СПЕЦПРОЕКТЫ

Децентрализация, базовый доход и лайки вместо денег. Константин Евтушенко и Андрей Длигач дискутируют об экономике будущего

20 января 2022, 10:00
13 мин чтения
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
Добавить в закладки

Любую статью можно сохранить в закладки на сайте, чтобы прочесть ее позже.

Дарья Чернина
Дарья Чернина Открываю у предпринимателей сверхспособности, показываю потустороннюю силу компаний.
Партнерский материал Партнерский материал Материал на правах рекламы
Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточиться на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.
Режим чтения

Режим чтения увеличивает текст, убирает всё лишнее со страницы и даёт возможность сосредоточиться на материале. Здесь вы можете отключить его в любой момент.

О будущем сказано немало — развитие робототехники предрекал фантаст Айзек Азимов, киберпространство в наших головах фактически создал Уильям Гибсон. Что уж говорить о Филиппе Дике и его теории о бесконечном количестве вселенных. Но как оно будет на самом деле — никто не знает.

CEO Advanter Group и футуролог Андрей Длигач уверен, что уже в 2030 году мировая экономика децентрализуется, а копии людей можно будет печатать на принтерах. Что из современного потеряет свою актуальность и кто выживет в будущем? Об этом в рамках Innovation week эксперта расспросил управляющий партнер UNIT.City Константин Евтушенко.

Vector проводит Innovation week вместе с UNIT.City. В течение недели мы обдумываем темы и вопросы, связанные с инновациями и инновационной экономикой.

Мы пользуемся трендами 10-летней давности

Константин Евтушенко: Друзья, Андрея, я знаю уже 10 лет. Я очень счастлив говорить с ним о будущем. Мир меняется, он динамичен. С одной стороны — разрывает разнообразие технологий, идей, виденья. С другой стороны, мы видим посредственную реализацию и имплементацию — на внедрение инноваций уходят годы. Это вызывает диссонанс. Насколько все же технологии имеют значение с точки зрения прогресса отдельных стран?

Андрей Длигач: Во-первых, будущее распределено неравномерно. Для меня время — это измерение, кротовые норы. Время то ускоряется, то замедляется для человеческого восприятия. Взять доставку еды — тренд 2010 года. Но со временем украинские рестораны понимают, что другой жизни нет. Здесь взлетает Glovo. Коронакризис, удаленная работа — Zoom. Экологические проблемы — взлетающая капитализация Tesla.

С другой стороны — это неравномерность географических и смысловых территорий. Смысловых в том смысле, что есть сферы, где все меняется очень быстро, а есть — где медленно. Криптовалюты, финансы — быстро. Жилье — уже 20 лет мы говорим о coliving (совместном проживании, — англ.), жилье-конструкторе, смарт-квартирах. Возьмем новую энергетику. За открытие графена ученые получили Нобелевскую премию еще 10 назад. Но только сейчас мы подошли к сверхпроводимости при комнатной температуре.

Будущее не наступает сразу. Оно постепенно проникает в нашу жизнь. Может ли эти процессы ускорить государство? Более чем.

В 2018 году профессор экономики школы бизнеса Нью-Йоркского университета Пол Ромер получил Нобелевскую премию. Он доказал, что прорывы в современном мире — это уже не индустриализация, а диффузия инноваций. Это государство, которое взяло на себя спонсирование, администрирование и внедрение инноваций. Тогда страна взлетает.

Мы сейчас сидим в UNIT.City, центре инновационной культуры. Так вот, государство должно создавать такие пространства, кредитовать под 0%, способствовать подключению электричества к промзонам. И все это должно происходить в регионах. Именно тогда в государстве появятся инновационные процессы. Когда государство финансирует строительство дорог, то есть старую инфраструктуру, оно сдерживает инновационное развитие.

«Человеческий корм» — гиперперсонификация продуктов потребления

Константин Евтушенко: Мне нравится твое виденье. Когда-то ты сказал: настоящее будущее это не продолжение прошлого. Что такое настоящее будущее для тебя?

Андрей Длигач: Есть разные виды будущего. Есть продолженное прошлое — мир, где основательно ничего не меняется. Вещи становятся больше, лучше, быстрее. К примеру, более быстрый процессор в компьютере, больше пикселей на фото. Будущее — это когда меняются какие-то принципы, ценности, бизнес-модели, отношения, базовые параметры, рента, что важно в экономических моделях. То есть другое будущее, которое мы пока не в состоянии описать. Оно лежит за точкой сингулярности. Там действует другая философия.

Теперь о трендах будущего. Один из них, о котором мы говорим давно, — гиперперсонализация. Не может быть массового товара (стучит по столу рукой). Тебе не подходит этот стол, потому что ты слишком высок для него. Тебе нужен стол, который будет настраиваться под тебя — 4D-технологии. Пока у нас есть только 3D-модели в массовой персонификации. Персонифицированная продукция уже производится в Китае. В Украине, например, компания «Ева» производит персонифицированную косметику.

Константин Евтушенко: Окей, возьмем США страну с почти 400-миллионным населением. Ты представляешь, как можно производить персонифицированные продукты для такого количества людей?

Андрей Длигач: Конечно. Я не представляю иного мира. Может быть условная персонализация как переходный период. Это, например, когда ты идешь за пивом не в супермаркет, а в специализированный пивной магазинчик. Там есть двенадцать кранов, и несколько из них постоянно меняются. Это персонализация — производитель подстраивается под вкусы потребителя, а мы выбираем из того, что есть. Гиперперсонализация — это когда человек может сам влиять на качество продукта уже сейчас. Colored food (разноцветная еда, — англ.) или манго со вкусом курицы.

Константин Евтушенко: Как этот продукт персонализировать для стольких людей?

Андрей Длигач: Именно над этим мы сейчас работаем. С одной стороны, мир будет идти по пути «человеческого корма» — стандартизированной питательной пищи. 3–4 млрд человек будут впоследствии питаться таким образом — это население Африки, Индии, другие страны. Уже сейчас крупные бельгийские концерны создают базу протеина. Сочетая ее с растительными жирами, мы получаем местное молоко.

К этому «человеческому корму» можно добавить некоторые элементы воздействия. К примеру, этот пакетик с едой только для Константина. Он подстраивается под твои диетические или вкусовые нужды.

Константин Евтушенко: Но есть и пример Tesla. Они разработали стандартный продукт машину в нескольких цветах с двумя видами салона. Мне кажется, никто не хочет идти в такую кастомизацию. Насколько быстро теоретически гиперперсонализация может быть внедрена?

Андрей Длигач: Я считаю эту технологию устаревшей. Если известно, как это делать, это неинтересно. Следующая технология — это как сделать человека сытым без традиционного перорального способа потребления пищи. Современные рестораны — это не о еде, это развлечение, потеха. Но ты же можешь получить положительную эмоцию другим способом?

Виртуальный секс с физическими ощущениями и клонированием человека

Константин Евтушенко: Мы только из Кремниевой долины. Там сейчас идет война между фаундерами и менеджерами за то, чтобы хотя бы два дня в неделю люди приходили в офис. Пять миллионов человек не вернулись на свои рабочие места после карантина. Ты видишь тренд на то, что все люди будут потом сидеть дома? Для некоторых будет базовый доход, создадут метавселенную, где они будут тусить. Выходит, этим мы превратим человека в социальное животное.

Андрей Длигач: Человек — стадное животное, ему нужна коммуникация. Офлайн пока лучше для совместной работы, генерации идей и секса только потому, что мы привыкли к этой модели. Я уверен, что пройдет какое-то время, и в метамировых играх мы будем испытывать ту же эмоцию, как в реальном мире. Вот ты пробовал Teslasuit Teslasuit Умный костюм с функцией тактильных ощущений в виртуальной реальности ?

Константин Евтушенко: Нет, но я пробовал аналоги.

Андрей Длигач: Теперь представь, что это все совершенствуется, и потом ты сможешь заниматься сексом на расстоянии. И так понемногу все объятия, к которым мы привыкли, выйдут из офлайна. Но есть одна штука, которую мы еще не решили, — это проблема сознания. Мы не знаем, как человек вдохновляется. Искусственный интеллект (ИИ) не может взять власть над людьми. Взять власть — это человеческое. У нас есть страхи, мы через них действуем. Из-за страхов у нас есть потребности, мотивы, ценности, цели, действия.

Этого нет в ИИ. Ему можно вживить какие-нибудь страхи. Тогда он начнет по алгоритму часами учиться и воевать, но ему так не надо. Это нужно нам. Когда мы найдем ответ, как работает мозг, мы сможем полностью оцифровать человека.

Человек — это восемь зетабайт зетабайт Це 10²¹ байт информации. Это не так уж много. Квантовое вычисление и квантовая телепортация уже работают — можно сделать копию любого человека где угодно. Впрочем, она не становится ее точной копией, потому что она не будет вдохновляться.

Константин Евтушенко: Это ты пересказываешь фантастику или это уже происходит в реальной жизни?

Андрей Длигач: Квантовая телепортация есть. С 2018 года идут успешные эксперименты. Но пока мы будем передвигать металлический предмет, пройдет еще некоторое время. Так же с квантовым вычислением. Для этого нам нужно еще лет 10. Возможно, время сплюснется, и это будет доступно уже через два-три года.

Геймификация и базовый доход — это первый аспект будущего. Но мы не успеем воспользоваться базовым доходом. Вместо него будут базовые блага. То есть люди будут получать не какое-то количество денег, на которые они будут покупать, а базовые вещи. Новая экономическая модель предполагает демонетизацию — уход от денег.

Что такое базовые блага? Уже сейчас вы можете зайти в любой ресторан и выпить воду бесплатно или получить сахар. А дальше вопрос: а почему не пирожное? Почему не кусок курицы?

Богатство будет измеряться не в деньгах

Константин Евтушенко: Кто перейдет в этот виртуальный мир будущего?

Андрей Длигач: Сытые и богатые. Также те, кто не имеют вдохновения что-либо менять, люди, которым все равно, предпочитающие комфорт. Они будут мигрировать в три смысла. Первый — это базовые блага. Я не хочу драться за кусок пищи или за одежду. Мне это должно быть обеспечено. Второе — базовый контент. Я не хочу слишком много телевизионных каналов, дайте мне что-нибудь, что меня будет вдохновлять. Третье — я не хочу быть активным участником этого процесса. Мне должно быть тепло, комфортно, безопасно. Где это произойдет, в физическом или виртуальном пространстве — безразлично. К сожалению, этот тренд сейчас присущ большинству людей.

Константин Евтушенко: Будет ли этот мир богаче?

Андрей Длигач: Это для меня большой вопрос. Понятие «богатый» как нечто, измеряемое деньгами, исчезнет ориентировочно в 2030–2035 годах.

Константин Евтушенко: Ты хочешь сказать, что деньги не будут ресурсом?

Андрей Длигач: Это даже сейчас уже не ресурс. Ты можешь быть богатым в количестве биткоинов. Так же мы можем быть богатыми ругательствами, картинами, которые нарисовали, или книгами, которые прочитали. Кто-то думает, что биткоин можно перечислить в доллар, так вычислить свое богатство. Представим, что завтра биткоинов не станет — все потеряли свои кошельки. Кто будет богат тогда?

Константин Евтушенко: Наступила ли уже эта новая экономика?

Андрей Длигач: Мы находимся где-то посередине. Нет устойчивого будущего — его формируем мы. Фазовый переход начался в 2015–2016 годах. Он продлится около 10 лет. Что будет дальше? Мое убеждение — у нас будет другая рента, связанная не с ресурсами, не с наличием у тебя одного метра государственной границы или скважины. Это будет возможность создавать впечатление, какой-то интерес к себе.

Новый мир будет очень гуманизирован — человек будет самой высокой ценностью. Ценным будет все, что касается биохакинга, медицинских данных, предиктивной медицины. Это можно делать уже сейчас — математика позволяет. Сейчас можно на 3D-принтере напечатать кости, нейроны головного мозга, не говоря уже о печени. К примеру, этим занимается украинский стартап Adam, который, кстати, начинал в UNIT.City. Собрать полноценный организм, кроме мозгов, можно будет через 15–20 лет.

Константин Евтушенко: Как, по-твоему, украинцам лучше входить в tech?

Андрей Длигач: Первое — должно быть образование. На оперативном уровне, на уровне сообществ, на уровне отраслей. Мы должны обладать экономической и финансовой грамотностью. Обучение должно быть предметным. В будущем не будет университета, который вручит тебе диплом бакалавра. Институт станет кадровым, интеллектуальным, продюсерским центром для студента в его будущей карьере. Мы должны постоянно поддерживать уровень знаний через менторство, курсы.

Второй аспект — мы создаем пространство гибкого сотрудничества, где все объединяются, рождают идеи, запускают стартапы.

Третье — это нечто нащупывающее, что станет частью инновации. Это может быть что-нибудь в формате бизнес-модели, нового материала. Также должна быть все продуцирующая машинка — люди, лаборатории, технологии, научные статьи.

Четвертое — будущее не об Украине, а о глобальном открытом мире. Не будет никакой Украины в 2040 году. Есть свобода, есть украинство, есть ценности, есть территория. Но нет государства как доминанта.

Константин Евтушенко: И последний вопрос: как ты считаешь, что произойдет с городами и транспортом?

Андрей Длигач: Транспорт станет персонифицированным, автоматическим. Зачем ехать в забитом автобусе, когда есть самокат? Он более удобен, безопасен и микромобилен. Автомобили останутся, но будут управляться искусственным интеллектом или алгоритмом по всей стране. Пробки останутся в прошлом. В большом городе можно будет за 15 минут добраться до любой точки.

Константин Евтушенко: У меня сейчас случился интеллектуальный оргазм. Спасибо тебе, это был невероятный разговор.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
СПЕЦПРОЕКТЫ Тиждень інновацій на Vector
Неделя инноваций на Vector. Подборка всех материалов
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
24 января 2022, 10:00 6 мин чтения
СПЕЦПРОЕКТЫ
10 ненужных инноваций XXI века
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
22 января 2022, 10:00 6 мин чтения
СПЕЦПРОЕКТЫ Чому вам не потрібно їхати до Сан-Франциско, якщо ви створили стартап?
Мы не догоним Долину, и это хорошо. Почему стартапам больше не нужна Кремниевая, чтобы преуспеть
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
21 января 2022, 10:00 8 мин чтения
СПЕЦПРОЕКТЫ
Роль комьюнити в среде инноваций и как его строить на примере UNIT.City
Материал успешно добавлен в закладки Достигнуто максимальное количество закладок
19 января 2022, 10:00 7 мин чтения
Загрузка...