Depositphotos — це міжнародна платформа для фотографій. Вона об’єднує 90 000 креаторів та клієнтів зі 192 країн світу. Depositphotos був створений у 2009 році та є одним з найбільших фотобанків, який пропонує 125 млн фотографій, відео та векторів на будь-яку тему.

Allset — український стартап з офісами в Києві та Лос-Анджелесі. Це маркетплейс, який дозволяє заздалегідь замовити їжу в ресторані та внести передоплату, щоб страву приготували швидше. Allset доступний у понад 2500 ресторанів в 11 великих містах США, зокрема Нью-Йорку, Лос-Анджелесі, Сан-Франциско, Чикаго та Х’юстоні.

Live Animations — компанія Андрія Тимошенка з розширеної реальності (AR), розробками якої зацікавився Disney. AR-додатки Live Animations отримують в магазинах додатків оцінку 4,5 (зазвичай цей показник становить 3,6).

Читайте нас в Telegram