Что происходит на украинском рынке беттинга и лотерей

Что происходит на украинском рынке беттинга и лотерей

Партнерский материал

Вы гуляете по Киеву, город не выглядит особенно привлекательным: перед глазами проносятся вывески парикмахерских, юридических компаний, кофеен, микрокредитов, ставок на спорт. Реклама последних ни у кого не вызывает вопросов, хотя с 2009 года все виды азартных игр, кроме национальных лотерей, в Украине запрещены.

Это не мешает одной известной беттинговой компании быть 28 сайтом по посещаемости в стране и иметь 25 млн сессий, 93% которых из Украины, а другой — занимать 38 место.

Как беттинговые компании обходят запрет? Нужны ли вообще ограничения работы в этой сфере? Способен ли запрет в действительности защитить нас от пагубного влияния азарта, или он только помогает увести деньги в тень?

Что случилось в 2009 году

15 мая 2009 года был принят закон №1334-VI, запрещающий на территории Украины игорный бизнес. К нему относятся игровые автоматы, букмекерские компании и виртуальные казино, вне зависимости от расположения сервера.

При этом к азартным играм не относятся лотереи, что и позволяет ситуации с игорным бизнесом быть настолько абсурдной. Начиная с 2009 года различные поправки к закону постоянно давали преимущества разным игрокам, конечные бенефициары компаний менялись, а рынок стал настолько запутанным, что сейчас в стране может работать три портала с одинаковым логотипом и названием, но с разным юридическим статусом.

Как так вышло и, главное, что со всем этим делать — попробуем разобраться в этом материале.

Что изменилось в 2012 году

Ослабления в законодательстве открыли для букмекерских компаний новую возможность: теперь беттинговые компании смогли действовать в статусе лотерей, получив соответствующую лицензию

Сейчас в Украине работают следующие национальные лотереи: УНЛ, МСЛ и Патриот. Две последние до недавнего времени были под санкциями из-за подозрения в финансировании терроризма, но в мае 2018 года санкции сняли.

Что объединяет эти три компании? Их лицензии просрочены еще с 2014 года. Тогда почему они могут работать дальше? Оказалось, что недостатки и особенности закона позволяют им продолжать деятельность, пока Минфин не выдаст новые лицензии. Почему Минфин не выдает новые лицензии? Министерство пыталось подать несколько предложений, но на последнее Антимонопольный комитет (АМКУ) ответил 52-страничным отчетом, в котором говорится, что такой вариант регулирования предоставит преимущества УНЛ.

Минфин предлагал разделить оплату лицензии на одноразовую плату в размере 100 000 прожиточных минимумов и ежегодную плату за каждый пункт распространения лотерей (100 прожиточных минимумов для пункта бестиражной лотереи и 10 минимумов для «лотереи тото»).

Согласно тому же отчету АМКУ, только 19% лотерейных точек действительно продают лотерейные билеты. Что же делают остальные? Их деятельность похожа либо на игровые автоматы, либо на букмекерские конторы.

Государственная уполномоченная Антимонопольного комитета Агия Загребельская говорит, что с момента публикации отчета ничего не изменилось. По ее словам, проект Минфина от 2017 года дублировал норму закона и ничего бы не изменил. В предложении было указано, что лицензии могут получить только компании, проработавшие на рынке 10 лет. Это значит, что лицензии снова получили бы те же 3 игрока — и никто больше.

С того момента представители АМКУ несколько раз обращались в Министерство финансов, но ответа не получили. Загребельская говорит, что сейчас сложно даже определить реальную долю рынка каждой из национальных лотерей: «Если бы рынок работал легально, можно было бы говорить о дальнейших действиях. Сейчас больше 90% рынка — это нелегальные азартные игры, которые работают под видом лотерей. Законодательная система построена под лотереи, а по ней работает совершенно другой бизнес».

По словам Агии Загребельской, запрет игорного бизнеса — это не решение проблемы: «Законы должны регулировать общественные отношения. Я не знаю ни одного примера, где успешно работает полный запрет. Весь развитый мир сказал, что это не эффективно. Но к легализации нужно отнестись ответственно: это аддиктивный товар, спрос на него осуждается обществом. Мы должны четко обозначить, кто имеет право его реализовывать, у этих компаний должна быть прозрачная структура собственности. Мы должны думать не только о легализации игорного бизнеса, но и о профилактике лудомании (игровая зависимость — ред).

Когда государство говорит, что это запрещено, значит оно отказывается регулировать эту сферу. Сейчас в Верхновной Раде на рассмотрении находится больше 20 законопроектов. Там же сформирована рабочая группа по вопросу игорного бизнеса. Но ее работа не дает никаких результатов, на наши письма мы не получаем ответов. В предвыборных программах кандидатов в президенты тоже нет ничего о легализации игорного бизнеса. Значит, либо сейчас не время для этого вопроса, либо они хотят сохранить “кормушку”».

Что такое лотереи и кто «играет» на украинском рынке

До 2015 года рынок делили между собой три компании: самая большая сеть была у «Патриота», вторая по размеру — у «МСЛ», третья — у УНЛ. В 2015 году СБУ наложила санкции на «Патриот» и «МСЛ» в связи с подозрением в финансировании террористической деятельности. Но следствиее не нашло доказательств и в мае 2018 года санкции сняли.

Этих трех лет хватило, чтобы кардинально изменить расстановку сил: с 19% рынка УНЛ увеличило свою долю до 85%, а «Патриот» практически прекратил коммерческую деятельность. В итоге на рынке по сути остались лидер УНЛ и догоняющая МСЛ.

Представители МСЛ говорят, что для выдачи лицензий нужно менять кадровый состав Министерства финансов: «Сейчас там работают люди времен Азарова, которые заинтересованы оставить все как есть. Если смена кадров не произойдет, появится еще один вредительский проект, который даст преимущество одной частной компании или одному из видов игр».

О проблемах с кадрами в Минфине говорит и эксперт Парламентской экспертной группы по европейской интеграции Зоряна Топорецкая: «Министры меняются, а начальник лотерейного отдела — нет. Качество его документов не меняется в течение 10 лет, он не смотрит на мировой опыт, а просто меняет даты своих предложений».

По словам Топорецкой, сейчас нужно отдельно решать 2 задачи. Первая — легализация игорного бизнеса. Этим должна заниматься Верховная Рада. Сейчас государство теряет деньги из-за того, что рынок находится в тени, а игроки не защищены. У них формируется игровая зависимость. На легализованных рынках существуют ограничения и лимиты, которые позволяют защитить граждан от лудомании. Проблема с 20 законопроектами, поданными в Верховную Раду в том, что каждый из них отстаивает чьи-то интересы. Депутаты предлагают законопроекты, которые дают преимущество определенным сферам бизнеса, а предложения Минфина дают власти слишком много контроля, что приведет к развитию коррупции на рынке.

Вторая задача — урегулирование лотерейного рынка. Нужно сделать так, чтобы формат лотереи стал непривлекательным для игорного бизнеса. У европейской и мировой лотерейных ассоциаций есть наработки, которыми они готовы делиться с украинскими специалистами. Когда появится сертификация лотерейного оборудования, стандарты по времени работы лотерейных точек и их внешнему виду, игорный бизнес перестанет маскироваться под лотереи. Сейчас из-за отсутствия лицензий у лотерейных операторов они ничем не рискуют. Когда они получат лицензии и им придется играть по новым правилам, эти организации можно будет время от времени проверять. И им будет что терять — без лицензии они не смогут продолжать свою деятельность, говорит Топорецкая.

Интересно разобраться и с тем, кому принадлежит УНЛ. Компания часто переходила из рук в руки, ее связывали с разными украинскими политиками, в какой-то момент ею владели граждане Швейцарии.

На данный момент «Підприємство зі 100% іноземних інвестицій “Українська національна лотерея”» принадлежит компании HONG KONG RUI BO INVESTMENT LIMITED. Конечный бенефициар компании — гражданин Великобритании Фогго Майкл Джон.

СМИ часто связывали УНЛ с депутатом от БПП Александром Третьяковым, он также заявлял, что у него была возможность купить долю в УНЛ. В своем интервью Майкл Джон опроверг эту информацию.

УНЛ выпускает в Украине лотереи «Космолот», «Фаворит-спорт», «Лото Пари-Матч», BAZABET и другие. Ссылки на сайты этих компаний размещены на главной странице УНЛ.

Какое отношение имеют лотереи «Фаворит-спорт» и «Лото Пари-Матч» к самым популярным сайтам со ставками в Украине? Официально — никакого. Это франшизы УНЛ, которые действуют как лотереи-тото. Мы отправили несколько запросов представителям УНЛ с вопросом о том, не является ли работа лотерей тото нарушением закона, но ответа не получили.

Тото — решение всех проблем

УНЛ продала свои франшизы разным международным беттинговым организациям, в том числе «Пари-матч» и «Фаворит спорт». Почему это стало возможно? Потому что они зарегистрированы как лотереи-тото. Это лотереи, в которых участники могут делать ставки на спортивные события.

Появляется логичный вопрос: а в чем отличия от беттинга? Да ни в чем, кроме того, что беттинг в Украине запрещен, а лотереи-тото — нет.

Таким образом букмекерские конторы могут легально продолжать работу в Украине.

Мы спросили у представителей «Фаворит Спорт», в чем отличие беттинга от лотереи тото, а также в каком формате компания сотрудничает с УНЛ. Пресс-служба компании отказалась от комментариев.

Что с онлайном

С развитием интернета бизнес ушел в онлайн, и рынок беттинга не стал исключением. Трафик на крупнейшие в украинском интернете сайты со ставками исчисляется десятками миллионов сессий.

Бренды двух самых популярных сайтов всем известны — это «Пари Матч» и «Фаворит Спорт». Вот только первые говорят, что с запретом беттинговой деятельности в 2009 году ООО «Пари-Матч» ведет исключительно спонсорскую деятельность и занимается развитием спорта в Украине. Также на сайте компании указано, что она активно занимается подготовкой в Украине легального поля для деятельности букмекерских компаний, чтобы в том числе «Пари Матч» могла вернуться на рынок.

Как связаны сайты parimatch.ua, pmsport.com.ua, parimatch.com? По заявлению представителей ООО «Пари-Матч», никак. Первый — сайт действующей в Украине компании, которая занимается спонсорской деятельностью. Второй — сайт лотереи, работающей по франшизе УНЛ, третий — сайт международной компании Parimatch, который теоретически не должен работать в Украине.

Три разных компании с одинаковым названием и логотипом. Ситуация может ввести в заблуждение любого человека, разобраться с причинами такой многоликости сложно.

Компании утверждают, что не связаны между собой и просто работают под одним брендом, но даже если посмотреть на код их сайтов — он идентичен.

Представители parimatch.com в комментарии отрицают нарушение законодательства Украины: «Компания оперирует международными лицензиями, которые позволяют осуществлять деятельность по всему миру без привязки к какой-то конкретной стране или региону. Мы слишком законопослушная компания, чтобы использовать какие-то обходы законодательства, вся наша деятельность находится в рамках законодательства, в том числе и законодательства Украины».

По сути они правы. Об этом в своей колонке для Delo.ua говорит эксперт налоговой группы Реанимационного пакета реформ Михаил Соколов: «Все, кто хочет делать ставки на спорт, могут их делать и делают. И это происходит абсолютно законно, потому что человек делает ставку не в Украине, а за рубежом. Он ничего не нарушает, это законно, потому что там, где эта ставка принимается, это разрешено».

На вопрос о работе нескольких компаний под одним брендом команда parimatch.com ответила, что в Украине работает только торговая марка «Пари Матч», она осуществляет исключительно спонсорскую деятельность. Но также существует одноименный бренд – собирательный образ, который состоит из большого количества разных продуктов интеллектуальной собственности, торговых знаков, авторских прав, произведений и многого другого. Обладатели торговых знаков имеют право использовать свое интеллектуальное право на знак по своему усмотрению в рамках действующего законодательства.

Parimatch.com считают, что запрет игорного бизнеса — исключительно политическое решение: «[Во время запрета в 2009 году] никаких реальных исследований не проводилось, но зато был предлог (пожар в центре игровых автоматов в Днепропетровске) и на этом фоне было принято решение о запрете игрового бизнеса, в том числе и букмекерского. Принятие закона – это всегда политический процесс. В законе «О запрете игрового бизнеса в Украине» было четко прописано, что дается 3 месяца на формирование законодательства и дальнейшей легализации, но прошло уже почти 10 лет, а закон до сих пор не принят».

Правоохранительные органы проводят нерегулярные рейды на определенные точки букмекерских компаний, но системного подхода за этим не видно. Глава Киберполиции Сергей Демедюк говорил, что с parimatch.com бороться сложно: «Чем более раскрученная компания, тем больше средств самозащиты она использует. Если мы прекращаем работу одного или двух серверов в Украине, деятельность таких компаний не прекращается — они размещают серверы в других странах, где это разрешено. С подобными правонарушениями очень сложно бороться».

На момент написания материала редакция все еще ожидает комментарий от Национальной полиции по поводу того, стоит ли легализовать игорный бизнес в Украине.

Что будет дальше с юридическим статусом азартных игр в Украине

До недавнего времени легализация игорного бизнеса была одним из требований МВФ, но в последнем меморандуме это требование убрали.

Сейчас государство получает около $2 млн налогов в год от компаний-лотерей и $4 млн от самих игроков.

По разным оценкам из-за ухода рынка азартных игр в тень, Украина за несколько лет потеряла 10 млрд грн потенциальных налогов. Почему тогда не легализовать сферу, которая и так работает, но не приносит государству практически ничего? Потому что о том, кто действительно стоит за украинскими букмекерскими компаниями, только ходят слухи; потому что в этом бизнесе замешаны интересы политиков; потому что запретами и послаблениями регуляторы создали абсолютно непрозрачную и непонятную систему, которая существует по своим личным правилам.

Об этом же говорит эксперт группы Реанимационного пакета реформ Михаил Соколов: «Я считаю, что запрет ставок на спорт — самый глупый запрет, потому что он ничего не дает. Кроме того, что Украина теряет налоги, которые могла с этого получить».

Кроме недополученных налогов, запрет игорного бизнеса ограничивает возможность букмекерских компаний спонсировать спортивную индустрию. Именно этот бизнес выступает спонсором крупнейших соревнований и спортивных клубов. Подробнее на этой теме мы остановимся в следующем материале.

Чтобы сказать, какие суммы могли бы поступить в доход бюджета, нужно понимать, какое количество денег сейчас уходит в оплату ставок за рубеж. Налог на беттинг может быть наложен на деятельность самих игровых компаний: на прибыль или на оборот — зависит от регулирования.

Но судя по комментариям представителей власти, лотерей и беттинговых компаний, чтобы урегулировать рынок азартных игр в Украине, его нужно разломать и придумать заново. Только вот кто на это решится, если ежегодно нелегальные игроки получают около $1 млрд незадекларированных наличных?

Читайте нас в Telegram

Поделиться