«Покупатель — король. В Украине, в Нигерии — везде». Как украинский онлайн-маркетплейс Jiji покорил Африку

Антон Волянский живёт в Киеве и управляет компанией из 370 человек, 300 из которых работают в Нигерии. Он — СEO классифайда Jiji, который является №1 на рынке онлайн-досок объявлений в Африке.

Мы попросили Антона рассказать, как украинский проект захватил Африку, чем африканская корпоративная культура отличается от нашей и как устроена работа Jiji изнутри.

Антон Волянский

Что такое Jiji

Jiji — африканская платформа онлайн-объявлений, на которой можно купить или продать электронику и автомобили, взять или сдать в аренду недвижимость и проводить сделки ещё в десятках категорий.

С момента основания в 2014 году аудитория Jiji выросла до 10 млн уникальных посетителей в месяц, на платформе размещено 2 млн активных объявлений на общую сумму больше $10 млрд.

В 2019 году Jiji поглотила своего главного конкурента, африканское подразделение OLX, и привлекла $21 млн инвестиций. Компания продолжает покорять Африку в Нигерии, Кении, Гане, Уганде и Танзании.

Почему Африка

Это результат макроподхода украинской компании Genesis, портфельным активом которой является Jiji. Мы оценивали глобальные рынки: искали пустые ниши, большой объем и низкую конкуренцию.

Нигерия – одна из самых молодых и населённых стран мира. 200 млн человек, половина из которых младше 15 лет, – это огромный потенциал для проекта в e-commerce.

В 2014 году Genesis уже развивал местные онлайн-медиа в Нигерии, с помощью которых были проведены первые исследования. Процент местного населения в онлайне был низким, смартфонов мало, люди не доверяли покупкам в интернете. Почти каждый второй продавец в онлайне оказывался мошенником.

Мы поняли, что можем довольно точно прогнозировать развитие интернета в Нигерии на 5 лет вперёд, потому что как будто смотрели в прошлое, которое уже было в Украине.

В каждой стране классифайды входят в топ-10 сайтов, а доска объявлений №1 обычно пропускает через себя больше 10% оборота онлайн-торговли. Конечно, нам было интересно занять эту нишу в Нигерии, которая, по прогнозам, к 2040 году станет третьей в мире по численности населения.

Шесть лет назад Genesis поверили в этот рынок. Сегодня ситуация с интернет-покрытием и наличием у людей гаджетов гораздо лучше – наша аудитория быстро растёт.

Инвестиции со всего мира

В онлайне есть 3 большие темы, на которых зарабатывают деньги: социальные сети, поиск, доски объявлений. Нам повезло, что мы нашли большой и относительно пустой рынок.

Недавно мы привлекли $21 млн от шестерых инвесторов во главе с Knuru Capital из ОАЭ. Сегодня на территории Нигерии Jiji уже вышел на окупаемость и не требует больших дополнительных инвестиций, поэтому новые деньги мы направим в Кению, Гану и другие африканские страны. Основные затраты забирает маркетинг на расширение аудитории покупателей и продавцов.

Общая сумма вложений с 2014-го – около $50 млн от фондов из Европы, США, ОАЭ.

Покупка OLX

В 2019 году мы купили OLX на территории Кении, Ганы, Уганды, Танзании. У них не получилось успешно развивать свой продукт на африканском рынке и конкурировать с нами.

Компания OLX – большая и известная по всему миру. Многие думали, что они нас купят, но получилось наоборот. На момент сделки аудитория Jiji в Нигерии была в 12 раз больше, чем на OLX.

Первая причина нашей победы – таргетированный подход к местным пользователям. В то время, как OLX насаждали в Африке универсальную модель с других рынков, мы выделили отдельную команду разработки, маркетинга и продукта для Нигерии.

Во-вторых, мы нашли точку роста – развитие доски объявлений не в сторону peer-to-peer продаж от человека к человеку, а сделали уклон на малый бизнес в роли продавцов. Это другой подход развития классифайда, который не могла применить компания OLX. У них уже была рабочая глобальная модель, переделывать которую дорого.

В-третьих, наша компания стала идеальным покупателем. Мы выстроили бренд с хорошей репутацией, которому можно с уверенностью передать свою аудиторию без имиджевых потерь.

Теперь трафик с сайта и приложения OLX идёт к нам. Также был подписан договор, что в течение двух лет OLX не будет конкурировать с Jiji. Этого достаточно, чтобы укрепить лидерские позиции.

KPI, люди, боты

Я лично отслеживаю несколько показателей нашей компании. У меня есть бот в Telegram, который по запросу присылает необходимые цифры. Они связаны с монетизацией и объёмом аудитории: количество установок, лидов (из платных и бесплатных каналов), дневная выручка, ретеншн по продавцам.

В нашей команде всего 370 человек: 70 в Украине (маркетинг, продукт, разработка, небольшие финансовый и юридический отделы) и 300 в Африке (отдел продаж, PR, финансовый, юридический отделы). Я лично на связи каждый день с пятью людьми – руководителями ключевых отделов.

Секрет успеха Jiji

После покупки OLX в Африке у нас нет серьезного конкурента среди классифайдов. Есть проекты, с которыми мы соревнуемся в отдельных нишах. В автомобилях мы опережаем ближайшего конкурента в 15 раз, в недвижимости – в 2,5 раза.

Мы гораздо лучше в основных направлениях: разработке продукта, маркетинге и продвижении.

Закупка лидов в онлайне – значимая и сложная ниша. Нельзя взять агентство и сказать: “Достаньте лиды дешевле, чем конкуренты!”, это не сработает. Мы годы строили экспертизу, тратили деньги и время, теперь покупаем лиды в 3-5 раз дешевле, чем в среднем по рынку.

Все каналы и KPI рассматриваются через призму стоимости ценного действия. Например, эффективность имиджевой рекламы в оффлайне и в онлайне измеряется узнаваемостью бренда и тем, как она влияет на стоимость лида. Узнаваемость Jiji сейчас – 87%. Мы получаем 90% бесплатного трафика, основа которого – брендовые запросы.

Что общего у африканцев и украинцев

Есть правило, которое работает и помогает строить эффективные ecommerce-проекты по всему миру: покупатель – король!

Когда ты ставишь это правило на первое место, всё становится просто. Сегодня наш NPS – 70%. То есть семь человек из десяти готовы порекомендовать Jiji своим друзьям.

В работе с командой, в общении с продавцами Jiji, в рекламе – всегда становишься на сторону покупателя. Тогда получается создавать продукт, который покупателю нравится.

Мы даём своей аудитории несколько рациональных преимуществ: цена, ассортимент, скорость, безопасность.

Безопасность. Открытая массовая концепция даёт возможности для мошенничества. Когда мы запускались, уровень мошенничества в среднем был 40%, сейчас – 1%. Это наша победа и одна из причин, почему мы обошли конкурентов.

В коммуникации постоянно продолжается обучение пользователей безопасному проведению сделок: не отправлять предоплату онлайн, лично встречаться в безопасных местах. Когда мы учим пользователей, они подключаются к борьбе с мошенниками, не дают себя обмануть.

У нас есть отдел безопасности, верификация документов, система отзывов. Мы используем Big Data и AI, чтобы определять подозрительное поведение и мошенников. В этом направлении работа ведётся в сотрудничестве с местной полицией.

Ассортимент. У нас 1,5 млн активных объявлений. Когда в нашей рекламе показывается популярная модель машины и рядом написано, что у нас ты найдёшь тысячи вариантов такого автомобиля по разным ценам, – это попадает в аудиторию.

Скорость. Мы добились ускорения ответа со стороны продавцов и улучшили этот показатель с 4 часов до 1 часа.

Особенности африканской культуры

В Нигерии довольно комфортно, особенно в больших городах, таких как Лагос и Абуджа. Главное – соблюдать правила безопасности, не лазить ночью по отдаленным районам. Это жаркая страна в 500 км над экватором. Здесь очень высокая влажность: постиранная одежда на улице не сохнет неделями. Сначала в 3 раза быстрее устаёшь из-за климата.

Мне нравятся эти люди, они живут немного другими ценностями. В Киеве многие хотят чего-то добиться, заработать. Там это тоже есть, но значительно больше расслабона.

Они поют, танцуют (в том числе под нашу рекламу). Нигерийцы более расслаблены, чем украинцы. Размеренность сначала бесит, потом понимаешь: “Может, так правильно?”.

Мы сотрудничали с нигерийским агентством, которое создавало нам рекламу для радио. Оказалось, что для эффективности ролик должен быть в формате динамичной песни, под которую хочется двигаться и подпевать. У нас получился 40-секундный хип-хоп трек.

Нигерийцы более религиозны. Каждое воскресенье 70% людей ходят в церковь. Религия (в основном баптизм) намного позитивнее, чем в Украине. В церквях опять же танцуют и поют. Церковь – место социализации, знакомства и даже продажи машин. Это похоже на клуб по интересам, где активная социальная жизнь. Отношение к смерти тоже другое – жизнь течёт, кто-то умирает, кто-то рождается. Часто похороны проходят как праздник.

HR и мотивация на другом континенте

Сейчас в Африке у нас 300 человек команды. Так как рынок труда в Нигерии не очень развит, наша большая компания с хорошим офисом, соцпакетом, страховкой, корпоративным образованием притягивает лучшие кадры. Мы построили там колл-центр, отдел верификации, отдел продаж, PR, финансовый и юридический отделы.

У местных сотрудников есть свои особенности. Исходя из национальной размеренности, добиваться эффективности в работе сложнее. Нужно чуть больше объяснять, мотивировать, вводить дополнительные инструменты контроля.

В мотивации социальный статус работает лучше, чем финансы. Здесь людям важно чувствовать личное восхождение по карьерной лестнице, должность, уважение. Для этого в Jiji была создана специальная корпоративная система грейдов (уровней).

Для сотрудников в Африке невероятно важны корпоративы. Они очень кайфуют от игры в футбол, выезжают на острова и катаются на каяках. Их это заряжает значительно больше, чем украинцев.

Очень много внимания мы уделяем образованию. Сфера IT в стране только зарождается и найти, например, опытных специалистов по продажам невозможно. У нас мощная система корпоративных курсов, которая готовит кадры.

Обучение – одна из основных задач наших ребят, которые поехали работать в Нигерию из Украины.

На менеджерские позиции в Африку поехали два наших сотрудника. Один из них уже получил вид на жительство. Он недавно приезжал домой в Украину и сказал: “Очень неожиданно, но мне там очень нравится. Я хочу вернуться в Нигерию”.

Люблю свою работу

Работа CEO – это микс аналитики, психологии, коммуникации с людьми и культурного релятивизма. Я люблю такой набор задач с неочевидными решениями.

Больше всего мне нравятся три направления работы: retention (удержание) пользователей, UX-решения в дизайне продукта и задачи на увеличение прибыли. Эти три категории самые сложные и не имеют единственно правильного ответа. Есть много литературы, статей, исследований, но нет чёткого решения именно для твоего кейса.

Например, нужны ли классифайду выделенные объявления? Есть абсолютно разные варианты на разных рынках. У нас нет аналитики наших конкурентов и коллег из других стран, чтобы понять ход их мыслей.

Нельзя решать за аудиторию и быть уверенным в своих решениях на 100%. Мы тестируем всё на группах пользователей, анализируем, как изменения отразятся на прибыли, и только потом реализуем задуманное.

Идеи всегда рождаются в дискуссиях внутри команды. Мне нравится строить процессы и организовывать людей для эффективной работы.

Раньше я увлекался бегом и марафонскими дистанциями. В последнее время больше катаюсь на велосипеде, езжу на велокэмпы в горы Испании и Италии.

Самые мощные эмоции – когда едешь в пелотоне. Здесь все мчатся на расстоянии несколько сантиметров друг от друга, каждый должен четко выполнять свою функцию. Если кто-то один ошибается, все падают на асфальт. Здесь синергия командной работы чувствуется максимально остро.

Будущее Jiji

Мы не планируем заходить в другие страны и на другие континенты, потому что для успеха нужны большие ресурсы на создание отдельных команд под страну: CEO, CTO, ключевые разработчики, отдел продаж.

Сейчас в 5 странах Африки наши основные категории – автомобили, электроника и недвижимость. Прокачивая их, мы автоматически получаем аудиторию и трафик в более мелких нишах.

Да, у нас сейчас нет сильных конкурентов в Африке. Но завтра может прийти Amazon или AliExpress. Мы должны максимально использовать время, чтобы стать сильнее и защитить свои позиции.

Уверен, через 2-3 года Jiji станет самым популярным в африканских странах с населением свыше 300 млн человек и войдет в десятку мировых лидеров классифайдов по количеству трафика.

Читайте нас в Telegram

Раз в неделю отправляем самое прикольное и зовем гостя. Го мутить.

Истории

ШТОРМНАДО #3. Денис Чернявский и Влад Ноздрачев рекламируют кофешоп с травой

Vector и креативное агентство I am IDEA продолжают шоу ШТОРМНАДО. В третьем выпуске над дурацким брифом работают креативный стратег Fedoriv Agency Денис Чернявский и основатель бизнес-школы SUPERLUDI Влад Ноздрачев.

Представьте, что в Украине ввели легалайз, а раз так — появились первые кофешопы. Но как их рекламировать? Задача героев шоу: придумать рекламу для первого украинского кофешопа. Еще и показать ее консервативной аудитории. Что из этого вышло — смотрите в новом выпуске.

Что такое ШТОРМНАДО

  • Как придумывают идеи?
  • Как реагировать на критику внутри креативной пары/команды?
  • Как сделать так, чтобы солнышко светило, а гениальные мысли рождались?

Чтобы ответить на эти вопросы, мы решили запустить шоу и показать, как брейнштормят специалисты из креативной индустрии. Мы зовем креативные пары, даем им странный бриф и смотрим, что они могут придумать за ограниченный отрезок времени. А главное — как они это делают.

Все это было бы невозможным, если бы не уютные стены KAMA и не талантливейший продакшн TVLAB. Им — необъятная любовь 🖤

Читайте нас в Telegram

Истории

Я открыл бизнес и стал зарабатывать вдвое меньше, чем наемным работником. Зато начал уважать деньги

Тим Мерсер работал менеджером по продажам и вел крайне расточительный образ жизни. Но с запуском собственного бизнеса его отношение к деньгам стало более здоровым и экологичным. О своем опыте он рассказал в колонке для The Guardian. Публикуем ее адаптированный перевод.

Тим Мерсер

Жизнь в кайф

В течение жизни мое отношение к деньгам менялось. Я вырос в социальном доме и пошел в армию в 16 лет. Имея немного денег на бутылку пива, я уже чувствовал себя невероятно богатым.

После окончания службы я устроился на работу менеджером по продажам. Продавая телекоммуникационные услуги и услуги передачи данных, я получал зарплату около $175 500 в год.

Мы с женой вели расточительный образ жизни — покупали дорогие машины и не экономили на одежде. Особенно много мы потратили за дом, который был слишком большим для двоих человек. В общем, деньги я не уважал.

Хороший бизнес, хорошие деньги

В 2013 году я решил открыть свою телекоммуникационную компанию. Я поставил на кон все, что у меня было на тот момент. Мы продали дом, весь свой автопарк и выручили таким образом $233 600. На эти деньги мы жили первые 4 года. Это были тяжелые времена, но я верил, что все получится.

Риск оправдал себя: сейчас в моей компании Vapour Cloud работают 20 человек, а товарооборот в этом году превысил $4,7 млн.

Весь этот путь заставил меня пересмотреть свое отношение к деньгам. Если десять лет назад мы с женой зарабатывали $233 600 в год, то запустив бизнес, научились экономить и жить на $93 400.

Сейчас я снова хорошо зарабатываю, так что наша жизнь стала комфортнее. Бизнес приносит мне около $93 400. Да, мои бывшие коллеги-продажники зарабатывают больше меня, но они работают на кого-то. А я сам себе начальник и не переживаю, что отдаю большую часть заработанного.

Меньше — лучше

Наша первая дочь родилась после 3-й попытки искусственного оплодотворения. Тогда мы с женой приняли решение, что она оставит работу и возьмет на себя домашние заботы.

Сейчас мы арендуем дом, но в течение следующего года-двух будем понемногу выводить деньги из бизнеса, чтобы купить собственное жилье. Но вряд ли оно будет таким же большим, как тот амбар с 5 спальнями, в котором мы жили раньше. Мы платим за аренду $1750 в месяц. На оплату счетов уходит около $700 в месяц, на продукты — $290-350.

В течение следующих полутора лет я планирую купить нам новые машины. Сейчас у нас Audi A6 и десятилетний Lexus 4×4. Скорее всего, мы купим Land Rover для семейных поездок. Потом, может быть, я сделаю себе подарок — электрокар Porsche. Он стоит около $116 800.

Раз в году мы ездим в Майами. Там живет сестра моей жены, так что нам не нужно платить за жилье на отдыхе. Да, жизнь там недешевая, но детям нравится.

Новый подход

Работая в продажах, я относил себя к сливкам общества, поэтому покупал себе дорогую одежду, в частности дизайнерские костюмы. Я готов был заплатить любые деньги за бирку Armani или Versace. Но те времена прошли. Я все так же люблю моду и одеваюсь на работу со вкусом, но больше не хочу тратить $2 300 на пиджак. Сейчас я покупаю одежду только по необходимости.

У меня наконец-то выработалось здоровое отношение к деньгам. Раньше я был бездумным транжирой, а теперь успокоился и начал думать о будущем.

Мой отец умер от сердечного приступа, когда мне было 13. Поэтому мы переехали в социальное жилье, а мама пошла работать. После этих событий моя главная цель — твердо стоять на ногах. Я хочу видеть, как растут мои дети, поэтому стараюсь следить за своим здоровьем и даже застраховал свою жизнь.

Читайте нас в Telegram

Истории

Твори добро, бро. Как украинский бизнес борется с коронавирусом

Войны в фейсбуках стихают, когда приходит настоящая беда. Украинские предприниматели выделяют средства на приобретение медоборудования для украинских больниц, открывают доступ к платным образовательным платформам, проводят бесплатные онлайн-консультации. Мы собрали большой дайджест добра.

Семья Пинчуков

Благотворительный фонд Елены Пинчук и Виктора Пинчука передаст в больницы страны 10 аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Аппараты поступят в больницы регионов Украины: по одному аппарату направят в больницы Волынской, Донецкой, Закарпатской, Львовской, Луганской, Одесской и Черновицкой областей и три аппарата — в больницы Киева.

Также компания «Интерпайп» и инвестиционно-консалтинговая группа EastOne, акционерами которых являются Елена и Виктор Пинчук, выделили $2 млн на общегосударственную закупку тестов на коронавирус.

Спортклуб «ЕБШ»

Спортивный хаб публикует в Facebook по одной online-тренировке по разным направлениям каждый день. Первая тренировка — Functional Training от Алексея Шкири.

«Дарниця» и Zagoriy Foundation

Компании передают 3 аппарата искусственной вентиляции легких в Киевскую больницу скорой помощи. Опыт других стран показывает, что таких аппаратов не хватает по всему миру.

Patent Bot

Проект предлагает 50% скидку на регистрацию торговой марки в Украине по промокоду PBsupport. Кофаундер проекта Наталия Владимирова запустила челлендж #supportmsb с призывом помогать друг другу: изменить бизнес-модель на период карантина или купить/заказать что-то у другого МСБ.

Юридическая компания Juscutum

В Juscutum начинают бесплатно консультировать представителей бизнеса по юридическим вопросам в режиме онлайн. Формат онлайн-консультаций будет действовать в течение всего периода общенационального карантина.

Чтобы воспользоваться этой возможностью, нужно иметь действующий бизнес и заполнить форму по ссылке.

«Епіцентр»

Сеть гипермаркетов передаст 1% оборота на закупку медицинского оборудования и средств защиты — около 40-50 млн грн. Также «Эпицентр» планирует закупить 100 аппаратов ИВЛ для больниц Киева и других городов Украины.

«Київстар»

На период карантина «Киевстар» сделал все консультации в приложении Doctor Online бесплатными.

«Вам більше не треба наражатися на небезпеку, контактуючи з людьми у громадському транспорті та лікарні, ви можете у будь-який момент доби проконсультуватись у професійного лікаря в Doctor Online», — пишут на странице компании в Facebook.

EdPro.ua

Украинский производитель оборудования для образования, программного обеспечения и интерактивных учебников вместе с Mozaik Education открывает бесплатный доступ к программам Mozabook и Mozaweb.

А это 1300+ 3D моделей, 1400+ видео, различные учебные инструменты, электронные учебники издательства «Ранок», пособия для уроков биологии и химии.

Happy Monday

Если ваша компания ищет сотрудников для удаленной работы — на сайте Happy Monday готовы опубликовать эту вакансию бесплатно. Ранее бесплатное размещение было доступно только для НПО, благотворительных и социальных проектов.

«Жизнелюб»

Координационный Штаб Жизнелюб (КЖ) для эффективной помощи взрослым и пожилым людям во время карантина приглашает в команду бизнесы, общественные организации и социально ответственные команды (можно из одного человека).

КЖ будет принимать запросы о помощи от пожилых людей (продукты, лекарства и любая другая помощь) и распространять важную информацию. Все желающие могут отправить письмо на почту: ia.trudolub@gmail.com с темой «Могу помочь».

«Нова пошта»

«Новая почта» с 18 марта отменяет плату за хранение посылок клиентов до конца карантина и продолжает предоставлять услуги в полном объеме.

Monitor.Estate

Это онлайн-сервис, который позволяет проверить объекты недвижимости онлайн.
До 3 апреля каждую вторую справку по недвижимости предоставляют бесплатно. Консультанты расскажут о рисках, выявленных в ходе анализа документов новостройки, и дадут рекомендации о дальнейших действиях.

ParaSolka

Круглосуточный сервис экспресс-нянь Parasolka просит родителей, у которых нет друзей, бабушек и дедушек по соседству, записать на случай форс-мажора телефон сервиса.

«В случае, если вы заболеете и вас заберут в больницу, наберите нас и мы присмотрим за вашими малышами. Бесплатно», — говорят в компании.

lifecell

Мобильный оператор отменил тарификацию на горячие линии государственных учреждений (МОЗ, МИД, контакт-центр НСЗУ и другие) и плату за роуминг на эти номера для украинцев за границей.

UFuture

Компания Василия Хмельницкого UFuture приобрела в одну из больниц Киева два аппарата вентиляции легких и все материалы для их функционирования.

SkyUp Airlines

Авиаперевозчик объявил о начале продаж билетов по льготным ценам на нерегулярные рейсы из таких городов, как Париж, Аликанте, Берлин, Стокгольм, Вена, Варшава, Прага, Тбилиси, Лиссабон, Мюнхен, Неаполь, Франкфурт, Прага, Таллин, Цюрих, Стамбул, Барселона, Лондон.

«ПриватБанк»

Банк начал поставки аппаратов ИВЛ украинским больницам. Оборудование приобрели на средства банка и пожертвования клиентов. 18 марта областная детская больница в Одессе получила два аппарата искусственной вентиляции легких Hamilton C1. Аналогичное оборудование из первой партии поставок на этой неделе получат областные больницы Киева и Лисичанска.

Fuelfinance

Команда запускает 10 бесплатных консультаций по управлению финансами на март. Основная задача консультаций — разработать для бизнеса антикризисный финансовый план и разобрать, как управлять ресурсами и финансами, чтобы бизнес оправился после карантина.

Soft Serve

IT-компания направит 10 млн грн на борьбу с коронавирусом. Средства перечислят в корпоративный благотворительный фонд «Відкриті очі» и направят на решение неотложных медицинских потребностей в тех локациях, где расположены офисы компании.

WePlay Esports

Киберспортивная платформа проводит благотворительный некоммерческий турнир по Dota2, все деньги от которого пойдут на борьбу с вирусом. Любой желающий может принять участие, сделав онлайн-пожертвование.

Читайте нас в Telegram

Истории

Заглянуть в мозг потребителя. Как нейромаркетинговое агентство Neuro-knowledge замеряет креатив

Потребители по-разному реагируют на рекламу и не всегда могут сформулировать, что им нравится, а от чего бренду лучше отказаться. Для этого и нужны нейромаркетинговые исследования. С их помощью измеряют ощущения и реакцию людей на рекламу.

В Украине есть только одно агентство, которое занимается исключительно нейромаркетингом — это Neuro-knowledge. Они работают с 2018 года, в их портфолио десятки исследований для крупных локальных и международных брендов и агентств.

Мы поговорили с основательницей агентства Екатериной Ильченко о том, как проводят нейромаркетинговые исследования, какие инструменты используют в агентстве, кто их клиенты и сколько стоят услуги.

Зачем нужен нейромаркетинг

Нейромаркетинговые исследования позволяют получить точную информацию о том, как люди воспринимают рекламный материал или визуальный контент. Специальные приборы и ПО позволяют понять, что нравится потребителю, где он теряет интерес и становится менее вовлеченным.

С помощью этих инструментов тестируют ТВ-ролики, постеры, баннеры, сайты, сториборды, упаковки, трейлеры фильмов и даже сюжеты сериалов. У компании-заказчика, как правило, есть несколько сценариев креатива, из которых нужно выбрать наиболее эффективный.

Нейромаркетинговые исследования помогают получить качественную обратную связь. Они показывают, какие визуальные элементы работают, а какие нет. Поэтому нейромаркетинг будет полезен везде, где нужно понять реакцию человека.

Как работает технология

В агентстве Neuro-knowledge работают с несколькими нейромаркетинговыми инструментами. Ключевые — электроэнцефалограф и Eye tracker.

Электроэнцефалограф — это прибор, который считывает электрические импульсы, которые посылает человеческий мозг во время работы. Его применяют для измерения реакции мозга в тот момент, когда респондент смотрит новый для него ролик, скроллит незнакомый сайт или рассматривает новую упаковку. Электроды помещают на кожу головы человека, и «мозговые волны» записываются во время тестирования. Затем данные электроэнцефалографа анализируют с помощью алгоритмов.

Eye Tracker — это устройство, которое фиксирует направление и продолжительность взгляда, изменение эмоциональных состояний и отслеживает мимические движения лица, которые потом интерпретирует как смену эмоций.

Тестирование происходит так: нейромаркетолог включает прибор, который расположен в нижней части монитора, и пока респондент смотрит трейлер или пролистывает сайт, система фиксирует движение его глаз, направление и продолжительность взгляда, размер зрачков.

Так тестируют все креативные проявления. Обычно в нейромаркетинговом исследовании участвуют от 12 до 24 респондентов.

Как тестируют креатив

С помощью нейромаркетинговых инструментов можно избавить себя от долгих бесплодных дискуссий относительно того, работает креативный прием или нет. Рассмотрим на примерах.

ТВ-ролик «Фокстрот»

Резкий звук волынки, скорее всего, использовали для привлечения внимания. Сработал ли этот прием? Екатерина объясняет, как это работает:

«На графике вы видите синюю кривую — это вовлечение. Она принципиально важна, если вы хотите запомниться зрителю. При просмотре этого ролика она падает практически до нуля. Мы с клиентами боремся, чтобы поднять ее на средний уровень 0.5-0.6, а тут в целом по стимулу — 0.28. Это означает, что в реальной среде люди будут просто переключать этот ролик.

Желтая и оранжевая кривые — мотивация и готовность платить. Вы видите, что они идут вниз. Соответственно, зрителю не продали желание смотреть.

Как доработать этот ролик? Например, пустить звук волынки редким пунктиром. Тогда он лучше сработает на привлечение внимания».

Борд Helen Marlen


А вот пример работы Eye tracker. Красным показана зона максимального внимания. В эту точку люди смотрели дольше всего и фиксировали на ней свой взгляд. Судя по показателям трекера, люди увидели очки, модель и слоган, но не увидели логотип бренда.

Реклама на Таймс-сквер

«Когда мы прогоняем картинку через трекер, то видим, на что смотрят люди. У Coca-Cola самое удачное место и самый правильный макет. Все выглядит лаконичным и контрастным. И в целом бренд Coca-Cola один из первых начал использовать нейромаркетинг», — рассказывает Екатерина.

Борд Coca-Cola

Этот борд очень простой. Люди смотрят на него дольше, чем обычно. Простоту и легкость восприятия мозг считывает как удовольствие. По карте Eye tracker видно, что логотип и бутылка считываются людьми на 100%.

Борд Samsung и Vodafone

Среднее время визуального контакта с этой рекламой — 3,5 секунды, что достаточно много для этого борда, но не очень хорошо в целом. Здесь много коммуникационного шума. Больше всего внимания привлекают экран смартфона и собака. Их увидели 100% респондентов. Второй элемент по привлечению внимания — это заголовок. Его увидели уже 80% респондентов.

Дальше смотрим на то, что было бы важно для бренда. Среднее время фиксации на логотипе Samsung — 38 миллисекунд, а значит, люди не осознали, что увидели борд Samsung. Логотип Vodafone — это четвертый приоритет, его увидели 20% людей, время фиксации — 26 миллисекунд.

Борд Work.ua

Среднее время фиксации на этом борде — 2,6 секунды, но тут сработали все элементы. У них заметность на  100% и хороший показатель средней фиксации.

Кто занимается нейромаркетингом в Украине

По словам Екатерины Ильченко, она начала интересоваться нейромаркетингом еще в 2004-м, но рынку он стал доступен только в 2015-м. Екатерина изучила инструментарий и начала применять его в работе агентства Havas Ukraine, которое на тот момент возглавляла. В 2018-м она основала агентство Neuro-knowledge, чей основной продукт — нейромаркетинговые исследования.

Команда агентства состоит из трех человек: самой Екатерины, нейрофизиолога и маркетолога. Нейрофизиолог устанавливает и подключает оборудование, тестирует и анализирует нейрочасть. Маркетолог вместе с основательницей работают с респондентами — берут дополнительные интервью, чтобы получить больше информации. После окончания записи команда агентства анализирует и интерпретирует данные, а затем готовит отчет.

За исключением выступлений Екатерины на профильных маркетинговых конференциях, агентство не занимается продвижением как таковым. Чаще всего к ним приходят по рекомендациям.

Екатерина Ильченко

Конкуренты

По словам Екатерины, прямых конкурентов у Neuro-knowledge на рынке нет. Но есть кейсы, когда фейковые «исследователи» покупают приборы для контроля медитации и продают это как нейромаркетинговые инструменты. Заказчики, которые не разбираются в принципах нейромаркетинга, платят деньги и получают недостоверные результаты.

Клиенты

За почти 2 года работы команда Neuro-knowledge провела несколько десятков исследований. Первыми клиентами агентства были Moneyveo и «Львовская табачная фабрика». Сейчас среди заказчиков Neuro-knowledge есть крупные международные и локальные бренды. Они делали совместные проекты с Nutricia, тестировали рекламные материалы для фармацевтических компаний. Для одного из крупнейших технологических ритейлеров команда агентства разработала карту ассоциаций бренда и провела серию нейромаркетинговых тестов.

Недавно Neuro-knowledge начали работать с одним из украинских банков, который проверял, стоит ли делать рекламный ролик с инфлюенсерами, ведь контракт с медийным лицом — это недешёвое удовольствие. Поэтому важно понимать, как воспринимаются разные лидеры мнений, сработает ли это для бренда, и если да — то какой должен быть сценарий и какого инфлюенсера пригласить.

В компании также работают с рекламными и медийными агентствами, в том числе McCann, Banda, Tabasco, Havas, Mullen Lowe, Karat, Nostra Communication и Initiative.

Еще одно направление работы Neuro-knowledge — тестирование кинотрейлеров. Например, команда агентства помогала улучшить трейлер для фильма «Наші котики». Создатели фильма сделали несколько трейлеров, а Neuro-knowledge протестировали их и изучили, как считываются материалы, на кого из героев больше обращают внимание, какая компоновка материалов самая удачная.

В политических целях нейромаркетинг в Украине пока не используют. А вот в США этот инструмент популярен. Например, в издании The New Yorker уже написали, какие партии и кандидаты будут принимать участие в выборах и какие нейромаркетинговые агентства будут с ними работать. Потому что если избиратель будет слушать речь политика, а его реакции измеряет нейромаркетолог — будет понятно, что вдохновляет, а что вызывает отторжение.

Кроме того, лидерам подсказывают, что изменить во внешности, чтобы стать привлекательнее (вплоть до мельчайших изменений — чуть расширенного зрачка, отретушированных линий челюсти и скул и т. д.). Такие незначительные изменения часто влияют на предпочтения и доверие электората.

Ценообразование

Цена зависит от нескольких факторов: количества респондентов, типа и количества задач для исследования, применяемых технологий. По словам Екатерины, хорошее нейромаркетинговое исследование не может быть дешевым из-за дорогостоящих технологий.

Показатель ROI (Return on Investment, возврат инвестиций) нейромаркетинговых исследований – от 5% до 50%. Процент зависит от того, как команда интегрирует найденные инсайты. Когда команда предоставляет заказчику отчет, они дают фидбек на материал и рекомендации. Часть из них команда применяет, часть — нет. Иногда для этого есть объективные причины: нехватка времени, сложность изменить международные гайды, которые требуют дополнительных трудозатрат. Но тем не менее, информация у заказчика есть, он может использовать ее максимально эффективно.

«У нас есть примеры того, как нейромаркетинговые исследования помогли бизнесу лучше понять болевые точки клиента и специфику его восприятия коммуникации. Бренд-команда раньше конкурентов получила в свое распоряжение максимально полную информацию о профиле их клиента, сенситивных точках и смогла воспользоваться информацией на полную. Результат — по данным независимого опроса рекламная кампания лета 2019-го стала самой запомнившейся украинским зрителям», — рассказывает Екатерина.

Читайте нас в Telegram

Истории

Сама себе креативное агентство. История независимого креатора Анны Гончаровой

Анна Гончарова была копирайтером в Saatchi & Saatchi Ukraine, Adventa Lowe и Banda. После 8 лет работы в креативных агентствах и профессионального выгорания она почувствовала, что нужно что-то менять. Ушла в творческий отпуск и не вернулась.

Последний год Анна позиционирует себя как независимый креатор и сама разрабатывает рекламные кампании для брендов. Она работает по принципу «сама себе агентство». В ее портфолио — проекты для Одесского международного кинофестиваля, Garnier, Uklon, онлайн-школы SKVOT и бренда обуви Kachorovska.

Мы поговорили с Анной о том, как она пришла к формату all-in-one, почему не пытается конкурировать с агентствами, где ищет клиентов и как работает с ними.

Анна Гончарова

Как пришла в рекламу

Мой путь в рекламе начался 10 лет назад. До этого я какое-то время работала в пиаре, но понимала, что это не мое. К тому же у меня были друзья-копирайтеры. Как-то раз один из них, Данила Торбовский, сказал: «Аня, ты так хорошо пишешь в Facebook, иди в копирайтеры». Тогда я не знала, чем хочу заниматься, поэтому решила попробовать и пошла на собеседование в Saatchi & Saatchi Ukraine.

Я пришла полным нулем и начинала как стажер, а потом агентство выиграло тендер на рекламу шоколада «Корона» с моей идеей и меня взяли на съемки в Милан. На тот момент мне было 23 года, это был крутой старт.

Спустя 3 года в Saatchi & Saatchi Ukraine я выгорела. Мне начали поступать предложения о работе от других агентств. Больше всего меня заинтересовали Adventa LOWE (сейчас MullenLowe Adventa — ред.). Они долгое время сотрудничали с «Киевстар» и делали много крутой рекламы. К группе, которая вела их проекты, я и присоединилась. Когда «Киевстар» объявил тендер, мы отстояли клиента и я целый год занималась роликами только для этого бренда.

Я бы еще долго сидела в Adventa LOWE, если бы не Паша (Павел Вржещ, сооснователь Banda — ред.), который позвал меня к себе в агентство. Я согласилась не сразу — тогда в Banda было не так классно, как сейчас. Процессы были не налажены, основатели с трудом делегировали задачи и экспериментировали с корпоративными правилами. Например, какое-то время за опоздания нас штрафовали. А поскольку я вечно опаздывала, то фактически купила агентству новый блендер для офисной кухни.

Через 3 года выгорание повторилось. Я понимала, что проблема была не в агентстве — Banda я очень любила. Значит, оставалось два варианта: либо мне не подходит работа в офисе, либо надоела работа в рекламе. Чтобы разобраться в себе, я взяла «творческий отпуск». А потом просто не вернулась из него.

Свободное плавание

«Творческий отпуск» затянулся на три года. Первые полтора я активно не работала — путешествовала и пыталась понять, в каком формате мне комфортнее работать. Потом начала принимать офферы, которые требовали минимум креативности — брала несложные фрилансы, делала адаптации и переводы текстов, занималась SMM. Никогда больше не буду!

Спустя какое-то время ко мне начали стучаться продакшены. Мы работали по такому принципу: я придумываю идеи, креатив и сценарий, а они занимаются проектом дальше, до конца. Затем клиенты начали обращаться ко мне напрямую. Намеренно я их не искала — они сами меня находили.

Во всех трех агентствах я была ведущим копирайтером и знала много людей из креативной индустрии. Поэтому когда вышла на фриланс, меня постоянно кому-то советовали.

За серьезные заказы я начала браться только в 2019 году. Вместе с продакшеном tvlab я сделала несколько проектов для Garnier, подготовила курс по креативному копирайтингу и бренд-манифест для SKVOT.

После этого меня начали замечать другие бренды. Вместе с tvlab я работала над роликом Uklon, а последний мой проект — рекламная кампания #womanx2 для Kachorovska.

Сейчас я регулярно получаю предложения, но 70% клиентов не понимают, чем я занимаюсь. Они просто обо мне слышали.

Как это — быть самому себе агентством

Структуру креативного агентства придумали неглупые люди. Там все логично выстроено и за каждый процесс отвечает отдельный человек. Чтобы быть счастливым копирайтером на фрилансе, придется быть и стратегом, и креативным директором, и ньюбизом, и HR, и аккаунтом, и бухгалтером в одном лице. Либо признаться себе, что вы чего-то не умеете и вам нужен партнер. Я, например, не могу быть сама себе дизайнером. Поэтому если мне нужно разработать брендинг, работаю вместе с дизайн-студией Crevv.

В агентствах я работала с крупными брендами, поэтому привыкла, что клиенты разбираются в маркетинге и креативе. Стартапы и компании поменьше хорошо знают свой продукт и бизнес-процессы, но абсолютно не понимают, как работает реклама. И это нормально.

Классический предприниматель не обязан иметь воображение. Донести ему идею — это уже моя задача.

Я какой-то неправильный креативщик — не умею штормить ни в паре, ни в команде. Все 8 лет работы в агентствах я придумывала идеи одна, поэтому с уходом для меня ничего не изменилось.

Для хороших идей нужна постоянная насмотренность. Когда бриф на руках и идеи нужны прямо сейчас, нет времени поднимать культурный пласт и разбираться, что произошло в мире за последние полгода. Нужно всегда быть в курсе событий. Смотреть кино, слушать рэп, ходить в театры, общаться с людьми.

Самым сложным было научиться брать на себя полную ответственность за проекты и самой решать, что хорошо, а что плохо. За годы работы в агентствах я привыкла, что это делает кто-то другой. Первое время у меня в голове даже сидели мои бывшие креативные директора и комментировали идеи.

Главный минус моего формата в том, что я не могу масштабироваться. Для этого мне придется себя клонировать. Главный плюс — я не выгораю, потому что кроме копирайтерской функции, я выполняю много других. Единственное, что я не люблю в этой цепочке, — бухгалтерия. Надеюсь, скоро я кому-нибудь это делегирую.

Я не зарекаюсь, что всегда буду работать в «соло»-формате. Если завтра ко мне придет клевый партнер и предложит вместе создать агентство, я могу и согласиться. Но пока мне комфортно одной.

Как выглядит моя работа

Клиенты обращаются ко мне по рекомендации. Иногда у них есть маркетинговая стратегия, четкий бриф, и они понимают, чего от меня хотят. Но зачастую заказчик приходит и говорит: «Аня, мы не знаем, что нам нужно. Мы просто знаем, что делаешь классную рекламу. Сделай нам так же классно». Тогда я должна составить бриф самостоятельно.

Я провожу с клиентом бренд-сессию, собираю всю необходимую информацию и через 3-4 недели возвращаюсь с идеями. Обычно предлагаю 2-3 варианта роликов. Я прописываю концепцию и сценарий, а чтобы объяснить, как ролик будет выглядеть в итоге, делаю аниматик — склейку из референсов.

Затем мы с клиентом выбираем несколько продакшенов, я пишу продакшн-бриф с учетом бюджета. Это документ, в котором подробно расписано, какой ролик мы хотим снять — со сценарием, референсами, требованиями к режиссеру, оператору, музыке. Продакшн-студии составляют смету, мы определяемся с режиссером и диктором.

Я сопровождаю проекты на каждом этапе: контролирую съемки, озвучку, монтаж, цветокоррекцию. До того момента сдачи роликов в эфир все это — моя ответственность.

Конкуренция, которой нет

Я не конкурирую с агентствами. Мне не нужно платить зарплату команде и арендовать офис. Следовательно, у меня нет необходимости в большом клиентопотоке. Это дает мне большую свободу — я могу брать столько клиентов, сколько мне комфортно и сколько смогу качественно вести. Как правило, у меня не больше трех клиентов одновременно.

Обычно у меня с агентствами разные клиенты. Крупной компании с продуманной маркетинговой стратегией, наверное, лучше обратиться в агентство. Ко мне приходят бизнесы поменьше и мне это нравится.

Заказать рекламную кампанию у меня в разы дешевле, чем в любом, даже самом маленьком агентстве. Мне выгоднее быть независимым креатором, чем работать в агентстве или копирайтером на фрилансе. Но и ответственности в этом случае больше, так что все соразмерно.

С одной стороны, для клиента это риск, потому что агентство из одного человека — новый и пока непонятный рынку формат. С другой — он отчетливо понимает, кто именно делает ему рекламу и придумывает креативы. В агентстве, где над проектом работает целая команда, с этим сложнее.

О рекламном рынке

Мне очень нравится, что происходит сейчас на нашем рекламном рынке. Нравится, что каждый день появляются эти микро-, карманные студии и агентства. 70% из них не выдержат и закроются через 3 месяца, полгода, год. Зато оставшиеся переизобретут рынок, как в свое время это сделала Banda.

Возможно, появится больше таких людей, как я — независимых креаторов. Большие рекламные агентства очень инертные, этот формат переживает кризис. iPhone становятся дешевле, а продакшн рекламы — доступнее. Креатив перестал быть монополией креативщиков, поэтому и рынок должен меняться.

Читайте нас в Telegram

Истории

Одной ногой в кроссовке, другой — на шпильке. Как Анна Гончарова создала рекламу о современных украинках для Kachorovska

В новой рекламной кампании #womanx2 украинский бренд обуви Kachorovska решил поговорить не только о туфлях, но и о своих клиентках — современных украинках. Кампанию разработала независимый креатор, в прошлом старший копирайтер Banda Анна Гончарова.

В колонке на Vector Анна рассказывает, как создавали гимн украинским женщинам, умноженным на два.

Анна Гончарова

Идея и концепция

Сейчас в мировых медиа настоящий бум женских манифестов. Но украинку мы не нашли ни в одном. Точнее, нашли, но в каждом понемногу. Дело в том, что современная украинка, как и Украина в целом, одной ногой уже в Европе, а другой — еще в традиционном обществе. Одной ногой — в кроссовке, другой — на шпильке.

Современные украинки — это женщины, умноженные на два. Уже бизнес-леди, но еще роковые женщины, уже феминистки, но еще хранительницы очага. Это женщины до 30-ти с бизнесом, идеальным маникюром и ужином из 3-х блюд. Они успевают невозможное, но все равно так часто сомневаются в себе.

Кампания для Kachorovska — это гимн и признание в любви новым украинкам. Суперженщинам, которых мы хотим показать миру и себе. Мы хотим, чтобы они полюбили себя и увидели, какие они красивые и сильные. Ведь тот, кто берет на себя вдвое больше ответственности и труда, заслуживает вдвое больше любви, удовольствия и… туфель!

Креатив

Первым важным и рискованным шагом было осмелиться сказать эти два слова: «Я — українка». До «украинской кампании» Kachorovska долго играла на поле «семейного бизнеса», выстроенного тремя поколениями женщин. Бренд и аудитория выросли именно из этой коммуникации. Благодаря такому подходу Kachorovska имела полное право сказать «Я — українка».

У меня с самого начала было ощущение, что больше ни у кого на рынке нет «санкции» на эти слова. Сегодня нет другого настолько украинского бренда, который мог бы говорить от лица украинок. А если и есть, то поздно, мы стали первыми.

После импровизированной бренд-сессии с основательницей сети Алиной Качоровской я улетела работать над кампанией в Европу. Там идея стала еще очевиднее. Каждая вторая бельгийка или француженка — с ободранным маникюром, но преисполнена чувством достоинства. Я смотрела на них и вспоминала типичную украинку. Девушку в идеальной форме, с несколькими образованиями и бизнесами к 30-ти годам и вопросом в глазах: «Что мне еще нужно прокачать, чтобы заслужить счастье? Я готова!».

Вы когда-нибудь слышали о кризисе женственности? В Украине его нет. Присядьте в одном из Kachorovska Cafe и взгляните по сторонам. Когда пришла эпоха Girl Power, украинки сказали: «Ок, мы это тоже можем, только и женственность не отдадим!». Таких женщин действительно больше нет. Нигде.

Когда режиссеры, к которым я стучалась, видели бриф, сценарий и аниматик, они загорались идеей и соглашались работать. Однако никого из них (и их команд) мы не могли себе позволить, даже по «нижней планке» гонораров. Но потом звезды сложились и ролик состоялся.

Как создавали кампанию

Работа над концепцией началась еще в июле 2019-го. Идея и сценарий появились быстро, но от начала работы до запуска кампании прошло 9 месяцев. Сперва мы долго подбирали команду, затем решили отложить запуск до весны. Над самим роликом работала продакшн-студия tvlab.

Бюджет на продакшн был довольно ограниченный, но постепенно собралась команда профессионалов, которые загорелись идеей. Режиссером стал Александр Стеколенко. Съемки уложились в один день. Для монтажа долго искали в архивах кадры советских украинок. Так что в ролике есть и меховые шапки наших мам из 80-х, и конкурсы красоты из 90-х.

Слегка ностальгическим был и бриф на музыку. Нужно было сделать современную версию украинского фанка из 70-х, а-ля Владимир Ивасюк. С брифом с первого захода справился киевский музыкант и саунд-продюсер Павел Ленченко (Cepasa).

Не у всех участников команды совпадало видение финального видео, поэтому монтаж был долгим и бурным. Основательница бренда, Алина Качоровская, была редким клиентом, который просил «меньше туфель и больше украинок!».

Кампания стартует с роликом-манифестом и продолжится онлайн-флешмобом #womanx2. Чтобы присоединиться к флешмобу, нужно поставить этот хэштег под фото, на котором вы ощущаете себя женщиной, умноженной на два. «На самом деле это любое ваше фото, ведь мы #womanx2 каждую секунду своей жизни», — комментируют в Kachorovska.

Героини кампании

Героини кампании — настоящие женщины, умноженные на два.

Наталья Мыкольская сделала юридическую карьеру в международной торговле и налоговом праве и стала заместителем министра экономического развития и торговли Украины спустя год после рождения сына.

Патрисия Шморгун-Гаврилишин, основательница Фонда семьи Богдана Гаврилишина, развивает культурную дипломатию, управляет бизнесом и пешком путешествует по Украине.

Катя Сильченко — дизайнер, предпринимательница и первая украинка, которая прошла по парижскому подиуму вместе с Хелен Миррен и Евой Лонгорией в рамках L’oréal Paris Show.

Алина Качоровская одной рукой управляет семейным бизнесом с 50-летней историей, другой — воспитывает троих детей.

Читайте нас в Telegram

Истории

Анонимная телега про креативный рынок. Кто и зачем создал Telegram-канал «Хуевое агентство»

В феврале в Telegram появился канал «Хуевое агентство». Там шутят про креативный рынок, критикуют кейсы, выкладывают мемы и гороскопы для креативщиков. Кто авторы — неизвестно. 14 февраля они прислали на почту главреда Vector валентинки с изображениями креативщиков Паши Вржеща, Олега Томина и Виталика Капустяна. Главред пропустил письмо, и про валентинки написали другие медиа. Но мы опомнились, связались с анонимами и спросили, зачем они создали канал и что планируют там постить. Вот что они говорят.

Как появился канал и кто авторы

Нас трое, мы креативщики и работаем в одном агентстве. Обычно мы просто шутили за столом, но скоро заебали весь офис. Поэтому создали Telegram-канал. В основном мы рассказываем о локальной рекламной и медиатусовке, много шутим про «зрады» и «перемоги» наших коллег.

Мы делаем это анонимно, потому что так круче. Мы как герои в масках, как Daft Punk и Banksy. Раскрыть личности — не проблема, просто хотим, чтобы смотрели на наш продукт, а не на наши лица.

Канал появился случайно. Был обычный рабочий день, Banda рассказывала в Facebook про свою стратсессию в Исландии, а в нашем офисе закончилось молоко. Мы пили мерзкий американо и смотрели на красивую жизнь в интернете. А потом понеслось. За 15 минут божественные ручки нашего артдира нарисовали лого, мы сделали мем про молоко и добавили троих друзей на канал.

Логотип «Хуевого агентства»

Первая сотня подписчиков появилась после дня рождения Aimbulance. Мы сделали праздничную открытку, видос и отправили это на почту агентства. Не знаем, дошел ли мейл, но ребята из агентства резко подписались на канал.

Зачем он нужен

Мы не показываем рынку зашквары — их и так все видят. Мы даем ребятам из индустрии отдушину. Когда у тебя не клеится проект или проблемы в агентстве, и ты заходишь в Facebook или Instagtam, а там у других компаний несутся тимбилдинги, поездки заграницу, награды и лайки.

Мы показываем правду, мол братан, не переживай, у всех есть траблы, ты не один такой. К тому же в рекламе работают люди с отличным чувством юмора. Классно, что они готовы смеяться над собой.

Сразу говорим, что прототипом нашего канала не является агентство, в которой мы сами работаем. ХА — это собирательный образ всех проблем и стереотипов, которые есть на креативном рынке.

Контент ХА

Сейчас на канале больше 600 подписчиков. Хочется больше, конечно, но тут вопрос контента. Мы не хотим выкатывать посредственную телегу, хочется брать ситуативом и инсайдами из нашей работы.

Дальше хотим вдарить по авторскому контенту. Во-первых, запустить подкаст. Fukkin Agency будет таким креативным продакшеном, который делает замечательный продукт для адекватных клиентов.

Мы не занимаемся бессмысленным контентом для соцсетей. С этим справляются хулеги из других агентств. Мы топим за красивые и современные вещи вроде TikTok и VR. Но бабки храним только в долларах — в этом мы староверы.

У нас есть две постоянные рубрики — «Хуевый гороскоп» и «Хуевое кино». Гороскоп для креативщиков заходит так, что аж дверью хлопает. Хотим его расширить.

Хотим запустить рубрику «Школа Джуна», где будем рассказывать малькам, как выжить в агентстве и не захлебнуться в море креатива. Все инфоповоды мы стараемся не просто освещать, мол, вот было и было. Мы адаптируем и переигрываем. Вот как со сравнительной рекламой.

Коммуникация

ХА активно юзает свою почту, отвечает на фидбеки и общается со СМИ. Мы б такие, что даже сделали какой-то небольшой проект для интересных типов. Для разминки, так сказать.

Пока мы не выходим из тени, но однажды сделаем это. И сделаем это красиво. Возможно, в шоу «Штормнадо». А еще не хочется, чтобы нас уволили. Шутка.

Читайте нас в Telegram

Бабель
Истории

Новый инвестор, главред и дизайн. Как мы закрыли и перезапустили издание «Бабель»

В декабре 2019-го основатели общественно-политического издания «Бабель» объявили об уходе из проекта из-за отсутствия финансирования. На пике его читали 1,4 млн уникальных пользователей в месяц. Уже 15 января у команды появлялись новые потенциальные инвесторы. В марте они заключили сделку, и понеслась: издание меняет главного редактора, проводит ребрендинг и совершенствует бизнес-модель.

Мы поговорили с акционером и шеф-редактором «Бабеля» Катериной Коберник о причинах закрытия, новых акционерах и о том, как изменится издание.

Катерина Коберник, акционер и шеф-редактор «Бабеля». Фото: Юлий Кудланык

Почему закрыли «Бабель»

Проблемы у издания начались еще в сентябре 2019 года. Тогда 50% доли принадлежало Ярославу Пахольчуку, который представлял интересы Игоря Коломойского. У нас прекратилось финансирование, и мы не понимали, что происходит. В декабре проблема стала критичной — нам было нечем оплачивать работу команды, и мы поняли, что это конец.

Если бы мы в сентябре начали бегать по редакции и говорить, что все пропало, мы бы закрылись еще раньше. Проблема до последнего оставалась на уровне руководства.

Когда мы создавали проект, у нас были понятные цели — нужно было создать издание с определенным охватом, которое будут знать и цитировать. Финансовые KPI были выписаны на три года вперед. Мы, как мне казалось, эти задачи выполняли.

Фактор Коломойского

Сейчас я не хочу говорить о прошлом. Меня часто спрашивают: обижена ли я на предыдущего акционера. Обижаться вообще удел горничных. Я могу сказать, что запуская «Бабель» я ориентировалась на историю предыдущих отношений с акционером.

Редакционное соглашение, которое он подписал с ТСН.ua, для крупного медиабизнеса было уникальным. Уверена, что ни один другой олигарх в этой стране никогда бы такое не подписал. С таким позитивным опытом я запускала «Бабель».

Что случилось потом — не знаю и сейчас уже не хочу разбираться. Скажу, что работала с разными собственниками медиа. Были среди них и те, кто бросали людей в самый сложный момент, а потом позиционировали себя как борцов за свободу слова и демократию. Но я стараюсь не критиковать их публично — могу сказать в лицо.

Коломойский точно не абсолютное зло, как многие пытаются его представить. Он просто не хочет нравиться и, в отличие от других олигархов, не выпячивает то хорошее, что делает для других.

Сходство с Meduza

Мы действительно вдохновлялись проектом Meduza. Нам нравились их тексты и темы, которые они поднимают. Глеб Гусев шутил, что те, кто обвиняют наш сайт в схожести с Meduza, еще админки нашей не видели — она у нас тоже очень похожа.

Редакционный мем

Именно поэтому я перестала читать Meduza. Мы во многом им следовали, но со временем стали совсем другими. После запуска нашего сайта я все время думала, что мы что-то не докрутили. Мы не до конца понимаем, зачем создаем 35-е медиа на рынке. Чувствовали, но не хватало чего-то.

Поворотный момент случился через 7 месяцев после запуска. Мои друзья и бывшие коллеги начали присылать мне разные темы со словами: «Кать, смотри, вот это точно для “Бабеля”». Тогда я поняла, что мы придумали новое медиа.

Как нашли нового инвестора

Директор «Бабеля» сотрудничает с новыми акционерами. Он рассказал нам об их интересе. Сказал, что они читали нас, а потом увидели новость о закрытии и решили с нами поговорить.

Крупное и качественное новостное СМИ, которое не берет джинсу, в Украине не может быть бизнесом. Если это крутая редакция со своей разработкой и охватом больше миллиона, я готова спорить с кем угодно — никто не выйдет в ноль за счет рекламы раньше, чем через 5 лет. А после будет балансировать на уровне нуля. Ноль — это тоже не бизнес.

Мы объясняли потенциальным акционерам, что у них могут быть проблемы, что «Бабель» не дружит с властью и вообще ни с кем не дружит — это не задача СМИ. Они нас выслушали и все равно согласились.

Нашим новым акционерам интересен «Бабель», потому что издание несет правильные ценности. Их условие — все должно остаться как есть, иначе мы им неинтересны. Акционеры хотят поддерживать независимое медиа, но не смогут тратить на него много и долго, поэтому у нас высокие KPI. К концу 2020 года мы должны существенно уменьшить долю их финансирования.

Новые акционеры

После сделки у меня остается 25% доли, у Глеба Гусева — тоже 25%, а 50% переходит к компании IG. Ее конечные бенефициары — Дмитрий Мельник и Сергей Мостенец.

Третий бенефициар — Вадим Махомед, мой давний знакомый, собственник компании по разработке, с которой я сотрудничала в ТСН.ua и «Бабеле». Его рекомендации способствовали тому, чтобы сделка состоялась, но он не будет заниматься развитием сайта.

Наши инвесторы — граждане Украины, но ведут бизнес и тут, и в Европе. Они продают автомобили. Сделка по продаже доли готовилась больше месяца, пришлось летать в Словакию, потому что юрлицо оттуда и там свои законы. За это время на рынке было много сплетен: одни говорили, что новый инвестор — Ринат Ахметов, другие — что долю выкупили мы с Глебом и сами будем финансировать проект.

Что изменится

Мы меняем название. Раньше было theБабель, теперь будет просто «Бабель». Приставка the мне не нравилась. Сейчас выбираем новый логотип и шрифт. Новым арт-директором станет Артем Марков, раньше он был нашим дизайнером.

Кроме баннерной и нативной рекламы хотим развивать офлайн-направление. Пока не готова сказать, что это будет — мы в процессе разработки идеи.

Новым главным редактором издания «Бабель» будет Евгений Спирин, раньше он был заместителем Глеба Гусева. Женя Спирин ассоциируется с изданием у нашей целевой аудитории. Буквально сегодня вышла его книга о работе в луганском морге — он и есть герой «Бабеля». А еще он моложе и активнее нас.

Евгений Спирин, новый главный редактор «Бабеля»

Когда наш сайт перестал обновляться и нас «закопали», мы с Глебом хотели, чтобы к крышке гроба никто не подходил и все оставили нас в покое. Женя был человеком, который стоял сверху, стучал по крышке и говорил: «Откапывайтесь». Он был одним из тех, кто горел несмотря ни на что.

Сам Глеб никуда не уходит — он сосредоточится на нативной рекламе и офлайн-мероприятиях. Будет развивать стратегические направления. Я остаюсь руководителем проекта, буду редактировать весь политический блок и выполнять финансовый KPI.

Читайте нас в Telegram

 

Истории

Спасти рядового СЕО. Где американские топ-менеджеры ищут плечо, на котором можно выплакаться

Управлять компанией значит брать на себя ответственность, решать проблемы бизнеса и помогать находить выход из сложных ситуаций команде. Но что делать, если у тебя самого куча проблем не только на работе, но и в личной жизни?

Публикуем адаптированный перевод статьи Серены Саитто о том, к кому идут за поддержкой американские СЕО, когда у них возникают трудности.

Ужин с незнакомцами

Приятный вечер в Саут-оф-Маркет, историческом районе товарных складов Сан-Франциско. Правда, сейчас вместо складов тут изысканные лофты. В просторном пространстве одного из них собрались 30 человек. Они не знают друг друга. Им вручили бокалы и предложили закуски, но не раздали именные бейджи. Когда приходит время обеда, их приглашают знакомиться друг с другом, не называя своей профессии.

«Спроси у него: “Как ты?”. Если кажется, что твой собеседник не совсем честен, настаивай на вопросе: “Нет, правда, как ты?”», — говорит Кари Суленес, психолог и партнер компании Alpha Bridge Ventures, которая организовала этот ивент. Руководство компании хотело дать Кари возможность поделиться трудностями, с которыми она сталкивается, совмещая работу и организацию собственной свадьбы.

На этом ивенте она не единственная, кто испытывает сильную психологическую нагрузку. Один из гостей, основатель health tech-стартапа, признался, что чувствует большой стресс из-за одновременного управления компанией, развода с женой и воспитания двухлетнего сына. А другой, венчурный предприниматель, жаловался, как его раздражает нереальный объем работы во время оценки новых инвестиционных проектов.

Этот ужин организовали венчурные фонды Alpha Bridge и AngelList из Сан-Франциско. Часть их миссии — поддерживать фаундеров стартапов не только финансово, но и эмоционально.

Идея отражает одну из последних тенденций в tech-индустрии: компании возглавляют люди примерно одинакового возраста. Такие ивенты дают им возможность собраться со сверстниками, пожаловаться друг другу на жизненные трудности и попробовать вместе найти решение проблем.

По словам основателя стартапа Caralia Health Inc Кор Кидд, на сложности, связанные с управлением компанией, необходимо смотреть шире. Поэтому сегодня предприниматели нуждаются в услугах не только бизнес-консультантов, но и психологов, персональных тренеров и нутрициологов.

Кто помогает СЕО

Калифорнийский стартап Enrich организовывает группы до 8 человек с похожими профессиями. Например, тематические встречи для CTO и СМО.

«Руководители компаний могут пообщаться с теми, у кого такие же проблемы. Если это похоже на обычный нетворкинг, значит, мы делаем что-то не так. Мы хотим, чтобы люди были расслабленными и настоящими», — говорит основательница Enrich Джордана Стайн.

Среди их гостей — менеджеры Facebook, Google и Oracle. При этом Enrich никогда не собирает вместе представителей компаний-конкурентов. Темы для ивентов выбирают сами участники, а модератор следит, чтобы дискуссия не выходила далеко за ее рамки.

Enrich также дает топ-менеджерам возможность поддерживать контакт онлайн, но по словам одного из участников, инвестора Дэвида Рожье, встречи в живую гораздо важнее. «СЕО часто чувствуют себя одинокими. Мы все проходим через одно и то же», — говорит он.

Нью-Йоркская компания Declare с 2017 года предлагает похожие услуги, но для женщин-предпринимательниц из финансовой сферы. Они проводят лидерские тренинги и предоставляют услуги рекрутинга. Каждая из участниц клуба платит годовой взнос от $2 500 до $8 500 за доступ к ежемесячным встречам с группой поддержки.

Во время одной из встреч Declare в Сан-Франциско 20 женщин проводили с бизнес-коучем оценку своей деятельности. Одна из участниц рассказала, что это помогло ее стартапу выжить. Все благодаря поддержке сообщества.

Но самая известная компания, которая занимается организацией встреч топ-менеджеров — это YPO (Young President’s Organisation). Еще в 1950 году YPO собрала на мероприятии в Нью-Йорке 50 предпринимателей. Сегодня у клуба уже 27 000 участников по всему миру, суммарный доход их бизнесов составляет $9 млрд.

Годовой взнос YPO — $3 750. Участники получают доступ к международным мероприятиям, локальным встречам со сверстниками и могут найти себе ментора.

Лия Буске, основательница онлайн-платформы по поиску работы TaskRabbit, присоединилась к клубу в 2012 году. Когда она вела переговоры с Ikea о продаже своей компании, YPO предложила ей персональную комиссию экспертов.

«Люди, которые когда-то продали свои компании, помогли мне все обдумать. Без их поддержки мне было бы куда сложнее принять правильное решение», — говорит Лия Буске, теперь уже сотрудница венчурного фонда Fuel Capital.

Читайте нас в Telegram

Истории

«Дни интроверта» и лимит для встреч. Как планируют рабочее время Артем Афян, Владимир Многолетний и Виктория Придатко

Чтобы все успевать, не нужно много работать — нужно грамотно планировать задачи и расставлять приоритеты. Мы попросили поделиться своими принципами и инструментами планирования Артема Афяна из Juscutum, Владимира Многолетнего из Genesis и Викторию Придатко из VP Team.

Я стараюсь работать не больше 50 часов в неделю и провожу около 10 встреч. Экономить время мне помогает планирование в календаре и его синхронизация с остальными приложениями. Я планирую все задачи: бытовые, рабочие и даже отдых. Если хочется ничем не заниматься, можно это запланировать.

Я юрист, поэтому не пишу ничего от руки, ведь это может стать уликой против меня или моих клиентов.

У меня есть два основных инструмента: Outlook и To Do List от Microsoft. В первом удобно смотреть всю картину за неделю, во втором — список задач на день. Не советую заводить слишком много приложений, чтобы не путаться и не распыляться.

Так выглядит мой To Do List

У меня сложилась традиция — планировать год. Потом раз в месяц я сверяюсь с общими целями. Но главный ориентир для меня — это план на неделю. В пятницу набрасываю приблизительный список дел на семь дней, а в понедельник утром уже более детально распределяю встречи и задачи.

Я делю задачи на три основных блока: встречи с клиентами, встречи с партнерами и внутренние задачи (например, работа с документами). Для последних стараюсь выделять время в первой половине дня, когда голова еще свежая. Вторую половину посвящаю встречам. Мне нравится проводить их во время обеда, это экономит целый час.

Фишка не в том, чтобы успевать сто дел одновременно, а в том, чтобы фокусироваться на самом главном. Научитесь отсекать лишнее, говорить людям «нет» и отказываться от ненужных встреч.

Я работаю около 60 часов в неделю: 10 часов в будние дни и 4-5 часов на выходных. Стараюсь проводить не больше 3 встреч в неделю — они сильно отвлекают. Экономить рабочее время мне помогают хороший сон, концентрация, приложения Superhuman, Moleskine Flow и принцип Zero Inbox для почты.

Чтобы понимать, в каком направлении двигаться, я ставлю себе 3-5 глобальных целей на год, в рамках которых прописываю более узкие задачи. Например, если это бизнес-цель — сколько прибыли и выручки я хочу получить в этом году. Если спортивная — сколько тренировок хочу провести.

На протяжении недели я отмечаю в календаре все будущие встречи, но стараюсь, чтобы их было не больше трех, иначе не останется времени на основную работу. Длительные встречи лучше проводить за ужином.

На день я ставлю несколько приоритетных задач и выполняю их по очереди. Стараюсь работать в местах, где минимально отвлекаюсь — например, в переговорке в офисе. Еще включаю музыку в наушниках. Могу посоветовать исполнителя Firmament, я часто слушаю его в последнее время.

Я перепробовал кучу приложений для менеджмента задач, но они не работают. Раньше я вел записи в Moleskine, теперь использую Moleskine Flow — по сути такой же блокнот, только в iPad. Там у меня две главные страницы, которые я просматриваю каждый день: операционные и стратегические задачи. В операционные вношу то, что нужно решить срочно, в стратегические — глобальные вопросы.

Кроме того, я завожу отдельные страницы для всех людей, с которыми провожу встречи, а также для важных проектов. Так, открыв нужную страницу ты сразу помнишь, на чем у вас закончился разговор.

Иногда я работаю по 4-5 часов в день, иногда — по 2-3 часа, иногда вообще не работаю. Стараюсь проводить не более 5 встреч в неделю. Экономить время мне помогает делегирование задач сотрудникам.

Самые важные события я расписываю на месяц-два вперед, но в целом ориентируюсь на недельный план. В первую очередь я планирую все, что касается моего здоровья, развития и душевного баланса: тренировки, йогу, массаж, английский и другие обучающие классы. Если не вписывать их в рабочий график, найдется соблазн сказать себе: «Ах… была рабочая встреча и я не смогла пойти на тренировку». Затем вношу в расписание встречи с клиентами и рабочие дела.

Я оставляю минимум 30% в неделю под форс-мажоры и незапланированный отдых.

Все конспекты я веду в Evernote, а Google-календарь считаю не очень удобным. Раньше я планировала только встречи и самые важные события. Но с опытом поняла, что нужно фиксировать все. Если в планировщике только важные задания, то кажется, что день свободный. Хотя по факту мелкие дела зачастую отнимают много времени. Теперь я вношу в план все текущие рабочие и домашние дела: написать статью, вычитать договор, проанализировать документ, сходить в химчистку, разобрать шкафчик.

Так выглядит мой Evernote

У меня есть «дни интроверта» и «дни экстраверта». По вторникам и четвергам я никуда не выхожу, учитель йоги приходит ко мне домой. В понедельник, среду и пятницу я хожу в спортзал и на эти дни планирую все встречи. Раз уж выхожу из дома, стараюсь использовать это время с максимальной пользой. Выходные я обычно провожу в уединении, вместе с котом или близкими людьми. Максимум экстравертности в эти дни — поход на тренировку и обед вне дома.

Для меня важно «замедляться», поэтому утро я посвящаю себе. Я сама по себе просыпаюсь достаточно рано, но никуда не тороплюсь. Люблю с утра «повтыкать», поваляться в кровати и поработать в потоке. Важные дела у меня начинаются не раньше 11:00, а встречи вне дома — не раньше 13:00.

У каждого человека свое ресурсное время дня, когда энергии больше всего. Поймите, какое ваше, и постарайтесь сделать его только своим.

Для повышения продуктивности могу посоветовать только одно — ложиться спать не позже 22:00 и регулярно отдыхать. Да, сейчас совы скажут, что в 22:00 ложиться нереально, но вы попробуйте. Нервная система отдыхает с 22:00 до 24:00, поэтому для меня сон — это святое. Некоторые люди так много работают, что не чувствуют, когда наступает усталость. Прислушивайтесь к своему телу и ощущениям.

Читайте нас в Telegram

Истории

What’s Up CMO? Команда, метрики та болі Тараса Маселко, PR-директора !FEST

Як постійно знаходити нові канали для залучення клієнтів, слідкувати за retention і churn rate, проводити десятки зустрічей щотижня, організовувати роботу команди і при цьому знаходити час на книги та конференції? Ми не знаємо. Тому запустили проєкт What’s Up CMO?

Ми будемо дізнаватися інсайти, поради, інструменти та болі CMO українських компаній і сподіваємося, що після цього все більш-менш стане на свої місця. Герой нового випуску — PR-директор !FEST Тарас Маселко.

Тарас Маселко

Що таке !FEST?

Це мережа концептуальних ресторанів та напрямів у різних містах України. У Львові ми працюємо з понад двадцятьма концепціями. Загалом в Україні є понад сто наших закладів — це переважно мережеві “Львівська майстерня шоколаду”, “П’яна Вишня”, “Реберня” та “Львівські пляцки”. До того ж у нас є майже двадцять нересторанних проєктів:

  • “Авіація Галичини” (бренд одягу);
  • “Школа вільних та небайдужих” (альтернативна шкільна освіта);
  • “Видавництво Старого Лева”;
  • фестиваль освіти, організований спільно з “Освіторією”;
  • Craft Beer & Vinyl Music festival;
  • простір !FESTrepublic;
  • “Дідо” (хаб для фермерських продуктів);
  • девелоперська компанія “Квітка. Майстерня будинків”;
  • мережа крамниць “Два кроки від хати”;
  • кавовий проект FEST COFFEE MISSION та інші.

Клієнт і ринок

На які ринки фокусуєтесь?

Основний ринок — звісно, Україна, але зараз також ведемо активні перемовини з країнами Європейського Союзу, США і Канадою. Чимало наших закладів уже працює за кордоном, як-от “Львівська майстерня шоколаду” в Азербайджані й “П’яна Вишня” в кількох містах Польщі. До того ж наші продукти (наприклад, пиво) доволі давно експортуються у понад п’ятнадцять країн. А книги “ВСЛ” уже не перший рік видають різними мовами світу.

Одна з наших цілей — масштабувати формати, що вже досягли успіху у Львові. Такі заклади як “П’яна Вишня”, “Львівська майстерня шоколаду” вже досягли певного рівня й мають зрозумілий продукт. Отже, їх можна сміливо відкривати в інших містах України та поза її межами.

Заклади за кордоном — це зовсім інша специфіка бізнесу. До прикладу, ми досить довго морочилися над концепцією “П’яної Вишні” в Польщі. Яким має бути бренд у цій країні? Як краще написати його назву: кирилицею чи латиницею? У Польщі переклали назву польською. Однак глобально плануємо дотримуватися однієї візії, аби бренд був впізнаваний у будь-якій точці світу.

Сприйняття бренду теж різниться. Наприклад, у тій же Польщі нам довелося закрити один із закладів. Емоції, закладені у “Львівську майстерню шоколаду”, пов’язані з певною казковістю. Для Польщі це виявилось неактуальним. Там сприйняття шоколаду інше, а отже, інше розуміння тих елементів, які ми використовували в бренді. Разом із нашими польськими партнерами ми спробували розробити новий концепт, пов’язаний із цирком. У Польщі на той час було особливе, магічне сприйняття цього явища. Але це також не принесло результатів, на які ми розраховували. Заклад довелося закрити.

Як відрізняється підхід до маркетингу в різних містах?

Наша команда відповідальна за брендування, комунікацію з відвідувачами, розробку концепції й настрою закладів мережі. Однак все трохи змінюється залежно від локації. “Реберня під Арсеналом” у Львові й на Андріївському узвозі — це заклади із зовсім різною атмосферою. Формат залишається незмінним, але настрій інший. Мури Арсеналу навіюють атмосферу Середньовіччя, тоді як київський узвіз — це щось сучасніше, більш демократичне. Тому ми завжди враховуємо контекст обраної локації, і “Реберня” на Андріївському узвозі буде відрізнятися від того ж закладу на озері у Тернополі чи в центрі Львова.

Дуже важливо мати надійних партнерів у нових містах. Спільно з ними ми обираємо місця для закладів, адже часто не до кінця розуміємо інше місто й не бачимо його так, як місцеві. До того ж ефективно утримувати операційне управління на відстані — завдання не з легких.

Хто ваш клієнт?

Усе залежить від бренду. Скажімо, “Авіація Галичини” завжди мав власний портрет клієнта. Це фактично хендмейд продукт, і ціна, як і аудиторія, відрізняється від масмаркету.

Але у нас був цікавий випадок. Під час парламентських виборів у Львові дуже багато кандидатів та кандидаток на фотографіях і під час виступів були одягнені в речі від “Авіації Галичини”. Мабуть, з тих міркувань, що вишиванка буде сприйматись як приналежність до крайніх правих, тоді як “Авіація Галичини” — це цікаво, стильно й сучасно. І головне — це про Україну. Цікаво, що вони до цього прийшли самостійно, ми просто закладали потрібні ідеї в наш бренд.

З ресторанами усе трохи інакше: створюємо заклад, бачимо, якій аудиторії він подобається, і починаємо з нею активно працювати. Звісно, із часом портрет клієнта починає вимальовуватися і може змінюватись. Якщо йдеться про “Під Золотою Розою” чи “Криївку”, то, очевидно, тут переважно працюємо з туристами. Тоді як понад 70% аудиторії “Реберні” — львів’яни. Ми зовсім цього не планували. Нашою єдиною ціллю було створити ще один крутий емоційний ресторан з особливою концепцією.

Команда і процеси

Хто займається маркетингом?

Як такого відділу маркетингу в !FEST немає. Усі відповідні функції виконуємо ми, PR-команда, яка є частиною великого арт-відділу. Останній відповідає за творчу частину усіх закладів. До нього належить:

  • PR-відділ, тобто ми;
  • команда з чотирьох проджект-менеджерів, які контролюють дотримання дедлайнів і правильне виконання завдань по проєктах;
  • понад 20 дизайнерів, які малюють усе: від меню у закладах до елементів інтер’єру;
  • відеопродакшн — ми не залучаємо зовнішні ресурси й усі ролики створюємо самі.

Ми фактично закриваємо потреби умовного маркетингу всього холдингу. Винятком є лише “Львівська майстерня шоколаду” і “Видавництво Старого Лева”, які мають свої бек-офіси й команди маркетологів і піарників.

Наш відділ багато працює як із зовнішніми, так і внутрішніми комунікаціями. Наприклад, за постановку завдань дизайнерам, які працюють над концепціями ресторанів, відповідальні ми. Тому інтер’єри, ідеї, фішки в закладах беруть початок у нашому відділі.

Яка структура команди й що входить до твоїх обов’язків?

Нас у команді наразі шестеро:

  • Оксана відповідальна за співпрацю зі ЗМІ;
  • Оля займається розсилками та комунікацією з клієнтами в базі Lokal, зовнішньою рекламою (такої в нас небагато, але в певних проєктах є);
  • Тарас, діджитал-спеціаліст;
  • Данило і Марта відповідальні за постановку технічних завдань дизайнерам, опис концепцій, їхнє наповнення, фішки.

Я беру участь в усіх цих процесах. Якщо виникає потреба, команда береться за проєктну роботу. Наприклад, навесні плануємо провести фестиваль, а найближчим часом готуємо відкриття готелю. Ми завжди долучаємося до підготовки таких подій, і це вимагає участі кожного з нас.

Зараз будемо активно розширювати діджитал-команду. Раніше за сторінки та комунікацію в соцмережах були відповідальні заклади. Однак у працівників часто на це не вистачає часу, а деякі просто не орієнтуються, як працює діджитал. Тому ми вирішили зробити більш централізовану систему. Одній людині буде складно контролювати всі ці процеси — у нас лише на Facebook понад 50 активних сторінок.

За якими критеріями наймаєш людей?

Основний критерій відбору людей — система цінностей. Навчити когось грамотно написати текст простіше, аніж навчити бути людиною. У колективі, об’єднаному цінностями, хочеться розвиватися й допомагати одне одному. Для нас важливим є вміння відкрито говорити про помилки чи проблеми і швидко адаптуватися до змін. Не останнє місце серед наших цінностей займає патріотизм, особливо неприйняття всього, що пов’язане з культурою російського агресора.

Тому ми досить часто наймаємо молодих спеціалістів, яких потім вчимо й розвиваємо. У них може не бути потрібних знань та навичок, але є схоже на наше бачення й розуміння світу.

Коли є проєкт, але третина команди має щодо нього сумніви, ми, найімовірніше, не будемо ним займатися. Думка колег для нас грає величезну роль. Якщо не виходить переконати своїх, то переконати тисячі людей навряд чи вдасться.

Як оновлюєш свої знання і знання команди?

HR-відділ постійно знаходить нові тренінги й курси для нашого індивідуального та професійного розвитку. Так, нерідко це буває з ініціативи працівника. Якщо він сам звертається з проханням про додаткове навчання, компанія це завжди забезпечить.

Власні знання оновлюю завдяки постійній комунікації з колегами. Звісно, я часто відвідую презентації, виступи та тренінги. Але найбільшу користь приносить живе спілкування під час роботи.

Канали і метрики

Які канали використовуєте для залучення клієнтів?

Діджитал росте, і на цю сферу ми робимо великі ставки. Також активно використовуємо свої канали в межах програми лояльності Lokal. Є система з картками, а тепер і додатком. Плануємо почати працювати з пуш-сповіщеннями й розширенням функціоналу додатку. Наприклад, робили щось на кшталт квестів, коли людина, замовивши щось в одному закладі, отримувала пропозицію “на коня”. Скажімо, випивши пива в Театрі пива “Правда”, відвідувач мав змогу придбати пиво з собою зі знижкою. А якщо неподалік було кафе з крутими десертами й кавою — аплікація могла про нього нагадати.

У діджиталі наразі найбільше працюємо з Facebook, а віднедавна почали активніше залучати Instagram. Ми мусимо бути гнучкими й постійно слідкувати за трендами. Якщо “вистрелить” новий канал, ми його ймовірно спробуємо.

У Telegram нас поки немає, однак це проєкт на найближче майбутнє. Цього року також плануємо активніше працювати з TripAdvisor.

Є аудиторії, для яких непогано працює офлайн-реклама. Коли організовуємо івенти, завжди вішаємо афіші, аби мешканці знали, що відбувається в їхньому місті. Чи конвертуються вони в клієнтів? Необов’язково. Але принаймні це впливає на обізнаність. Офлайн-кампанії ми запускали також для “Квітки. Майстерні будинків”. Для девелоперського бізнесу доводиться вішати білборди, тут без “віжуалу” не обійдешся.

Працюємо також з email-, Viber-розсилками.

Досить ефективним інструментом вважаємо заходи. Організовуючи різні івенти, ми можемо познайомити аудиторію з новими брендом чи локацією. Це виявився досить дієвий спосіб. Наприклад, на “Дуже високій кухні” ми проводимо подію “На власний смак”. Головна ідея полягає в тому, що відвідувачі можуть замовити страви, які приготували відомі люди. Наприклад, до заходу якось долучився Павло Гудімов, який був у Львові з виставкою “Ангели”, а нещодавно до нас на “Дуже високу кухню” завітала Уляна Супрун.

Для більшості закладів ми не робимо багато класичної реклами. Досвід показав, що та ж “Криївка” уже 12 років працює без маркетингового бюджету. Заклад “вистрілив” уже в перший рік, це дало можливість відкривати й розвивати інші ресторани.

Від яких каналів відмовились?

У мене є неоднозначне ставлення до класичних ЗМІ. Нерідко до нас зверталися локальні медіа із заангажованою редакційною політикою. Такі ЗМІ далеко не завжди об’єктивно висвітлюють інформацію, а часом можуть і “перекрутити” факти, аби заголовки відповідали тим, які надиктували “згори”. Тому зараз ми приділяємо дедалі менше уваги цьому каналу. А із заангажованими медіа взагалі припинили співпрацю.

Як працюєте з Brand Awareness?

Ми уважно слідкуємо за розвитком бренду ще на стадії розробки й формування закладу та його елементів. Від самого початку прагнемо “намацати“, як сприймається те, що ми задумали. Може здаватися, що наші концепції “вистрілюють“ одна за одною, але насправді це вимагає величезної праці. Намагаємось ще на старті формувати правильний бренд з відповідними складовими.

Усе міряємо комерційними показниками. Якщо десь є якась проблема, розглядаємо все від початку. Можливо, ми хотіли створити більш демократичний бренд, а він виглядає занадто дорого і вишукано? У такому випадку починаємо над цим працювати. Якщо розуміємо, що бренд досі незрозумілий для відвідувачів, намагаємось адаптувати його для аудиторії, при цьому не втрачаючи концептуальності.

Як працюєте з Retention і Churn Rate?

Ми розуміємо, для чого потрібні retention i churn, але з цими метриками не працюємо. Уявіть, що до когось у Львів приїжджають гості з-за кордону. Куди вони їх запросять? Очевидно, що у “Криївку” — бо так годиться! Тому покращуємо ці метрики лише завдяки допрацюванню нових фішок й придумуванню оригінальніших ідей для кожної з концепцій.

Які іншими метриками користуєтесь?

Ми не використовуємо типових маркетингових метрик. Винятком є лише проєкти, де можемо активно відстежувати поведінку в онлайні й котрі мають продажі через інтернет (“Авіація Галичини”, “ВСЛ” тощо).

Коли йдеться про цифровий спосіб, розсилки, онлайн-продаж квитків, ми завжди збираємо й аналізуємо дані. Маємо цікавий досвід із заходами. На фестивалі Craft Beer & Vinyl Music Festival запровадили безготівковий розрахунок через наш додаток. Це виявився досить хороший інструмент для роботи з аудиторією. Так вдалося зрозуміти, хто з відвідувачів купує, а хто — ні. Які відвідувачі є нашими постійними гостями, хто зрідка навідується в заклади мережі. І це велике поле для роботи, з яким ми лише зараз починаємо активно працювати.

Для нас успіх вимірюється єдиним показником — фінансовим результатом. Там, де стоїть черга, усе працює, як треба.

Читайте нас в Telegram

Истории

Эмпатия против ненависти. Как строить коммуникацию во время кризиса и приручить панику

20 февраля в Украину вернулся самолет из китайского города Ухань — эпицентра эпидемии коронавируса Covid-19. Теперь в течение 2 недель эвакуированные украинцы будут находиться в изолированном санатории в Новых Санжарах под присмотром врачей.

Жители Новых Санжар встретили соотечественников перекрытыми дорогами и баррикадами, а во Львовской области сотрудники госпиталя спели гимн, когда узнали, что к ним не привезут людей из Уханя.

Мы попросили экспертов в коммуникациях Владимира Дегтярева из Newsfront PR Agency и Татьяну Юрченко из Dentsu Network Ukraine объяснить, как строить коммуникацию, чтобы избежать паники и манипуляций в обществе.

Владимир Дегтярев, директор Newsfront PR Agency

Есть ряд правил, которыми нужно руководствоваться в кризисной ситуации.

Правило 1. Коммуницировать в один голос. Это не обязательно значит «один спикер», но обязательно значит «сообщения, которые не противоречат друг другу». Чем сильнее разгорается кризис, тем весомее становится роль спикера и доверие к нему. Поэтому, например, после крушения Virgin Galactic Space Ship Two и гибели двух пилотов главным спикером стал сам Ричард Брэнсон. В нашей ситуации такими спикерами должны стать министр здравоохранения, руководитель Госслужбы чрезвычайных ситуаций и президент.

Правило 2. Предвидеть возражения и строить свои сообщения так, чтобы включать опровержение мифов, слухов и негатива. Public relations – это не про создание положительного образа для отрицательного явления. Это о том, чтобы привести ожидания к реальности, что значит использовать данные, исследования, мнения экспертов, примеры других стран.

Правило 3. Оперативно реагировать и присутствовать на всех каналах. Сейчас, когда новости распространяются мгновенно, критически важно постоянно информировать про планы, следующие шаги и действия. Если какой-то информации нет – лучше сказать об этом и уточнить, что её ждут, но не молчать до того, как появятся точные данные.

Тетяна Юрченко, PR директор Dentsu Aegis Network Ukraine

Чому так сталося

Ситуація у Нових Санжарах — це гуманітарний провал, який спричинили декілька факторів:

  • криза освіти;
  • тотальна недовіра суспільства до медичної та правоохоронної систем;
  • відсутність урядової комунікації.

Саме відсутність базових знань змушує українців купувати медичні довідки, травити себе антибіотиками і довіряти екстрасенсам, віщунам та іншим шаманоподібним. І при цьому серйозно заявляти в Facebook, що літак, який повернув здорових українців додому, треба спалити, бо замало дезінфекції.

Як будувати комунікаційну стратегію

Кампанія щодо евакуації українців мала бути щонайменше четвертим кроком у загальній комунікаційній стратегії під назвою «Коронавірус». Канали комунікації — ті, де сконцентрована найбільша увага українців. Між праймовими новинами і улюбленими телешоу. Кроки перед цим:

Крок 1. Як тільки світом прокотилася новина про епідемію (або з’являлася конкретна інформація про новий вірус), МОЗ мав ініціювати в українському інфополі педантичний лікбез — розповісти, що це за вірус, як передається, що є збудником, як довго живе поза живими організмами, хто насамперед знаходиться у групі ризику, які методи у боротьбі/профілактиці застосовує Китай, як обробляють поверхні й предмети, якими засобами індивідуальної гігієни потрібно озброїтися. За місяць побороти невігластво неможливо, але заспокоїти, вгамувати паніку, озброїти фактами цілком реально.

Крок 2. Як тільки вірус вийшов за межі Китаю, уряд мав би щоденно інформувати, які заходи безпеки встановлено при перетині кордону України китайськими громадянами і туристами з небезпечних регіонів, які українські медзаклади підготовлено для можливого прийому хворих, скільки лікарів там працює, скільки палат виділено, з якими міжнародними експертами консультується Україна, щоб бути спроможною відреагувати на коронавірус. Деталі, факти і ще раз деталі ефективно працюють там, де є страх і недовіра.

Крок 3. Питання приїзду і евакуації українських громадян з Уханя рано чи пізно постало б на порядку денному. Тож не варто було чекати до 20 лютого, щоб заговорити із суспільством і познайомити українців з України з українцями з Уханя. Через живі історії і телерепортажі можна розказати, хто ці люди, чим вони займаються, чому вони в Китаї, хто чекає на них вдома і що робить держава, щоб повернути своїх громадян.

Перше, що працює з ненавистю — емпатія, потім — професійні і перевірені практики інших країн, наприклад, досвід США.

Операція «Повернення» мала щодня супроводжуватись розгорнутими відповідями, як саме уряд готується до прийому українців. Який заклад вибрали і за якими критеріями? Яка спеціальна техніка, обладнання завезені, яку підготовку пройшли лікарі? Хто з лідерів думок побував у закладі і пересвідчився у досконалості підготовки? Скільки днів перебуватимуть на обсервації евакуйовані громадяни (стежимо за коректністю термінів – саме обсервації, а не карантині, як довго лунало в медіа)? Яка медична допомога надаватиметься членам екіпажу?

Вірогідно, що якась частина із цього відбулася. Однак недостатньо потужно, щоб заглушити шквал «страшилок» і маніпуляцій, які не зникали з заголовків українських ЗМІ більше місяця.

Що робити в майбутньому

Уряду треба обрати єдину позицію, бо без неї всі комунікаційні стратегії марні. Розрізненість заяв дискредитує професійність проведення евакуації — довго не було відомо, куди приземлиться літак і куди відправлять евакуйованих. Одні чиновники закликали людей блокувати дороги, а інші — розганяли «зраду» в соцмережах.

Необхідно припинити гру в «секретні операції». Приховане розкриють — журналісти, соцмережі, політичні опоненти, наймані політтехнологи.

Кризи не народжуються на пустому місці. Їм передують «розганяння» тем в сумнівних ЗМІ, напружені дискусії в соцмережах, послідовно видані шаблонні заяви тієї чи іншої політичної сили. Що з цим робити? Моніторити, моніторити і ще раз моніторити настрої, щоб вчасно вжити превентивних заходів.

Комунікаційні кампанії схожі на сценарії з «усіма відомими»: дійовими особами, меседжами, кульмінаціям і бажаною розв’язкою. Натомість сценарії треба прописувати, вичитувати і рецензувати. І тільки після цього запускати. Традиційно політичні технології пролазитимуть і заражатимуть насамперед ті суспільні дискусії, які недокумунікувала держава.

Фото на обложке: apimages.com

Читайте нас в Telegram

 

 

 

Истории

Как маленький город стал центром мира. Рассказывает Ахмед Бин Байат — один из создателей нового Дубая

Партнёрский пост

27 февраля в Киеве пройдет Dream BIG Forum — форум предпринимателей, которые не побоялись поставить амбициозные цели и в итоге достигли их. На мероприятии выступит Ахмед Бин Байат — бизнесмен и государственный деятель Дубая, один из создателей современной столицы Объединенных Арабских Эмиратов.

Организатор Dream BIG Forum, основатель TARYAN Group Артур Мхитарян, пообщался с Ахмедом Бин Байатом и узнал, как Дубаю удалось из небольшого города стать одним из мировых центров, почему «маленьким» странам нужно мыслить масштабно и на какой ресурс Украине лучше всего сделать ставку.

Дубай в прошлом

50 лет назад Дубай был маленьким городом с населением 30 000-40 000 человек. Это было очень тихое место. Там, где сейчас стоит Бурдж Халифа, еще 30 лет назад мы охотились на зайцев и лис. Кроме этого, у нас было мало пространства для торговли: Дубай поддерживал торговые отношения только с соседними странами — Ираком, Ираном, Индией, а обмен товаров происходил с помощью небольших лодок.

Все начало меняться в 1960-х годах, когда в Дубае открыли аэропорт, и город стал активно развиваться. Представьте: сначала мы видели пустую страну, и тут же стали свидетелями ее пикового прогресса.

«Магнит» для инвесторов

Город не может взять на себя риски инвесторов — это не его задача. Но он может взять на себя ответственность. Мы называем это способствующим фактором. Мы в Дубае считаем, что любая локация должна брать на себя риски. Наша цель — предоставить хороший образ жизни для жителей, но в то же время мы должны быть открытыми, коммуникабельными и оказывать содействие.

Однажды мы обсуждали проблему пляжей. Мы увидели, что в городе не хватает подобных объектов: у нас было всего 70 км пляжной линии. В этот момент к нам пришла идея «Пальмовых островов»: мы решили создать искусственную землю, на которой разместим набережные, пляжи и другие объекты. Знали ли мы, что проект будет успешным? Нет, не знали, но мы хотели его реализовать. Мы верили, что он будет пользоваться успехом. И сейчас, благодаря качественному маркетингу — а я подчеркну, что это очень важно — «Пальмовые острова» служат одной из визитных карточек Дубая.

Мы уверены: если инвесторы увидят, как мы вкладываем городские деньги в подобные уникальные проекты, то с большей долей вероятности захотят инвестировать в город. Мы идем на риск, но он оправдан.

Так случилось, например, после строительства отеля Бурдж-эль-Араб. Большинство отелей появилось в Дубае именно после того, как мы реализовали этот проект. Мы хотим показать людям, что у нас можно строить подобные сооружения, и сейчас большинство отелей в Дубае принадлежат людям извне. У нас с этим все в порядке, нас устраивает такой порядок вещей. Инвесторы платят налоги, сборы, трудоустраивают людей. Поэтому главная моя мысль заключается в том, что город обязан взять на себя риск, чтобы привлечь инвесторов.

Мечтать масштабно

Дубай — это очень маленькое место, но мы изначально запрограммировали себя мыслить масштабно. Это можно сравнить с группой людей. В ней есть пожилые, молодые люди и ребенок. Единственное, как ребенок может достучаться до остальных, — громко кричать. Мы переняли именно такой подход.

Чтобы вас услышали, вы должны кричать громко. Обычно люди слушают больших, а не маленьких — поэтому вы должны заставить их обратить на себя внимание. Для этого нужно делать что-то иначе.

Мы в Дубае оказались в ситуации, когда у нас не было прошлого, на которое можно опереться. Но это не плохо. Вместо этого мы решили фокусироваться только на будущем. В нашем сознании мы запрограммированы думать о «завтра».

В нашей ситуации мы не могли сказать: «Хорошо, что мы можем построить еще одно маленькое здание». Нам нужно было мыслить шире, мечтать по-крупному — и так мы и сделали. Мы построили самое высокое здание в мире, самый большой торговый центр, самые дорогие американские горки и так далее. Важно понимать, что не добиться поставленных целей — не стыдно. Но в то же время это должны быть самые амбициозные цели.

Главное — люди

Как я вижу Дубай через 50 лет? Я надеюсь, что мы останемся открытыми к новым вызовам. Нас учат непредубежденности, и я надеюсь, наши дети будут такими же. Сейчас все больше городов соревнуются и конкурируют между собой. Для этого мы в Дубае делаем большую ставку на технологии. К примеру, робототехника. Мы поставили цель, что к 2030 году 30% наших зданий должны быть построены с помощью 3D-печати, без участия людей.

Мы уже начали двигаться в этом направлении, у нас есть прототип. Кроме этого, мы много времени уделяем искусственному интеллекту — считаем, что за этим будущее. Объединенные Арабские Эмираты — единственная страна, где есть Министерство искусственного интеллекта.

В то же время главным ресурсом любой страны и города остаются люди. Я уверен, что так будет и через 50 лет. Именно люди делают государства успешными, это актив номер один. У нас в ОАЭ недостаточно людей, поэтому мы привлекаем их извне. Но в Украине этого ресурса достаточно.

Я думаю, украинцам стоит общаться с людьми из других стран, расширять кругозор. Кроме этого, очень важно образование. Если в вашей стране люди хорошо образованы, это лучше, чем торговать нефтью или газом. Это устойчивый ресурс, который сделает любое место успешным.

Читайте нас в Telegram

Истории

40 000 свайпов в сутки. Как «Квартиндер» помог bird встряхнуть аудиторию

На 14 февраля создатели приложения для аренды квартир в Киеве bird сделали для пользователей «Квартиндер» — Tinder, в котором можно свайпать не людей, а квартиры. Функцию запустили в день инфоповода, и она сразу дала прирост активной аудитории.

Дизайнер bird Арсений Фещенко рассказывает, как появилась идея, сколько квартир насвайпали пользователи и почему запускаться в День влюбленных было неправильно.

Идея

Идея «Квартиндера» появилась ещё осенью 2018 года. Слово «квартира» так удачно мэтчилось со словом «Tinder», что «Квартиндер» засел в головах нашей команды.

Название сразу определило функциональность: просмотр квартир с известными тиндеровскими свайпами влево-вправо. Подобных механик тиндер-для-всего-чего-угодно мы видели много, но не нашли ни одной рабочей модели. Поэтому решили сделать сами и реализовали в своем приложении.

Разработка

За неделю до 14 февраля мы вспомнили про нашу задумку и поняли, что День влюбленных — это идеальная дата для запуска. Мы не знали, как пользователи отреагируют на новую механику, поэтому решили сделать MVP и проверить на своих знакомых и сотрудниках компании. Набросали минимально работающую функциональность, которую можно легко улучшить, если выстрелит, и убить, если никому не понравится.

Прототип «Квартиндера»

Самая простая механика, которую мы придумали, — кнопка на главном экране. Она открывает привычную колоду карточек. Квартиры, которые понравились, сохраняются в избранное.

Квартиры выбираются рандомно среди всех объявлений Киева, но с сохранением фильтров пользователя: цены, количества комнат и года постройки дома. Если ищешь однокомнатную квартиру до 15 000 грн, то «Квартиндер» не покажет пятикомнатную за 30 000 грн.

А вот каким «Квартиндер» получился в итоге

Запуск

14 февраля мы обновили приложение и выкатили фичу. Новость про запуск опубликовало дизайн-издание Telegraf, я написал про новую функцию на DOU, в своем Telegram-канале и Telegram-канале bird. Плюс мы запустили рекламную кампанию про «Квартиндер» на Facebook.

В день запуска количество активных пользователей приложения увеличилось в 2 раза, причем прирост случился за счет вернувшихся, а не новых пользователей.

Нам казалось, что с запуском залипательной фичи время использования приложения вырастет, но оно упало на 35%. Мы объясняем это наплывом вернувшихся пользователей, которые пришли просто посмотреть на новую функцию.

Пользователи сделали 200 000 свайпов за 5 дней — это в среднем 31 свайп на пользователя. На 1 лайкнутую квартиру пришлось 12 дизлайкнутых. Можно оценить частоту появления объявлений с красивыми фотографиями.

Выводы

Мы не ожидали, что ситуативная фича так хорошо сработает на возврат и вовлеченность пользователей. Судя по метрикам и опросу в Telegram-канале bird, людям понравилось.

Наша самая большая ошибка в том, что мы запустились слишком поздно. В идеале это нужно было сделать 13 или 12 февраля. 14-го интернет был переполнен постами любви и рекламой букетов из фруктов, поэтому наша фича затерялась где-то посередине.

Так или иначе, мы получили полезный опыт: даже небольшой, но прикольной ситуативной функцией можно активно возвращать пользователей в приложение. Так что продолжаем делать love-фичи. Одну уже запустили: обновите bird до последней версии, запустите, потрясите iPhone и смотрите, что произойдет.

Читайте нас в Telegram

Истории

Делай то, что любишь, и будешь адски вкалывать всю жизнь. Почему не стоит превращать хобби в работу

Работать только ради денег люди уже не согласны. Они ищут дело, которое помимо дохода будет приносить удовольствие. Казалось бы, логичное желание, но есть подвох: когда хобби начинает приносить деньги, оно перестает быть хобби и превращается в деятельность, которая требует много времени, сил и внимания.

Журналистка Молли Конвей считает, что не на всем нужно зарабатывать, и рассказывает о токсичном культе занятости в своей статье на Manrepeller. Публикуем адаптированный перевод ее материала.

Судьбоносное платье

В прошлом году на свадьбе друга я увидела идеальное платье. Оранжевое, с достаточно откровенным вырезом, оно потрясающе сидело на кузине жениха. Когда я сделала комплимент еe наряду, девушка засияла. «У него еще и карманы есть!» — добавила она. То, как она прикасалась к платью, заставило меня спросить, не сама ли она его сшила. «Да, сама», — светясь от счастья ответила девушка.

«Ух ты! У тебя есть свой магазин?» — спросила я. Внезапно её улыбка потухла: «Нет. Все говорят, что я должна открыть свой магазин, но я просто не знаю, с чего начать», — сказала кузина, глядя в пол. Я узнала этот взгляд — взгляд человека, подавленного чужими ожиданиями.

«Ты и не должна. Ты можешь делать то, что любишь, просто потому, что любишь», — вдруг сказала я, а затем добавила то, что необходимо было услышать нам обеим: «Не обязательно монетизировать свое хобби».

Тотальная монетизация

В детстве я часто слышала фразу: «Делай то, что любишь, и ты не будешь работать ни дня в своей жизни». Взрослые часто советовали мне рассматривать интересы или таланты как почву для потенциальной карьеры. Я выросла с этой установкой. Но теперь, вместо того, чтобы фантазировать а-ля Ричард Скарри, рисовать картины и наслаждаться досугом, я думаю о том, чтобы найти более финансово выгодное занятие. Другими словами, делаешь что-то хорошо — продавай это.

Такой подход особенно актуален для креативных сфер. Даже коммерчески успешные креаторы часто жалуются, что их жизнь превратилась в работу. Неписаная истина гласит: те, кто одержим своей работой, больше беспокоятся и тревожатся, чем те, кто приходит в офис, чтобы отсидеть с 9 до 6.

Адам Куртц в своей книге «Как не сойти с ума, работая из дома» переписал знаменитый принцип для современных креативщиков: «Делай то, что любишь, и ты будешь адски работать все время и принимать критику близко к сердцу». Любой, кто хоть раз пытался заработать деньги на том, что он действительно любит, поймет Куртца.

Культ занятости

У меня есть подруга, которая зарабатывает на своем хобби — производстве кожаных ремней и одежды для косплееров. Она создала рабочие места для художников, её изделиями пользуются тысячи людей и… у неё не было ни одного выходного за 8 лет. Я восхищаюсь ею, но не завидую.

Это вовсе не означает, что увлечения нельзя превращать в работу. Я просто хочу сказать, что это нормально — любить свое хобби как домашнего питомца, который наполняет вашу жизнь, но не помогает заплатить за аренду квартиры. Можно просто позволить себе уделить время тому, что помогает перезарядиться.

Культ занятости — это очень токсичный аспект нашей культуры и защитный механизм одновременно. В условиях экономических трудностей, политических передряг и изменений климата легче быть постоянно занятым, чем просто сидеть, рискуя показаться беспомощным. Поэтому мы дружно делаем еще одну чашку кофе, постим вдохновляющие цитаты и с лозунгом Just do it идем искать очередной лайфхак, который поможет нам стать более продуктивными. Но если мы решим монетизировать всю нашу деятельность, то что останется для себя?

Парадокс занятого времени

Я паникую всякий раз, когда мне нечем заняться. При том, что у меня очень мало свободного времени (особенно в одиночестве), я ощущаю некую обязанность проводить его с пользой. Скажем, я должна закончить стирку, приготовить еду, накрасить ногти, сделать маску для лица. Но вместо этого я скролю социальные сети, пока телефон не разрядится. А потом иду спать и ненавижу себя за то, что так бездарно потратила время. В итоге я не продуктивна и в то же время не полностью отдохнула.

Как мы пришли к тому, что свободное время настолько наполнено тем, что нужно сделать, что в нем не осталось места для того, что хочется сделать? Как так вышло, что красивое платье ручной работы напоминает о несоответствии требованиям?

Мир точно не рухнет, если я приду домой после долгого рабочего дня и вместо того, чтобы покорять очередную вершину, просто сяду и порисую. В конце концов, у хобби не обязательно должна быть какая-то цель, кроме удовольствия.

Читайте нас в Telegram

Истории

Підняли $65 000 інвестицій після 130 відмов. Історія фудтех-стартапу timeat

Євгену Бровчуку — 22 роки, він працював SEO-спеціалістом у ЛУН і стратегом в агенції Aimbulance. А потім якось прийшов у ресторан і не зрозумів, чому треба довго чекати на їжу. Відповідь на це запитання і стала суттю його стартапу timeat, заради якого він звільнився.

Сьогодні Євген — засновник і СЕО фудтех-стартапу, який дозволяє замовляти їжу в ресторанах наперед. У команді — вже 14 людей, в партнерах — 50 ресторанів у Києві, Одесі та Львові.

Фаундер розповідає, як шукав інвестиції без досвіду в перемовинах і що допомагає йому будувати команду мрії.

Євген Бровчук

Чому я заснував стартап

«Навіщо чекати?» — це питання виникало у мене щоразу, коли я йшов у ресторан або кафе. Так з’явилася ідея створити те, що зараз називається timeat — сервіс попереднього замовлення страв, що значно зменшує час очікування у ресторані.

Я пішов по закладах дізнаватися, чи є у них така функція хоча б у якомусь вигляді. З’ясувалося, що такою «привілегією» можуть користуватися лише постійні клієнти, і то не скрізь. Та й персонал не у захваті від такого, адже немає жодних гарантій — гість може просто не прийти.

Наступними для опитування стали, як я вважав, представники потенційної цільової — люди, що працюють в офісах, та підприємці, що постійно у русі. Після десятої зустрічі я зрозумів, що опитування можна закінчувати — люди самі писали мені і запитували, коли ж ми зробимо додаток і коли можна буде зробити попереднє замовлення у їхніх улюблених ресторанах.

Як отримав сотню відмов

Найважче — розпочати. Я раніше не займався розробкою додатків, а грошей, щоб забезпечувати роботу стартапу, не було. Довелося домовлятися. Я знайшов через знайомих декілька програмістів, які тільки-но відкрили власну аутсорс-компанію, і домовився з ними про наступне:

  • Вони роблять додатки на iOS та Android у борг, який я віддам їм, щойно отримаю перші інвестиції.
  • Натомість я рекомендую їхню компанію усюди, де можуть бути потенційні клієнти.

Спілкування з інвесторами проходило жахливо — я не розумів, як все працює, як вести перемовини та куди дійсно потрібно подаватися. Я отримав близько 130 відмов із різних фондів. Десь у цей же час до команди приєднався Анатолій — він від початку відповідає за підключення та підтримку партнерів-ресторанів.

З часом (та набитими шишками) я змінив стратегію і почав орієнтуватися на приватних інвесторів. Я не просив одразу гроші, а пропонував: «Ми просто щотижня надсилатимемо вам звіт про те, що зробили за цей період і що плануємо робити далі». Продукту тоді по факту й не було — нас оцінювали як команду, як організм, який може або не може створювати щось.

Через два місяці це спрацювало, і timeat підняв перші зовнішні інвестиції. Нашим інвестором став український підприємець — він вклав у timeat $65 000.

Перші помилки

Розуміння того, що знань недостатньо, а інвестиції не можуть вирішити всі питання, прийшло швидко. Скільки б ми не консультувалися у підприємців, розробників або закордонних колег з Allset або Ritual — це не вберегло нас від помилок.

Ми сильно затрималися з MVP, з нуля вчилися спілкуватися з ресторанами та розуміти їхній погляд на нашу пропозицію, знімали відео, розбиралися з договорами, комплектували команду новими працівниками, робили та перероблювали ілюстрації, банери, озвучку реклами, дизайн додатку. Неможливо створювати свій перший стартап без помилок.

Треба швидко рухатися вперед, а якщо помилилися — так само швидко все виправляти і рухатися далі. Нікому не цікаві черепахи, що повільно і зосереджено повзуть, навіть якщо повзуть догори.

Навіщо переживати про адаптацію співробітників

Формування команди — завдання, що стоїть переді мною кожний день. Я швидко зрозумів, що підбирати людей лише за hard-skills — це дорога в нікуди. Тепер щоразу, коли ми приймаємо у timeat нову людину, проводимо два фінальні інтерв’ю. Під час першого говоримо виключно про hard-skills, під час другого — дізнаємося якомога більше про soft-skills цієї особистості.

З тієї самої причини ми приділяємо особливу увагу корпоративній культурі — це зазвичай дивує більш «маститих» людей, адже про яку корпоративну культуру може йти мова у компанії, що не пропрацювала ще й 3 років роботи і не має бодай 100 співробітників.

Але для нас це не балачки про мотивацію або Welcome Letter на пошті співробітника. Культура визначає продуктивність роботи команди, її комунікацію всередині та ззовні.

Більш того, чітко сформована корпоративна культура знижує ймовірність системних ризиків на кшталт некоректної поведінки у соцмережах, що може погано вплинути на репутацію стартапу.

Команда timeat

Ми не можемо зобов’язувати, але можемо рекомендувати та просити членів команди дотримуватися «правил». Ми віримо, що подібне треба впроваджувати одразу, поки команда ще маленька. У міру росту компанії контролювати та знаходити порозуміння зі співробітниками ставитиме тільки важче.

Паралельно з роботою над продуктом ми вирішили і проблему адаптації нових співробітників — витратили багато часу на її автоматизацію та створення чіткого і зрозумілого онбордінга. З одного боку ми вважаємо правильним піклуватися про людей, а не кидати у новій обстановці й чекати, доки вони самі з усім розберуться. З іншого — це ще один інструмент, який допомагає не просто створити команду, що буде швидко виконувати задачі у Trello, а бачити у кожного зі співробітників справжній інтерес до того, над чим ми працюємо.

Хто в команді

Зараз у timeat 13 людей, яких ми умовно розподіляємо на три відділи:

  • CX (Customer Exp);
  • Sales;
  • Product.

Основна риса, що об’єднує людей у timeat, — це бажання створювати достойний продукт і небажання залишатися у рамках. Кожен член команди може впливати на усі процеси у компанії. Для нас головне — аргументація та цінність кожної пропозиції, її користь для timeat, а не те, яка у людини посада.

Хоч ми й приділяємо багато уваги команді, разом із тим намагаємося відцифрувати робочі процеси. Суб’єктивні відчуття інколи дають збій, тому кожна дія повинна вимірюватися конкретними числами.

Стартап timeat у фактах і цифрах

Зараз, на момент запуску, для нас існують дві важливі метрики:

1. Кількість партнерів-ресторанів — задля підвищення physical availability бренду.

Зараз ми працюємо над тим, щоб максимально покрити ресторани в основних містах України. Їх число швидко зростає з моменту запуску — заклади краще сприймають нашу пропозицію, коли дивляться не на сирий прототип, а на робочий додаток.

Партнерами вже стали 39 київських закладів, 7 львівських та 3 одеських. Ось заклади, в яких можна скористатися сервісом:

  • Київ: Druzi Cafe & Bar, Smørrebrød, Rojo Ojo, HeyLoft, L’Kafa Group, Prynada Ukrainian Cafe, «Чайхона Базар», ZVD, Fiji Lounge Bar і Gastro Bar No. 7.
  • Львів: «Супкультура», «Кебабця», Pasta Bar No.1, «Хінкальня», Leopoli Pizza и «П’яте підземелля».
  • Одеса: Traveler’s Coffee Odessa, Delano и Cipolle Pizza Bar.

2. Повторні замовлення — щоб бачити, що люди хочуть користуватися сервісом знову і знову, а не просто скачують, тестують та забувають про нього.

З часом на перший план вийдуть інші метрики, але поки що вони мають меншу вагу.

Що з масштабуванням

Ми повністю перейшли на інхаус-розробку, запустили додаток, підписали ресторани у трьох містах України і поетапно робимо їх доступними у timeat. А ще збираємо фідбек від перших користувачів.

Згодом ми почнемо відсіювати заклади, які не можуть гарантувати кращий сервіс для користувачів timeat: часто відхиляють замовлення, не дотримуються всіх зобов’язань або працюють з користувачем у ресторані не так гарно, як того вимагають звичайні норми.

Говорячи про конкурентів (або коллег, як їх називаємо ми) — ми впевнені, що той самий Allset не повернеться в Україну, тому що цей ринок їм не цікавий, і вони планують проростати все глибше в Америці. А Ritual, що пропонує тільки передзамовлення для їжі «з собою», поки масштабується на німецькомовний та англомовний ринки.

Ринок України у десятки разів менший за американський, і це нормально. Звичайно, ми плануємо масштабування за кордон. Але Україна для нас — це чудова платформа для старту. Крім того, ми хочемо виховати в українців нову культуру відвідування ресторанів.

В Україні створюють багато закладів з якісним сервісом, а от успішних фудтех-стартапів не так багато, як хотілося б. Це має змінитися.

Читайте нас в Telegram

Истории

Неопознанная чупакабра. Как придумали анонимных животных в Google Docs

Вы тоже первым делом смотрите, какие животные вместе с вами читают документ в Google Docs? Всего существует 73 иконки зверушек. Изображения предназначены для каждого пользователя, который просматривает файл и не получил личного приглашения. Если вы делитесь документом через ссылку для всеобщего доступа, пользователь появится в документе как анонимное животное.

В статье на Mental Floss менеджер по коммуникациям Google Кайри Хармон рассказывает, как пришла идея добавить легкости в офисное приложение, когда появились первые анонимные зверьки и сколько всего их существует. Публикуем адаптированный перевод ее материала.

И если вам интересно, можно ли самому выбрать, каким животным быть в документе, — нельзя. Да, мы тоже расстроились.

Как появились анонимные животные

По словам Кайри Хармон, в 2012 году сотрудники компании хотели сделать Google Documents более увлекательным инструментом. «Задача состояла в том, чтобы показать анонимных зрителей в виде уникальной числовой последовательности, например, Anonymous35123512425», — вспоминает она.

«Мы пытались придумать что-то более дружелюбное. Во время брейншторма возникла аллитерация Anonymous Animals. Команда дизайнеров подхватила идею и занялась созданием иконок для животных».

В компании никто не помнит, какое животное появилось первым. Список иконок постоянно пополнялся более интересными, а иногда и вовсе мистическими существами. Сейчас там есть и самый большой грызун в мире капибара, и аксолотль — саламандра с детской улыбкой, и мемный Nyan Cat, и кракен — морское чудище из скандинавских легенд.

Дизайнеры пошли еще дальше и включили в список исчезнувшие виды животных (например, квага — вымерший подвид зебры) и тех, которые находятся на грани вымирания. Сейчас в списке 73 существа и, по словам Кайри Хармон, добавлять новых пока не планируют.

74-е животное

Что же произойдет, если один файл будут просматривать больше 73 человек одновременно? Хармон говорит, что это происходит настолько редко, что не может стать проблемой. Но команде не хотелось бы дублировать животных и путать пользователей.

А вот как выглядит полный список животных:

Читайте нас в Telegram

Истории

Как атаковать логику и придумывать идеи для чего угодно. Гайд по брейншторму от креативного директора Banda

Мы проявляем креативность чаще, чем кажется: когда предлагаем идею на работе, постим stories или пишем пост про свое последнее путешествие. Вместе с креативным директором Banda Лешей Дивисенко мы написали гайд о том, как правильно брейнштормить, и что делать, если не получается придумать идею.

Кто такой Леша Дивисенко

Леша Дивисенко занимался брендингом Евровидения-2017, коммуникациями и брендингом фестиваля Brave! Factory и компании ЛУН, рекламными роликами для ЖК Respublika. В 2019 году он стал креативным директором Banda. Сейчас Леша публикует любительские арт-журналы, пишет картины и снимает блог о том, как развивать креативность.

Леша Дивисенко

Шторм в одиночку, в паре или в команде

Я люблю придумывать идеи в одиночестве или в паре. Напарник помогает посмотреть на проблему шире. Например, если клиент — бренд женской одежды, то женщина в креативной паре точно подкинет мне инсайтов о продукте. А я смотрю на женские вещи под другим углом. Вместе мы точно придумаем что-то классное.

Цель брейншторма — не придумать идею, а раскачать мозг, чтобы он зацепился за какую-то правду.

Штормить всей командой непродуктивно. Это превращается в хаос: у каждого свое мнение, каждый хочет рулить процессом, договориться сложно. Зато в команде хорошо получается анализировать готовые идеи — можно услышать много разных мнений и получить больше фидбека.

Как брейнштормить, чтобы пришла идея

Первая и самая важная штука — это вызвать желание придумывать. Если ваш мозг не хочет придумывать, то какие бы методики вы не применяли, ничего не выйдет. Вторая — создать необходимые условия.

Чтобы создать условия для придумывания идей, нужно понять, когда вы продуктивны. Я, например, очень медленный чувак и долго разгоняюсь. Для меня важно выспаться и настроиться. Утром я ничего не придумаю, а вот ближе к вечеру мой мозг начинает работать.

Мозг — это собака, а идея — это фрисби. Придумать идею — значит создать условия для того, чтобы собака принесла фрисби.

Если вам 20 лет и у вас полно энергии, то вам нужно просто работать с утра до вечера и постоянно что-то придумывать. Если вам за 30, то появляются дополнительные условия. Мозг уже не получает столько энергии, значит, нужно подпитывать его, заниматься чем-то еще. Здесь в ход идет все, что можно. Я, например, стараюсь заниматься спортом или лоховской медитацией, чтобы просто подышать.

Иногда я хожу к психологу, чтобы разобраться с внутренними проблемами, потому что они всплывают во время шторминга и мешают придумывать. Нужно расчищать дорогу, чтобы новой идее ничего не мешало добраться до мозга.

Что делать, если не идет

Любая идея строится на теории трех китов. Если не получается ничего придумать, значит, одному из этих китов не хватает пищи.

Первый кит — где?

Нужно понять, в какой точке вы находитесь. Определите задачу, сформулируйте ее простыми словами и примените всю найденную информацию. Также будет полезно пообщаться с людьми, которые разбираются в теме вашего брифа, узнать их мнение. Часто эту работу делают стратеги. Так они подготавливают базу для дальнейшего креатива. Это начальная точка.

Второй кит — куда?

Нужно решить, куда вы двигаетесь. Увидеть цель и найти референсы, чтобы в голове сложилась картинка. Включите режим наблюдения, ищите примеры и возвращайтесь к задаче. Это конечная точка.

Третий кит — как?

Ответьте на вопрос: как вы доберетесь до идеального решения? Вам нужно визуализировать этот путь в форме линии между задачей и решением. Первые мысли будут примитивными — это идеи первого порядка и очевидные вещи. Чтобы придумать классную идею, нельзя идти по прямой от точки к точке. Вам нужно выбить себя из логических рассуждений.

Запишите задачу в блокнот, а рядом с ней выпишите в колонку 7 рандомных слов. К каждому из них придумайте ассоциации без привязки к смыслу. После цепочки из 3-5 ассоциаций попробуйте применять их к вашей задаче. В этом процессе важно генерировать идеи и выдавать даже самые глупые результаты.

Если вам нужно придумать новый стул, а одно из рандомных слов «змея» — опишите змею. Тут вы можете поймать себя на мысли, что если змея принимает разные формы, то и стул может получиться креслом-мешком.

Теперь включите режим «я тупой» и проговорите самые примитивные идеи. Отключите здравый смысл и одобряйте любую идею. После всего этого несите свои идеи креативному директору или отдыхайте, если вы фрилансер.

Так работает креативное мышление — вы «сращивате несращиваемое» и атакуете логику. Это интуитивный процесс.

Я не пользуюсь никакими методиками. Я просто беру вещь и стараюсь ее «расхлябать» и преувеличить, что-то удалить или заменить. Потом беру рассуждение и «шатаю» его как мне удобно, добавляю к идее буквы, слова и предметы.

Между хаосом и сомнениями

В процесс шторминга нужно добавлять хаос, поэтому у меня в голове появляется шкала со стрелкой, как на спидометре автомобиля. Слева — логика, справа — хаос. Здесь ты программист, а здесь — долбоеб.

Я шатаю эту стрелку туда-сюда: сначала рассуждаю логически, а потом ухожу в пространственные размышления. Важно не забывать про баланс между логикой и творчеством. Нужно заниматься и тем, и тем. На стыке логики и творчества и рождаются идеи.

Я учился на программиста и на втором курсе нарисовал комикс, где применил структуру, которой меня научили на занятиях. Благодаря ей у меня появился сюжет. Этот комикс стал для меня отправной точкой в креатив, где я совместил логику и творчество.

Иногда у меня есть ощущение, что я делаю херню, придумываю не по теме. Мозг просит остановиться. Но останавливаться нельзя. Вы делаете мозгу больно, потому что всякий раз, когда нарушаете шаблон — рвется нейронная связь. Мозг придумывает отмазки. Важно разрешить себе принять все тупые мысли. Разрешите себе думать как попало.

Только в конце шторма можете беспощадно все уничтожить. Тогда у вас останутся только самые лучшие идеи. Если вы придумали какую-то дичь, но она интересна и решает задачу, то почему бы и нет? Вокруг и так большинство идей — скучные.

Как быть креативным

Многие думают, что креативом занимаются только художники или просто творческие люди. Это не так. В любой профессии есть место креативности. Креативность помогает находить оригинальные выходы из ситуаций и множество вариантов решения одной проблемы.

Самое важное — придумывать себе задачи. Допустим, вы бухгалтер и вам нужно сложить стопку бумаг. Можно выдумать кучу способов, как это сделать! Вот вам и место для креатива.

Человек креативен сам по себе. Креативность зашита в нас, благодаря ей мы выживаем на этой планете и эволюционируем.

Единственная возможность прокачивать свою креативность — делать это постоянно, тренироваться. Я хожу на работу, потому что воспринимаю ее как тренировку. Это как со спортом: заставить себя ходить в зал самому сложно, а с тренером — намного проще.

У меня был период, когда я пару месяцев не штормил. И вот в какой-то момент мне нужно было придумать идею, но ничего не вышло. Весь накопленный опыт просто исчез. Пришлось опять настраивать себе режим.

Ошибки и вдохновение

Молодым точно нужно совершать ошибки — так они познают, что хорошо, а что плохо. В 20 лет вам легче простить себя, у вас больше лояльности к себе и энергии сделать заново.

Неважно, что делать, главное делать побольше. Я делал очень много галимой дизайнерской работы: баннерочки, верстка, брошюры, иллюстрации, мультипликации, видео. Я все-все-все пробовал и везде лажал. Вот мой первый клип, например.

Вдохновение приходит, когда вы начинаете смотреть на все острым взглядом. Когда идете по улице и смотрите на обычные вещи, спрашивайте себя, почему эти вещи именно такие. Я часто смотрю на наклейки и вывески, заостряю внимание на разных деталях.

Мы уже привыкли к вывескам «Нотариус» с красной плашкой и тупыми шрифтами. Но что если перенести это на какую-то другую платформу? Например, сделать ugly-брендинг для клиента.

Я смотрю на людей, изучаю их поведение. Хожу в публичные места, хоть и не люблю их. Просто понимаю, что нельзя отстраняться от людей. Люди — это набор для вдохновения. С ними случаются странные ситуации, они говорят странные вещи. Можно подслушать непонятный разговор, который случайно подтолкнет к новой идее.

Читайте нас в Telegram

Истории

«Делать не масштабнее, а чтобы цепляло». Как работает арт-центр Closer

Шесть лет назад сложно было представить, что из ста квадратных метров в промзоне Подола вырастет полноценный арт-центр с вечеринками, джазовыми концертами, образовательной программой, магазином дизайнерской мебели, вегетарианским кафе, тату-салоном. И уж тем более нереальной тогда казалась мысль о проведении в Украине мероприятий уровня и содержания «Стрічки», Brave! Factory Festival и Am I Jazz.

На любви к хорошей музыке команда арт-центра на Нижнеюрковской, 31 построила успешную и, что немаловажно, по сей день независимую ни от инвесторов, ни от конъюнктуры культурную институцию. Которая при этом зарабатывает деньги, чтобы постоянно поднимать планки масштаба и качества.

О проектах и истории Closer написано достаточно. Мы же хотим рассказать о том, кто их создает.

Команда

Мы пришли в Closer на традиционное собрание по вторникам. Каждую неделю команда обсуждает нюансы обустройства арт-центра и организации мероприятий — от строительных работ до букинга артистов и будущих афиш. На носу был Black! Factory, поэтому много времени в этот раз уделяли вопросам предстоящего фестиваля — аренда локации, спонсорство, PR.

Фото: Юрий Грушаник

В разговоре участвовали все присутствующие, но основные направления задавали трое — Сергей Яценко, Сергей Вэл и Тимур Баша. Именно они шесть лет назад рискнули и инвестировали свои сбережения в обустройство «Лесного причала» на Нижнеюрковской, 31. Всё делали собственноручно — строили, красили, вывозили мусор — и каждый, кто был задействован в процессе, брал на себя сразу несколько совершенно разных ролей.

Сегодня Closer, как говорит Сергей Вэл, уже уверенно «встал на рельсы» и может привлекать дополнительные силы для реализации своих смелых идей. Кроме того, основной состав арт-центра вырос до 80 человек (включая барменов), но строго прописанных должностных инструкций здесь по-прежнему не существует, принцип «ты можешь попробовать себя в любом направлении» остается неизменным.

«Closer — многогранный процесс. Я, например, могу себе позволить пойти в «Саваж» (прим.: ресторан Savage Food на территории арт-центра) и попытаться стать поваром на какое-то время. Либо на фестивале построить главную сцену из опалубка станции метро Осокорки», — рассказывает Сергей Вэл.

Сергей Вэл

Люди вливаются в команду органично, её формирование никогда не останавливается. Многие, будучи заинтересованными в успехе Closer, «просто приходят и начинают что-то делать». Так в арт-центре стало развиваться волонтерское движение. Иванка, отвечающая за направление, сама проявила инициативу и взяла на себя организацию волонтеров — в итоге сформировалась немаленькая база помощников, порядка 700 человек, и даже появился специальный бот в телеграме. Он сообщает, когда и где нужны дополнительные руки.

Больше всего добровольцев вовлечено в Brave! Factory Festival. В ходе подготовки к последнему фестивалю в один только день было задействовано 148 волонтеров в разных направлениях — от производства декора до встреч артистов.

В Closer не действуют традиционные механизмы управления персоналом. Многое построено на доверии, однако никто не станет держаться за сотрудника, который злоупотребляет человеческим отношением и подводит остальных.

На совещании команды трудно не заметить, что несмотря на общую свободу, лидер тут один — Сергей Яценко. Он не любит общаться с медиа, а в команде говорят, что хоть он и может быть резок, его замечания всегда направлены не на конкретного человека, а на улучшение результата.

Сергей Яценко

Со временем для новых членов команды все же выкристаллизовываются определенные роли. Люди понимают, что им ближе, где они приносят больше пользы, и фокусируются на своем направлении: барный сектор, подразделение декора, технический отдел, работа со спонсорами, маркетинг.

В основном костяке команды всё давно устоялось. Тимур Баша — арт-директор, он отвечает за любые исходящие материалы, будь то визуальный контент или тексты. Сергей Вэл специализируется на технических вопросах и стройке, которая для Closer не заканчивается никогда. Сергей Яценко курирует процессы от финансов до управления командой.

Алиса Маллен, PR-менеджер Closer и Тимур Баша

Также с первого дня проекта в нём активно участвовали Карина Саркисян, сейчас она занимается букингом артистов, Андрей Шаколин — резидент и основатель Closer Record Store, Евгений Матковский/Джек (в данный момент отошел от дел) и Андрей Bambu — резидент.

Ресторан, тату-салон, магазин пластинок, шоу-рум и другие субпроекты

На территории лентоткацкой фабрики под эгидой арт-центра сформировался настоящий творческий кластер. Помимо клуба здесь можно найти шоу-рум «24:00», летник с чайной «Лада сад», дизайн-пространство и магазин Sofa Store, Closer Record Store, веганский ресторан Savage food, а недавно открылся ещё и тату-салон группировки Euthanasia Sport.

Каждый из проектов был запущен не без поддержки и участия Closer, но все они существуют автономно — везде свои сотрудники, регламенты и правила. Команда не боится реинвестировать прибыль в новые близкие ей по духу направления, даже если подобные вложения долгое время не окупаются. Обо всей экосистеме Нижнеюрковской, 31 можно прочитать в материале DTF Magazine.

«Например, мы сделали Savage Food под влиянием общемирового тренда на вегетарианские рестораны, — объясняет Сергей Вэл. — Сами наслаждаемся и туда ходим, но как проект он финансово невыгоден. Я не знаю, для кого Closer — бизнес-проект. Для меня это дело, которым я хотел заниматься с определенного возраста, когда впервые попал на подобные мероприятия».

Фестивали

Если работа в самом арт-центре уже организована и поставлена на поток, то фестивали — по-прежнему новое для Closer направление, требующее больших сил и средств.

Когда приближается очередной масштабный ивент, команда распределяет своё время между проектами. По четвергам обсуждают работу арт-центра, по вторникам — фестивали. Ключевая составляющая подготовки к любому из них — будь то Brave! Factory, Black! Factory, «Стрічка» или Am I Jazz — букинг артистов. На него обычно уходит не меньше полугода, а полный лайнап никогда не объявляется сразу. Решения по музыкальным вопросам остаются за Тимуром, Кариной и Сергеем Яценко, но идеи подают и резиденты.

Сегодня именитые продюсеры и диджеи охотно приезжают в Closer, репутация здесь играет решающую роль. Что касается гонорара приглашенного музыканта, то на его размер влияют и другие факторы.

«Многое зависит от удовольствия, которое получил артист, играя у нас, а потом поведал друзьям. Как он нас впоследствии рекомендовал. Иногда помогают чьи-то дружеские отношения. Я уверен, что по итогу своих личных впечатлений артисты меняют свою точку зрения и не поднимают цену. Однако, часто сумма зависит не только от музыканта, но и от агента, у которого тоже своё видение, где лучше зарабатывать. Агенты-то сюда не приезжают», — рассказывает Сергей Вэл.

Параллельно с букингом идет поиск новой или согласование уже освоенной локации под фестиваль. Зачастую именно этот этап вносит непредсказуемые коррективы в сроки и процесс организации мероприятия, а следовательно, и в их финальную стоимость. По словам Яценко, в 2018 году бюджет Brave! Factory составил около 330 000 евро, убытки — около 60 000 евро. В команде говорят, что в 2019 году фестиваль все же вышел в прибыль, даже несмотря на увеличение бюджета.

В Киеве не так просто арендовать подходящие промышленные территории — иногда попадаются сложные арендодатели, а где-то поблизости расположены жилые дома. Когда вопросы по аренде остаются позади и приходит время стройки, Сергей Вэл отстраняется от дел арт-центра на Нижнеюрковской и все своё время старается проводить на фестивальной локации, где руководит работой технического отдела.

Описывая свой подход, один из собеседников вспоминает историю с контейнером на фестивале Brave! — не найдя способа удобно его разместить, команда решила просто его перевернуть. Слово «просто» тут вряд ли уместно, учитывая длину контейнера — 12 метров. Чтобы безопасно реализовать эту идею, пришлось заливать фундамент и устанавливать сваи.

Пока с масштабными мероприятиями Closer справляется своими силами. Люди в команде меняют свои профили, расширяют зону ответственности.

«На втором Brave! Factory мне вообще показалось, что человек обладает суперсилами, — рассказывает Сергей Вэл. — Ты устаешь и как следует не отдыхаешь, времени на сон не остается, но понимаешь, к чему все идет, и продолжаешь. Но уже ближе к концу первого дня фестиваля, замученный, намотав 1000 км, начинаешь думать — скорее бы пришел следующий год. Потому что все эти отзывы и улыбки [мотивируют]! Лично для меня основная идея — перенести атмосферу Closer на фестиваль. Сейчас это получается».

Фестивали стали не только новым вызовом для команды, но и важным шагом развития Closer. Сегодня танцами под электронную музыку и громкими привозами в Киеве мало кого удивишь — Resident Advisor выкатывает мероприятия на несколько выходных вперед, появляются новые клубы. Люди готовы платить деньги за действительно интересный опыт. Команда Closer предпочитает двигаться органически — интересуется происходящим вокруг, сама часто ходит на сторонние вечеринки, но не пытается ни за кем угнаться.

«Наша основная цель — не создавать мероприятия масштабнее, но делать их качественнее, так чтобы цепляло. Это можно делать постоянно, пока у нас хватает сил», — подчеркивает Сергей Вэл.

Монетизация фестивалей и работа со спонсорами

«Closer был построен за наши деньги — мои, Серёжи, Тимура. Мы принесли все, что у нас было. Я еще и грузовик пригнал, которым мы до сих пор пользуемся. Конечно, есть люди, готовые помочь, но мы понимаем, что лучше за своё платить самим. В вопросах работы со спонсорами внутри команды случаются противоборства, вплоть до обид: спонсорские проявления не всегда вписываются в наше видение. Но если эта работа построена на креативе, тогда нам становится интересно, а людям нравится получившийся результат», — рассказывает Сергей Вэл.

Спонсорские проекты пусть и не основной, но все же один из путей покрытия расходов Closer по ежедневной работе (еженедельные вечеринки, стройка, обновление звука), а также по фестивалям. Здесь существует два направления — годовые контракты с постоянными партнерами, которые обычно касаются баров, и маркетинговые проявления. Раньше спонсорами в Closer занималась Ольга Бекенштейн, а прошлым летом, прямо перед вторым фестивалем Brave! Factory, на её место пришла Мария Уварова.

Она вспоминает, как должна была буквально за полтора месяца найти бренды, готовые поддержать фестиваль, и реализовать установленные с ними договоренности. При этом локация не должна была превратиться в пеструю ярмарку. У Closer строгие установки по работе с партнерами — никакого «спама» или рекламы в лоб, недопустимы проявления возле сцены или диджея. Если речь идет о вечеринках на Нижнеюрковской, то тут также исключаются игры со светом, поскольку световая политика заведения давно устоялась и помогает поддерживать его атмосферу.

Ещё одно табу — несовпадение с ценностями бренда. «Это наш имидж и наше лицо. Да, всегда есть большой соблазн взять и договориться. Но какими бы баснословными не были деньги, нужно помнить про репутационные риски, — объясняет Маша. — Я не просто настоятельно рекомендую партнерам ходить к нам хотя бы время от времени, это чуть ли не условие. Это залог того, что мы сможем говорить с ними на одном языке».

В рамках одного фестиваля Closer может вместить до десяти партнеров, но только если они не из одной сферы. Когда в этом году готовился Brave! Factory, предполагали, что спонсорские проекты покроют порядка тридцати процентов затрат. Однако мероприятие прошло, а расходы по нему продолжались.

Маша вспоминает, что демонтаж затянулся, но больше всего дестабилизировала стройка: «Мы начали ее позже, чем нужно. Когда ты строишь по ночам и сверхурочно, то получается втридорога. Зато все были ошеломлены такой скоростью и результатом. Никто не верил, что за две недели можно построить такое».

В итоге спонсорством закрыли лишь двадцать процентов бюджета фестиваля, что, как говорит Маша, не так уж и много.

«Это некоммерческий фестиваль. Когда мы не подчиняем наш лайнап задачам по маркетингу, а руководствуемся другими принципами выбора артистов, это невозможно продать. Билеты на тот же Brave! Factory стоят недешево, ты не будешь покупать их, чтобы просто попробовать и понять — твое или нет. Фестиваль либо полюбят — найдутся единомышленники, которые придут и заплатят, либо нет».

Обычно креативные идеи для спонсоров придумывает команда арт-центра. Специально коллективных брейнштормов не устраивают, всё происходит в рамках тех же еженедельных собраний, где каждый может что-то подсказать или подвергнуть критике. В этом году Closer постепенно начал реализовывать свою давнюю задумку о предоставлении брендам-партнёрам аутсорс-услуг на сторонних ивентах. Работают, как говорится, под ключ — от разработки концепции до реализации. Маша делится, что отчасти запуск такого продакшена, получившего название POLZA agency, стал возможен благодаря появлению в команде арт-центра креатора Дарьи Мельник.

Продакшн-команда Closer будет фокусироваться на музыкальных мероприятиях. Для реализации придуманных для партнеров идей также станут привлекать волонтеров арт-центра, но уже на проектных условиях с вознаграждением.

Веселье без привязки к конкретным задачам

В Closer давно есть собственная музыкальная студия, идея запустить лейбл, на котором могла бы выходить музыка её резидентов и друзей, витала в воздухе не первый год. В октябре задумка наконец обрела форму — команда арт-центра официально объявила о старте проекта. Ключевое в работе Clommunity, как и в остальных начинаниях клоузеровцев, — не быть слишком серьезными, а получать удовольствие от процесса и уметь развлекаться. «Веселье в студии без привязки к конкретным задачам и звуковым формам. Никакой идентификации звука и жанровых ограничений — немного того и немного этого, плюс все, что артист посчитает нужным добавить», — говорится на саундклауде лейбла.

В этом году вечеринка Black! Factory ушла из стен лентоткацкой фабрики и из вечеринки превратилась в полноценный фестиваль — это также в некотором смысле новый этап для Closer.

«Мы многое понимаем в звуке, свете, в этих тонкостях. Closer — это организм, который уже может практически всё, потому что каждый член команды подкован в разных областях. Иногда я даже в шутку говорю людям на вечеринках — не приходите каждый раз, отдохните, у нас большие планы на жизнь», — подытоживает наш разговор Сергей Вэл.

Читайте нас в Telegram

Истории

Холодная дичь: мы показали креативщикам азиатскую рекламу. Вот как они объяснили смысл роликов

Танцы в костюмах и сумасшедшие животные — обязательные атрибуты странной рекламы. Мы показали азиатские рекламные ролики украинским копирайтерам и креативным директорам из GRAPE, Banda, I am IDEA, Twiga и Fedoriv Agency, а они попробовали объяснить, что там происходит.

Японская реклама фастфуда Mister Donut

Класс. Первый и последний ролики — лучшие в серии. В первом удивляешься через секунду. Когда львенок снял гриву, я такой whaaaat?! А когда овца, ради которой гривой и пожертвовали, начала ее есть — whaaat повторилось.

Последний ролик, где они друг друга радостно едят — это ух. Сразу представил себе такое, например, в украинской рекламе «Живчика». Яблоко ест грушу, их всех поедает эхинацея (хз, как она будет выглядеть), но в итоге всех проглатывает бутылка — кайф. И меня покорил крутейший звучок, когда герои жуют эти донаты. Мочи-мочи-мочи-мочи =^-^=

Наверное, идея ролика в том, что «наши пончики такие вкусные, что если бы смогли, они бы съели сами себя». Но в этом ролике мне очень нравится звук, с которым животные жуют: «Мочи, мочи, мочи». Мне кажется, такие штуки въедаются в память. Есть понятие «джингл» — звуковой логотип бренда. А здесь у них получился джингл в самом сюжете ролика. Это прикольно. Я бы такие решения в нашу рекламу забрал.

Кстати, в украинской рекламе мы тоже часто пользуемся такими приемами. Показываем что-то максимально отлетевшее визуально, но в озвучке логически объясняем, почему это происходит. Поменяй в этих роликах актеров и переведи озвучку на украинский — и тут уже может быть новая реклама Kabanosy.

Реклама японского соуса к лапше тарако

Это какой-то гипноз. Сначала смотришь и боишься, что тебе это приснится, потом напеваешь эту песню, ещё раз смотришь, и так по кругу. Я посмотрел раз пять, на больше меня не хватило — переживал, что опять начнется бессонница, от которой я только избавился.

Но с точки зрения эффекта ролик мне запомнился. Я бы вспомнил о нем, проходя мимо полки с продуктом. Уровень шизофрении мне оценить сложно. Для нашего рынка это может восприниматься как полный маразм, а для их рынка — вполне себе nice ad. Вывод: скорее всего, эффективный гипноролик.


Предложить украинскому креативщику оценить такой ролик — все равно, что предложить японцу прокомментировать мультик про Чебурашку. Для меня это холодная дичь, которая удерживает внимание, но не имеет никакого смысла. У меня просто нет нужного культурного и визуального бэкграунда, чтобы правильно это интерпретировать, понять и полюбить.

Реклама японских чипсов Calbee

Если честно, я не знаю, почему азиатские ролики такие странные. Мне когда-то рассказывали, что в Японии на рынке в день появляется 80 новых продуктов и брендов. Поэтому они и пытаются выделиться за счет шокирующей «вотафак»-рекламы. Не знаю, правда ли это, но звучит правдоподобно.

Мне трудно понять, в чем его идея. Мы ведь не догадываемся, о чем говорит голос за кадром. Если судить чисто по происходящему, то, наверное, у этого бренда есть свой фирменный персонаж — эта огромная собака, которая ходит на задних лапах. Она очень хочет дружить с мальчиком и, наверное, со всеми детьми. А наш бренд вообще лучший друг всех детей. Поэтому ешь наши конфеты (или что это такое), и к тебе тоже придет дружить наша здоровенная собака. Может, это корейский ролик, и они в конце едят побежденного пса?

Очевидно, продукт — картофельные чипсы или что-то похожее. Снеки, которые дают энергию (читай: калорийные). Лабрадор — логичный персонаж для такого продукта: они часто бывают жизнерадостными и слегка придурковатыми, у них точно полно энергии. Сюжет не то чтобы оригинальный — если устал, съешь наш снек и будешь снова полон сил.

Не могу сказать, что взяла бы что-то для себя из этого креатива: петь песни, снимать людей в костюмах и подчеркнуто театрализовать реквизит — не ново. Режиссура, камера и цветовая стилизация – тоже ничего особенного. Проходной ролик.

Реклама японского шоколада Meiji

Скоріш за все, це японська історія. Вони люблять в’їдливу музичку і домальовки на обличчі в стилі аніме. Плюс це стандартні 30 секунд, в той час як тайці частіше використовують довгі формати.

Рекламують шоколадку, здогадатись не важко. Чому при цьому треба було використовувати європейського хлопчика, одягати його в костюм гриба і відправляти на Землю — не зрозумів. Вкрав би головного героя, в кишенях якого завжди є шоколадки. Іноді такого персонажа в офісі дуже не вистачає. А ще хотів би скоріше забути палаючу дупу хлопчика-ракети.

Вообще не впечатлило. Понятный сторителинг, понятный сюжет, понятная визуализация. Ну скушал себе грибочек шоколадку, понравилось, он и улетел. На европейском рынке «улет» и «кайф» обыгрывают куда лучше. До уровня годной азиатской крипоты это явно не дотягивает. Старый добрый Old Spice с Терри Крюзом куда веселее.

Японская реклама пластыря, снижающего мышечное напряжение

Ролик интуитивно понятный. Продукт — что-то вроде пластыря, который снимает боль. Поют, очевидно, о ситуациях потребления: когда болит спина, ноги или шея. Петь и танцевать в рекламе вообще типично для азиатского креатива. Иногда мне кажется, что это их способ примириться с действительностью.

В целом азиатский креатив только неподготовленному человеку кажется сумасшедшим. Большинство рекламщиков могут впечатлить только экстремально внезапные вещи. Но не типичные танцующие японцы или склонные к мелодрамам тайцы.

Это азиатская версия отечественной рекламы «Амбробене». У азиатов получилось мелодичнее, смешнее, яркие цвета и классный прием со спинами. Но у них ролик лет на 6 новее «Амбробене», а так — same shit. Сколько я видел азиатских роликов, там песни и забавные танцы — прямо индустриальный стандарт. Думаю, зрители уже привыкли и не реагируют на это.

Реклама тайского кофе для похудения

Если включить эксперта, я бы сказала, что в рекламе не место артхаусу. Что рекламный ролик, в смысл которого ты не можешь въехать сразу после просмотра, — плохой рекламный ролик. Что 5,5 минут — издевательство над зрителем. Что идея тут так далека от продукта, как я от отпуска. Что бодишейминг и мизогиния…

Если выключить эксперта — очевидно, что я жадно досмотрела этот ролик до конца с открытым ртом, все 5,5 минут, а после просмотра загуглила продукт. Чего можно еще хотеть от рекламы?

Цей ролик — те, що я люблю в рекламі з Азії. Тут 100% Тай! Це прямо канонічний формат. Міні-фільм зі своїм сторітейлингом, персонажами, їх мотивацією, діями та зміною парадигми, в якій вони жили на початку реклами. Фіточай чи кава, яку рекламують в цьому ролику, показала героїням, що справа не в обличчі — справа у стрункому тілі, на яке ведуться чоловіки.

Дуже сподобались всілякі «затупи», на які зазвичай не вистачає часу або фантазії. Музика з копіювального апарату, під яку починає танцювати одна з дівчат. Момент, коли вона ж повзе по підлозі в майбутньому. Це все не несе ніякого навантаження в плані сенсу чи продукту, але саме такі моменти допомагають весело провести час за переглядом реклами.

Напевне, головна фішка, яку хотів би розбачити, — це «чудодійний ефект продукту». Доволі-таки фігово, що виробник продукту і креатори переконують дівчат у тому, що зовнішність є вирішальним фактором для початку стосунків. Передивіться ще раз сцену з танцем біля копіювального апарату. Ця дівчина — справжня знахідка, якій не треба змінюватись. Звісно, якщо вона сама цього не хоче.

Читайте нас в Telegram